Правители Африки: XXI век

2019- : Абделькадер Бенсалах

Президент Алжира с 3.IV.2019

Абделькадер Бенсалах
Полное имя Абделькадер Бенсалах
Abdelkader Bensalah
Родился 24.XI.1941, Феллаусен, округ Тлемсен,
департамент Оран, Французский Алжир
Умер Нет
И.о. президента с 3.IV.2019
Этнос
Вероисповедание Мусульманин

Бенсалах долгие годы был тенью Бутефлики, замещая его на разных межгосударственных мероприятиях, поэтому, когда он стал и.о. президента, кажется, ничего не изменилось.

Официальным местом рождения Бенсалаха считается поселение вблизи города Тлемсена, расположенного рядом с марокканской границей. Как это не так уж редко случается в африканских государствах, происхождение политика послужило поводом для горячей дискуссии. Его обвиняли, что он на самом деле родился в Марокко и поэтому не может занимать важных государственных постов. Говорили даже, что до 1964 года он не был натурализованным алжирцем. Этот слух всплыл ещё при избрании на пост главы парламента, и снова появился в повестке, когда Бенсалах стал и.о. президента Алжира. Кажется, слух о марокканском происхождении сопровождал его везде и постоянно воспроизводился журналистами. Несомненно, это очень его раздражало. «Странно, что такого рода необоснованные и лживые слухи публикуются с такой лёгкостью, нанося ущерб [моей] личности, положению и частной жизни», — прокомментировал Бенсалах эту ситуацию в одном интервью. Впрочем, расследование, проведённое одной дотошной газетой, раскопавшей подлинник свидетельства о рождении, кажется, установило, что и сам Бенсалах, и его отец и дед были алжирцами.

В его биографии очень много схожих моментов с биографией Бутефлики. В возрасте 18 лет Бенсалах присоединился к национально-освободительному движению. Получил юридическое образование, но работать начал журналистом газеты «Аль-Шааб» в 1967 году. Довольно быстро он стал сотрудничать с другими изданиями и в 1968-1970 годах был ближневосточным корреспондентом алжирских газет «Эль Муджахид» и «Эль Джумхурия». В 1970-1974 годах он продолжал работать на Ближнем Востоке в качестве директора Алжирского информационного-культурного центра в Бейруте (Ливан). Венцом его карьеры в СМИ стало назначение в 1974 году на пост генерального директора газеты «Аль-Шааб», в которой он когда-то начинал работать.

В феврале 1977 года Бенсалах начал политическую карьеру, избравшись депутатом парламента от региона Тлемсен. В парламент он избирался на протяжении 15 лет, и на протяжении 10 из них занимал пост главы комиссии по международным делам. В 1989 году Бенсалах перешёл на государственную службу в качестве посла в Саудовской Аравии и постоянного представителя Алжира в Организации Исламская конференция.

Посольская работа для него, однако, закончилась в 1993 году. В Алжире в эти годы шла гражданская война между исламистами, которые должны были получить власть после демократических выборов 1991 года, и военными, которые не хотели этого допустить. Военная администрация в лице Али Кафи, находившаяся под пристальным вниманием США и европейских стран, должна была проявить какое-то стремление к переговорам, поэтому в конце 1993 года инициировала работу Комиссии по национальному диалогу. Бенсалах в 1993 году получил пост директора информационного департамента МИДа, а в октябре был выбран членом и спикером этой комиссии. Предполагалось, что Комиссия будет аккумулировать различные точки зрения и взгляды политических оппонентов.

В действительности работа комиссии принесла очень мало пользы, а гражданская война разгорелась еще сильнее. Однако формально результат был: в мае 1994 года был сформирован Национальный переходный Совет, некий протопарламент. Он должен был проработать 3 года и во время этого переходного периода заниматься законотворчеством. Бенсалах стал членом и, в том же мае 1994, председателем Совета.

В феврале 1997 года Бенсалах стал одним из основателей и генеральным секретарём партии Национальное демократическое движение (RND), от которой баллотировался на первых после гражданской войны парламентских выборах. Он стал членом парламента и в июне 1997 года был избран председателем нижней палаты – Национального народного конгресса. В апреле 1998 года сложил полномочия главы RND. После выборов 2002 года, на которых RND потерпело поражение от FNL, был вынужден уйти с поста председателя нижней палаты парламента, но стал председателем верхней палаты – Совета Нации.

