Правители Африки: XXI век

1999-2019: Абдельазиз Бутефлика

Президент Алжира (27.IV.1999-3.IV.2019)

Абдельазиз Бутефлика
Полное имя Абдельазиз Бутефлика

Abdelaziz Bouteflika

Родился 2.III.1937, Уджда, Восточная провинция, Марокко
Умер Нет
Президент 27.IV.1999-3.IV.2019
Этнос
Вероисповедание Мусульманин

Абдельазиз Бутефлика – президент, остановивший многолетнюю гражданскую войну, но к концу правления превратившийся в беспомощного малоподвижного старика, цепляющегося за власть.

Хотя родители Бутефлики были уроженцами Алжира, сам будущий президент родился и до 19 лет жил на востоке Марокко, где его отец поселился много лет назад. Этот марокканский период жизни президента обычно замалчивается в официальных биографиях. В 1956 году он перешел на территорию тогдашней французской колонии Алжир и присоединился к Фронту национального освобождения (FLN), ведущему борьбу за независимость страны. Ему удалось войти в ближайшее окружение и стать секретарем Хуари Бумедьена – тогда одного из видных деятелей FNL, который впоследствии стал президентом Алжира.

В 1962 году, после получения Алжиром независимости, Бутефлика вошел в правительство: ему удалось получить пост министра по делам молодежи и спорта в правительстве Бен Беллы, а уже в следующем году – стать министром иностранных дел. В 1965 году Бутефлика был одним из инициаторов свержения Бен Беллы, когда к власти пришел Бумедьен. Продолжая занимать должность министра иностранных дел (до 1979 года), Бутефлика принадлежал к самой влиятельной части алжирской элиты. В качестве ведущего алжирского дипломата он был видным деятелем международного движения неприсоединения.

После смерти Бумедьена в 1978 году над будущим президентом «сгустились тучи». Уже тогда он был одним из претендентов на президентское кресло, но военные, всегда игравшие большую роль в алжирской политике, предпочли другого кандидата. Пришедший к власти Шадли Бенджедид избавлялся от «старой гвардии» Бумедьена, и в 1981 году Бутефлика был обвинен в хищениях средств алжирских посольств, которые он совершал на посту министра иностранных дел. В 1983 году он был осужден судом за эти хищения, притом, судя по всему, они действительно имели место. По крайней мере, Бутефлика признал существование выведенных за границу средств, которые он не очень убедительно объявил «отложенными на строительство нового здания МИДа». После этой некрасивой истории президент помиловал Бутефлику, который был вынужден уехать за границу. Интересно, что ему оставили все деньги, даже которые он «отложил», тогда как двух его подчиненных посадили в тюрьму. Очевидно, что возможность удалиться в изгнание было платой за дальнейшее неучастие Бутефлики в политической жизни Алжира.

К концу 1980-х годов в стране обострилась борьба за власть между военными и президентом, в ходе которой Бутефлике удалось вернуться в алжирскую политику. Он приехал в 1989 году и занял пост в Центральном комитете FNL. По всей видимости, его возвращение «пролоббировали» военные, на фоне нарастающей нестабильности из-за экономических реформ Бенджедида. Тем не менее, какой-то особой роли в правительстве Бутефлика поначалу не играл. Однако в его пользу сыграло обострение внутриполитической обстановки и угроза легального прихода к власти исламистских партий в результате выборов. В 1991 году военные фактически захватили власть, чтобы не дать победить на выборах исламистам, которые, в свою очередь, взялись за оружие. Началась кровавая гражданская война. По слухам, еще в 1994 году военные предлагали Бутефлике президентство. В конечном счете, он был избран как независимый кандидат, но пользующийся очевидной поддержкой армии, в 1999 году. На выборах Бутефлика был единственным кандидатом, остальные отказались от участия, обвинив власти в фальсификации выборов.