Во главе алжирского «сената» Бенсалах проработал 17 лет. Уже тогда его называли «непотопляемым» за близость к Бутефлике и другому видному политику – премьер-министру Уяхъе. Он также играл роль некоего «медиатора» между ближним кругом президента и другими частями алжирской элиты. Знающие его политики характеризовали Бенсалаха не только как очень преданного лично Бутефлике, но и как противника каких-либо «революционных» решений, как человека «старой школы». Действительно, когда в 2019 году от Бутефлики начали отворачиваться самые близкие политические союзники, Бенсалах остался с президентом до конца.

Абделькадер Бенсалах
World Leaders’ Investment Summit: H.E. Ms. Tarja Kaarina Halonen, former President of the Republic of Finland and Co-Chair of the United Nations Secretary-General’s High-level Panel on Global Sustainability and H.E. Mr. Abdelkader Bensalah, President of the Senate of Algeria

Международный Инвестиционный Саммит: сопредседатель Комиссии ООН по глобальной стабильности, бывший президент Финляндии Тарья Халонен и председатель Сената Алжира Абделькадер Бенсалах
Автор: UNCTAD

Пост председателя Совета Нации отнюдь не был синекурой. Бенсалах обеспечивал следование верхней палаты в русле «генерального курса» без ненужных отклонений. В 2008 году он поддержал отмену ограничений на число переизбраний президента, что позволило Бутефлике оставаться у власти дальше. После протестов «арабской весны» Бенсалах выполнял важную роль «выпускающего пар». Он возглавил комиссию, сформированную в марте 2011 года, целью которой было объявлено согласование формата реформ с гражданским обществом. На протяжении нескольких месяцев эта комиссия проводила встречи с различными видными политиками и общественными деятелями, однако финальное заключение, подготовленное в июле, так никогда и не было опубликовано. А проекты изменения законодательства в части регулирования деятельности политических партий, свободы прессы и гражданских собраний, опубликованные в августе, были, скорее, охранительными для режима. К августу уличный протест почти утих и, поэтому, алжирским властями уже не нужно было изображать демократию.

В последние годы правления Бутефлики Бенсалах выполнял весьма важную функцию, замещая больного президента на различных международных мероприятиях. По меньшей мере, 5 лет он был главным «лицом Алжира» за границей, принимал международные делегации, посещающие страну, вместо президента. Из-за этого его стали называть «тенью президента», хотя, собственно, президент-то и отсутствовал. В последний раз Бенсалах выполнял эту роль 31 марта 2019 года, представляя Алжир на 30-м Саммите Лиги арабских государств в Тунисе. Помимо этого, в январе 2013 – июне 2015 года он вновь был генеральным секретарём RND вместо Уяхъи, который получил пост премьер-министра.

Будучи безусловно лояльным президенту, Бенсалах был одним из представителей высшей элиты, поддержавшей выдвижение Бутефлики на 5й срок в начале 2019 года. Начавшиеся после этого события, перерастающие в народный бунт, не поколебали его верности президенту. События несли его по течению, как и других представителей официальной алжирской власти. Постепенно стало понятно, что дело движется к отставке Бутефлики, и следующим главой государства временно должен был стать именно Бенсалах как председатель верхней палаты парламента.

То, что Бенсалаха не стали в спешном порядке заменять на какую-то другую фигуру, говорит в пользу его лояльности фактическим правителям страны. Пригодилась и его уникальная позиция «связующего звена» алжирской элиты. Однако его статус играл против него: улица фактически не приняла смены Бутефлики на Бенсалаха, демонстрации продолжились. Приветствуя отставку президента, протестующие требовали смены всей властной верхушки. Когда «тень президента» сам стал главой государства, пусть и временно, это совершенно никого не удовлетворило. Очевидно, что Бенсалах воспринимался как такой же представитель правящего клана, как до него Бутефлика. Для успокоения протеста Бенсалах не был подходящей фигурой.

Тем не менее, события развивались в конституционном русле: Бутефлика подал в отставку 2 апреля, которая на следующий день была утверждена. Бенсалах, как глава верхней палаты парламента, стал и.о. президента. Назначение было утверждено 9 апреля на заседании обеих палат парламента.