Первоочередным делом нового президента было окончание гражданской войны, длящейся с 1991 года. Хотя пик военных действий пришелся на 1994 год, в стране по-прежнему действовали вооруженные исламисты. Бутефлика предложил широкую амнистию по принципу «забываем всё» и провел ее через парламент и общенародный референдум в сентябре 1999 года. Он действительно стремился достичь широкого консенсуса и совершал необычные шаги. Вскоре после инаугурации он предложил назвать аэропорты в крупнейших городах именами диссидентов, погибших от рук властей или умерших в изгнании в 1970-х годах. В ноябре 1999 года Бутефлика, выступая перед студентами в Риме, сообщил, что считает богослова V века Св. Августина «сыном Алжира… таким же святым для ислама, как и для христианства». Он заявлял также о большом вкладе евреев в алжирскую культуру.

Политика всеобщего национального примирения показала себя весьма эффективной. Уже в январе 2000 года сложила оружие Армия исламского спасения, а радикальная Вооруженная исламская группа, частично разбитая на поле боя, частично распавшаяся, постепенно прекратила существование к 2002 году. Страна постепенно возвращалась к мирной жизни. Хотя в Алжире продолжали действовать исламисты, градус напряженности существенно снизился, а позиции Бутефлики укрепились. Он стал меньше зависеть от военных. В августе 2004 года ему удалось провести перестановки в армейском командовании, избавившись от влиятельного главнокомандующего Мохаммеда Ламари, который интриговал против президента. Хотя военные сохранили большое влияние на политику, все же Бутефлика стал доминирующей политической фигурой в стране.

Чтобы покончить с исламистским сопротивлением, в сентябре 2005 года на референдуме была одобрена еще одна амнистия, отличающаяся еще более выгодными условиями для тех, кто сложит оружие. Как и первая амнистия, вторая вызвала в обществе неоднозначную реакцию, однако оказалась эффективной – последние вооруженные группы сложили оружие в 2006 году.

Несмотря на успехи в деле замирения повстанцев, гражданское управление при новом президенте было далеко от идеала. Некомпетентное управление привело к человеческим жертвам во время наводнения в 2002 году. Во время землетрясения в регионе Бумердес на востоке Алжира 23 мая 2003 года разрушились построенные государством жилые дома, очевидно, из-за экономии на материалах, при том, что постройки колониальных времён выстояли. Погибло около 2 тыс. человек, еще тысяча получила ранения и осталась без крова. Когда президент приехал на место трагедии, озлобленная толпа забросала его автомобиль камнями, выкрикивая «убийца».

Тем не менее, в 2004 году президент был переизбран. Еще до выборов оппозиция обвиняла его в готовящихся подтасовках, что Бутефлика, конечно же, отвергал, заверяя всех, что выборы будут честными.

После решения проблемы исламистского сопротивления среди задач правительства на первый план выдвинулась экономика. Из-за гражданской войны экономика Алжира в 1990-е годы стагнировала, в начале 2000-х наметился неплохой рост, но связан он был исключительно с ростом цен на углеводородное сырьё. В стране царила всеобщая бедность, безработица среди молодежи достигала 50%. Пытаясь как-то ответить на эти вызовы, правительство анонсировало в 2004 году крупные инфраструктурные проекты: завершение строительства трансалжирской магистрали, строительство нового аэропорта и метро в столице. Одной из целей была объявлена диверсификация экономики, но, по прошествии лет, она так и не была достигнута – Алжир и сегодня получает 95% валютной выручки от экспорта углеводородов. Правительство также было нацелено на рост иностранных инвестиций, организовав приватизацию государственных компаний (впрочем, было выкуплено только около 10% выставленных лотов). Однако высокий уровень коррупции, который, по оценкам обозревателей, является главным препятствием для иностранных инвестиций, не позволил достичь существенной диверсификации.

Накануне окончания второго президентского срока, в 2008 году, Бутефлика организовал внесение поправок в конституцию, которые позволили ему переизбираться неограниченное количество раз и расширили президентские полномочия. В 2009 году он был избран, будучи единственным кандидатом, с официальным результатом 90%, но, согласно сообщениям оппозиции, явка была крайне низкой.

Важнейшим событием третьего срока Бутефлики была Арабская весна, затронувшая и Алжир. Протесты, начавшиеся в 2010 году, к январю 2011 охватили всю страну. Самосожжения отдельных демонстрантов и схватки с полицией постепенно вылились в политическую борьбу: несколько политических сил создали «Координационный совет за перемены и демократию», который выступил организатором маршей протеста. Демонстрации были направлены не только против правительства, но и против участия армии в управлении, и, в частности, против чрезвычайного положения, введенного еще в 1992 году и ограничивающего гражданские свободы. На протяжении всего 2011 и начала 2012 года Алжир сотрясали народные выступления.

Бутефлика
110109. Algerian security services clashed with youth demonstrating over high unemployment and food prices

9 января 2011 года. Столкновения алжирских сил безопасности с молодежью, протестующей против высоких цен и безработицы
Автор: Magharebia

Несмотря на широкие протесты больших масс, преимущественно безработной молодежи, правительству Бутефлики удалось сохранить власть. Ему пришлось пожертвовать чрезвычайным положением (отменено в феврале 2011 года), но, по сути, серьезных политических уступок сделано не было. Протест удалось гасить экономическими мерами, такими, как снижение цен на основные продукты питания, повышение зарплат, раздача жилищных ваучеров. Благодаря высоким нефтяным доходам, правительство такую возможность имело. Важным фактором была хорошо обученная и верная правительству полиция, которой удалось подавить и разогнать все выступления. В конечном счете, политический режим после «Арабской весны», по сути, изменился мало.

На состояние экономики Алжира серьезно повлияло падение цен на углеводороды в середине 2014 года. Поражение «Арабской весны» в Алжире благоприятно сказалось на инвестиционной привлекательности, однако существенной альтернативы экспорту газа за все прошедшие годы создать так и не удалось. В итоге, правительство было вынуждено рассчитывать на то, что имело – на углеводородные доходы. Именно поэтому, несмотря на падение цен, Алжир стремился продавать углеводородов всё больше: 70% контрактов за 2002-2016 годы были заключены в течение последних трёх лет этого периода. В стране сохраняется экономический рост, хотя и не очень высокий: например, в 2016 году рост ВВП оценивался в 3,4%. Власти стараются держать сырьевую отрасль, которая приносит почти все деньги, в «тонусе»: в 2017 году во главе Сонатраш был поставлен руководитель, получивший образование в США, главной задачей которого было оптимизировать работу компании, проявить гибкость и повысить её конкурентоспособность.

В 2016 году правительство объявило о реализации «модели экономического роста» на четырёхлетний период. Правда, вместо «роста» во главу угла эта модель ставила повышение собираемости налогов, которое должно позволить жить «по средствам»: после падения нефтяных цен правительство было вынуждено урезать расходы бюджета (в 2016 году – на 9%). В рамках программы «экономического роста» были сделаны декларации о развитии возобновляемой энергетики, цифровой экономики и сельского хозяйства.

Во внутриполитической жизни поражение «Арабской весны» в Алжире укрепило позиции президента. В 2014 году Бутефлика был переизбран на новый срок.

Бутефлика
An Algerian woman prepares to vote in the country’s April 17th presidential election.

Алжирка собирается проголосовать на президентских выборах 17 апреля 2014 года.
Автор: Magharebia

Уже тогда для всех было понятно, что избирается не только очень старый, но и очень больной человек. Начиная с 2005 года, Бутефлика имел серьезные проблемы со здоровьем. Он много раз лечился во Франции, по слухам, от рака желудка, проводя в клиниках все больше и больше времени. В 2013 году он перенес инсульт и провел на лечении в Париже около 4 месяцев. Хотя президент становился очевидно все менее работоспособным, он оставался «лицом режима» — независимо от того, кто правил страной на самом деле. Во время избирательной кампании 2014 года он очень редко появлялся сам, всегда в инвалидном кресле, речь его была неразборчивой. После переизбрания он практически исчез из повестки. По сути, неизвестно, насколько он дееспособен; по отзывам, президент почти не может говорить и общается с окружающими только письменно.