Полномочия Бенсалаха как и.о. главы государства были довольно призрачными. По конституции ему было запрещено инициировать референдумы, изменения конституции, распускать парламент. Он не мог сам баллотироваться на пост президента. Теоретически он мог объявлять чрезвычайное положение, осадное положение, мобилизацию или войну, но для этого ему пришлось бы заручиться поддержкой обеих палат парламента, Конституционного Совета и Совета безопасности. В сфере управления он также имел ограниченные полномочия, к примеру, он не мог осуществлять перестановки в правительстве или отправлять кабинет в отставку. Поэтому буквально за день перед отставкой Бутефлики власти провели крупные перестановки, которые позже делать было нельзя по конституции. Несмотря на это, в начале апреля прессе появлялись слухи об отставке всемогущего главы службы безопасности Тартага.

Единственной задачей алжирских властей, в лице и.о.президента Бенсалаха и премьер-министра Бедуи, стала организация и проведение президентских выборов в течение 90 дней, отпущенных на это конституцией. На следующий же день после своего утверждения палатами парламента Бенсалах объявил о проведении выборов 4 июля 2019 года.

Текущий конституционный процесс совершенно не устроил манифестантов, продолжавших требовать полного обновления правящей верхушки. Теперь их требования включали отставку Бенсалаха с поста главы государства и передачи власти в руки переходного правительства. Ввиду того, что алжирские военные поддерживали развитие событий в конституционном русле, ситуация стала патовой. Властная верхушка нащупывает приемлемый вариант трансформации, который устроил бы демонстрантов. Влиятельный генерал Гаид Салах, который был фактическим главой алжирских военных и, по-видимому, наиболее влиятельным человеком в стране, делал различные заявления, с одной стороны, взывая к патриотизму протестующих, с другой – требуя преследовать коррупционеров и взяточников.

В русле этого «нащупывания» военные, которые остались фактическими правителями страны, начали жертвовать некоторыми фигурами, чтобы сохранить конфигурацию власти в целом. 16 апреля ушёл в отставку один из ветеранов алжирской политики, глава Конституционного Совета и бывший министр внутренних дел Тайез Белаиз. После призыва Гаида Салаха бороться с коррупционерами были арестованы крупные бизнесмены, близкие к Бутефлике, — в частности, братья Бунинеф и богатейший человек Алжира Иссад Ребраб. Были вызваны для допроса и позднее арестованы по обвинениям в коррупции бывшие премьер-министры Уяхъя и Селлаль, вызван для допроса министр финансов Лукаль.

Эти действия, однако, не возымели должного эффекта на настроения улицы. Протесты сбить не удалось, уличное противостояние продолжалось под очень чётким и определенным требованием смены вообще всей верхушки («Уходите все!»), — что, по понятным причинам, не могло быть принятым элитой. К июню 2019 года ситуация окончательно зашла в тупик. Президентские выборы, назначенные на июль, были отменены, — формально, из-за недостатка кандидатов (зарегистрировалось всего двое), а на самом деле, из-за того, что в текущей обстановке проводить их не имело смысла – на фоне продолжающегося противостояния они только разозлили бы демонстрантов. Новая дата выборов объявлена не была.

В выступлениях военных начали проскакивать нотки угроз. «Испытывающие враждебность и обиду в отношении армии и её командования – без всякого сомнения, враги Алжира» — цитировало Гаида Салаха министерство обороны. Позиция военных в Алжире сводится к тому, что призывы к отставке и.о. президента и других высших чиновников означают стремление к полному разрушению государственных институтов.

9 июля закончились 90 дней, которые отводились на организацию и проведение президентских выборов. Одновременно закончились полномочия Бенсалаха в качестве главы государства, однако Конституционным судом они были продлены до проведения президентских выборов. Это вызвало новый виток конфронтации, так как у манифестантов появился еще один повод требовать отставки и.о. президента. Ведь теперь фактически официально власти закрепили статус-кво на неопределённый срок.

В день независимости 3 июля Бенсалах выступил с предложением провести «нейтральный национальный диалог» без участия военных. У протестующих это не вызвало ровным счётом никакого энтузиазма, тем более что военные тут же поддержали Бенсалаха в этом призыве к диалогу без участия военных. Всем было понятно, что это всего лишь политические игры.

Тем не менее, власти всё же инициировали задуманный «национальный диалог». Медиатором был назначен бывший министр связи Абдельазиз Рахаби, а известным политикам настоятельно порекомендовали участвовать в процессе. Более того, власти пошли на важные политические шаги: 10 июля председателем парламента был избран умеренный исламист Слиман Шенин, взамен безнадежно лояльной прежним властям фигуры. Он был первым в истории спикером, не принадлежавшим к правящей партии, и его избрание было обеспечено голосами депутатов FLN. Предполагалось, что Шенин в новом качестве сможет придать национальному диалогу необходимый независимый статус и вовлечь, наконец, лидеров протеста в переговоры. В первом выступлении новый спикер одновременно поддержал массовый народный протест и, в то же время, выразил лояльность алжирской армии.