Тем не менее, Бутефлика по-прежнему встречается с главами иностранных государств и дает письменные распоряжения. В марте 2017 года государственное телевидение показало сюжет, где Бутефлика встречается с одним из министров. Очевидно, показ имел целью развеять слухи о состоянии здоровья президента, который не смог встретиться с канцлером Меркель в феврале из-за «бронхита». Однако из сюжета понятно, что дела президента плохи: Бутефлика периодически озирается вокруг, как будто не понимая, где он; с трудом берет в руки папку с бумагами, когда министр ему подает их, но открыть папку не может; выражение лица застывшее; в кадре – только голос диктора. Хотя министр что-то активно говорит президенту, тот не пытается ничего отвечать; вряд ли он вообще его слушает. В мае Бутефлику показали голосующим на выборах: президент, сидя в инвалидном кресле, медленно поднимает бюллетень, но самостоятельно опустить его в урну не может, — ему помогают это сделать.

Бутефлика
President Jacob Zuma with President Abdelaziz Bouteflika of the People’s Democratic Republic of Algeria at the official meeting during President Zuma’s state visit in Algeria

Официальная встреча президента ЮАР Джейкоба Зумы с президентом Алжира Абдельазизом Бутефликой во время официального визита в Алжир, 31 марта 2015 года.
Автор: GovernmentZA

На фоне угасающего президента разворачивалась борьба за власть между армией и службой государственной безопасности DRS, а также гражданскими лицами из окружения президента. Еще в 2011 году DRS инициировало коррупционные расследования в государственной нефтегазовой компании Сонатраш, затронувшие правительственных чиновников. Кроме того, по-видимому, DRS пыталась провоцировать исламистов из магрибского подразделения Аль-Каиды на выступления, — возможно, чтобы изобразить «войну с террором». В 2015 году президенту удалось сместить многолетнего начальника службы Мохаммеда Медиена, а также уволить 10 его высокопоставленных подчинённых, что привело к увеличению контроля над DRS как самого президента, так и военных, которым передали некоторые подразделения службы безопасности. Позднее была проведена реформа, в ходе которой DRS была заменена на новую службу CSS, во главе которой был поставлен отставной генерал Тартаг, лояльный президенту.

После очевидного ослабления здоровья президента в 2013 году не очень понятно, какова расстановка сил в алжирской властной верхушке и кто осуществляет оперативное управление от лица старого и больного президента. В стране упорно циркулируют слухи, что функции президента негласно исполняет его брат Саид.

Однако, кто бы это ни был, он предпринимает шаги по удалению армии от власти. Процесс длится уже много лет, можно сказать, он начался еще в 1999 году, когда военные решали почти всё. Бутефлике удалось избежать роли марионетки, и в последние годы процесс увеличения контроля гражданской власти над армией шёл не переставая. Один руководитель алжирской консалтинговой фирмы отмечает, что «цель – сделать армию более профессиональной и держать подальше от политики». Показателем независимости гражданской администрации являются увольнения генералов, иногда целыми «пачками», что раньше невозможно было представить.

В преддверии выборов 2019 года президентское окружение начало такие увольнения, очевидно, консолидируя власть перед ответственным событием. Несмотря на очевидную немощь президента, похоже, коней на переправе решили не менять. Либо сам Бутефлика, либо кто-то за его спиной готовит почву к сохранению статус-кво еще на 5 лет, и пытается устранить возможные опасности: в течение 2018 года в отставку постепенно были отправлены около десятка армейских генералов, включая главу военной разведки, шефа полиции и крупных чинов из министерства обороны.

Одновременно с этим Бутефлика делал популистские реверансы в сторону населения. В июне 2018 года он наложил вето на планы правительства по повышению пошлин на оформление документов. Ранее он отклонил планы разрешить иностранным фермерам работать в Алжире – целью этого предложения правительства была диверсификация экономики, которую так и не удаётся достичь. Зато президент объявил о масштабных расходах на социальную сферу и инфраструктуру, объёмом более 4 млрд. долл. Обозреватели расценивали эти шаги как подготовку к предстоящим президентским выборам 2019 года.

В середине 2018 года группа оппозиционеров и представителей интеллигенции обратились к Бутефлике с открытым письмом, призывая его не баллотироваться на новый, пятый срок. «Нет сомнения, что еще один [президентский] срок будет тяжким испытанием и для Вас [лично], и для страны», — говорилось в этом письме. Однако эти призывы были тщетны: в феврале 2019 года стало известно о намерении президента баллотироваться на новый, пятый срок.