Также власти продолжали политику «умиротворения» улицы, демонстрируя, что идут навстречу требованиям протестующих. Продолжалось преследование бывших министров Бутефлики. В частности, в июле был арестован министр промышленности Юсеф Юсфи по обвинению в растрате общественных средств и незаконном обогащении.

В сентябре власти решились на проведение президентских выборов. Бенсалах выступил 15 сентября и назначил дату: 12 декабря. Одновременно с этим они активизировали преследование фигур прежнего режима. В конце сентября военный трибунал осудил Саида Бутефлику на 15 лет тюрьмы. Позже, непосредственно перед выборами, были осуждены на длительные сроки заключения ещё два крупных политика – премьер-министры Ахмед Уяхъя и Абдельмалек Селлаль.

Таким образом, с диалогом или без, руководством страны был взят курс на проведение президентских выборов, которые должны были дать стране полномочного президента. Это очевидно шло вразрез с требованиями оппозиции, но в данном случае власти не собирались идти на уступки. Была организована избирательная кампания, зарегистрированы кандидаты, даже впервые в истории страны проведены теледебаты (!) между кандидатами. Приговоры бывшим премьерам, оглашённые за 2 дня до голосования, были явно призваны повысить лояльность к политическому процессу в стране.

Однако уличные протесты продолжались, не утихая на протяжении всего 2019 года. Лозунг «Все вон!», обращённый к алжирской элите, остался в силе. Никого не удовлетворили и не обманули «кандидаты», среди которых не было ни одного оппозиционера, и которые все являлись чиновниками, политиками времён президентства Бутефлики. Среди них, к примеру, были такие крупные политики, как Али Бенфлис, бывший в своё время премьер-министром и чуть ли не правой рукой президента, и лишь в последние годы ушедший в оппозицию. Неудивительно, что протестующих такие выборы удовлетворить не могли – они видели в них лишь смену декорации.

Бенсалах исправно исполнял обязанности «рупора режима», призывая граждан воспользоваться «исторической возможностью», как он выразился, и проголосовать. В своих обращениях он упирал на законность, на конституционный путь: «…государство, несмотря на попытки поставить под сомнение [его намерения], исполнило свои обязательства… по обеспечению возможности нашему благородному народу свободно и честно избрать президента республики». Одновременно Бенсалах заявил об иностранном вмешательстве и его дестабилизирующей роли.

Так или иначе, призывы официальных властей отвергались улицей, поэтому вряд ли предстоящие президентские выборы смогут качественно изменить ситуацию в стране.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2019)


Хотите узнать больше?

Матье Кереку

Матье Кереку

Кереку – один из первых африканских диктаторов, оставивших власть на волне демократизации начала 1990-х, и один из первых, кто вернул власть, уже на демократических выборах.


Яи Бони

Яи Бони

Яи Бони был избран на волне ожидания перемен, но достичь существенных успехов в борьбе с проблемами Бенина ему не удалось.

Умару Яр’Адуа

Умару Яр'Адуа

Хороший и скромный человек, обладавший слабым здоровьем, «медленный» Яр’Адуа был выбран Обасанджо в качестве преемника (или марионетки, как утверждали недоброжелатели), больших достижений не показал и скончался через три года президентства.

Антон Кротов: Восточная Африка. Кения, Танзания, Уганда, Руанда, Бурунди, Коморские острова

Восточная-Африка

Восточная Африка» — путеводитель для самостоятельных путешественников из России и СНГ. Как попасть, прилететь, приехать в этот регион; как самостоятельно передвигаться по Африке (на автобусах, поездах, автостопом).


Уничтожьте всех дикарей

Уничтожьте всех дикарей

«Уничтожьте всех дикарей» (1992) – путешествие по современной Африке вглубь ее «черной» истории: истории ее варварской колонизации европейскими державами. Вместе с Брюсом Чатвином и Клаудио Магрисом Свен Линдквист, «один из наиболее оригинальных и изобретательных авторов конца XX века», является первопроходцем трэвелога как жанра, сплавляющего воедино путешествие в пространстве и сквозь время.