Намерение властей сохранить статус-кво было понятным, но решение оставить Бутефлику формальным главой государства оказалось совершенно неприемлемым для «улицы». Столица Алжира увидела небывалые демонстрации, причем вышла не только радикальная молодежь, но и вполне респектабельные горожане, семьи, средний класс. Такого еще не случалось раньше, и власть оказалась не готова. Недееспособный лидер, за спиной которого серые кардиналы хотели и дальше править Алжиром, не устраивал больше никого.

2 марта 2019 года на фоне продолжающихся протестов стало известно о критическом состоянии Бутефлики, находящегося в швейцарской клинике. Тем не менее, 3 марта, в последний возможный день, были поданы документы на участие в выборах. Согласно законодательству, претендент должен был сделать это лично, но президент уже вторую неделю был в больнице за границей, поэтому эту норму власти проигнорировали. 9 марта было сообщено, что Бутефлика вернулся в страну.

Нескончаемые демонстрации, которые начали разрастаться и сопровождаться случаями мародерства, власти попытались погасить, объявив досрочные студенческие каникулы. Также от имени президента было опубликовано заявление, что он, в случае избрания, досрочно покинет пост, а новый лидер будет определён через национальный диалог. Видимого спада протеста после этих мер не последовало.

В понедельник 11 марта было объявлено, что Бутефлика не станет баллотироваться на новый срок. Однако вместе с этим были отложены на неопределённый срок президентские выборы, которые должны были пройти в апреле. Власти, таким образом, законсервировали патовую ситуацию, не видя возможностей сохранить статус-кво как-то иначе. Заодно произошла смена правительства: вместо политического долгожителя Уяхьи премьером стал министр внутренних дел Бенуи, что лишь подчеркнуло намерение властей разговаривать с позиции силы.

На протяжении марта акции протеста продолжались, поэтому стало очевидным, что вечно так продолжаться не может. Наконец, главнокомандующий армией Гаид Салах, который многими считался одним из теневых правителей Алжира, заговорил о необходимости отставки Бутефлики в силу неспособности исполнения им обязанностей. Но даже после этого отставка произошла совсем не сразу – очевидно, «в верхах» была какая-то борьба. На границе с Тунисом задержали бегущего из страны олигарха, одного из богатейших людей в стране, всегда выступавшего на стороне Бутефлики. За троном что-то происходило….

1 апреля президент провёл масштабные перестановки в правительстве, которые не вызвали у населения ничего, кроме раздражения. Однако, как стало понятно позже, Бутефлика (или кто-то там вместо него) готовил кабинет, который будет править Алжиром после президентской отставки. 2 апреля 2019 года он уведомил Конституционный Совет о решении прекратить свои полномочия, а на следующий день Совет утвердил отставку. Эпоха Бутефлики закончилась.

Согласно конституции, выборы нового главы государства должны состояться в 3-месячный срок. Исполняющим обязанности президента становился председатель Совета Нации Бенсалах. На следующий день после ухода в отставку президент опубликовал прощальное письмо, в котором просил прощения у алжирцев и признавал, что совершал ошибки, «как и любой человек».

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Жоакин Чиссано

Жоакин Чиссано

Человек-легенда, революционер, остановивший гражданскую войну и оказавшийся способным добровольно оставить власть после 18 лет правления.


Филипе Ньюси

Филипе Ньюси

Образованный менеджер, которому удалось погасить гражданскую войну и успешно лавировать, разгребая промахи предыдущего правительства.

Лоран-Дезире Кабила

Лоран-Дезире Кабила

Революционер, главарь контрабандистов, хозяин затерянной в лесах страны, мятежник, убийца и, наконец, президент: отличный пример африканского политика второй половины XX века.

Андрей Белый.Африканский дневник

Африканский дневник

Незабываемая книга, блестяще отображающая «картинки» из жизни и быта африканского континента, основанные на воспоминаниях автора о его необыкновенном путешествии


Н. Сакадо. Африка. Все тонкости

Африка. Все тонкости

Известный блогер расскажет обо всех тонкостях жизни в Африке. Никаких стереотипов, только настоящая жизнь.