Правители Африки: XXI век

2001- : Жозеф Кабила

Президент Демократической республики Конго с 17.I.2001

Жозеф Кабила
Полное имя Жозеф Кабила Кабанге

Joseph Kabila Kabange

Родился 4.VI.1971, Хева Бора,

область Физи, провинция Южная Киву,

Демократическая республика Конго

Умер Нет
Временный президент 17.I.2001-26.I.2001
Президент с 26.I.2001
Этнос Луба
Вероисповедание Христианин

Жозеф Кабила унаследовал от отца власть и проблемы разделенной между враждующими группировками страны. Сумев стабилизировать ситуацию, он построил обширную бизнес-империю для себя и своей семьи.

Кабила вырос, а возможно, и родился в Танзании. Его отец в то время скрывался где-то на востоке Конго, а, возможно, был где-то в Уганде, либо Танзании, или еще где-то в регионе, так что место и дата рождения (называли 1971 и 1968 годы) Жозефа на самом деле неизвестны. Его мать, по всей видимости, была руандийская тутси, хотя официально считается уроженкой восточной ДРК. Школьное образование будущий президент получил в Танзании, университетское – в Уганде; военные курсы прошёл в Руанде.

Впервые Кабила-младший получил известность как командир подразделения «кадогос» (солдат-детей) в вооруженных формированиях Альянса демократических сил за освобождение Конго-Заира (AFDL). Он принимал активное участие в сражениях Альянса, по меньшей мере, с момента битвы за Кисангани в конце 1996 года. Считается, что Кабила-младший играл важную роль связующего звена между разрозненными отрядами повстанцев и войсками Уганды и Руанды, и был прикомандирован к штабу Джеймса Кабаре, руандийского офицера-тутси, который был архитектором вторжения союзных сил на территорию, контролируемую силами Мобуту.

По отзывам знавших его людей, Жозеф Кабила «отвечал» за контакты с англоязычными союзниками из восточной Африки. Он хорошо знал английский и суахили, а французский – гораздо хуже, также он не говорил на языке лингала, распространённом на востоке Конго и, в частности, в окрестностях Киншасы. Молодого Кабилу описывали как малоразговорчивого, скромного человека, привыкшего к военной дисциплине и демонстрирующего строгость и умеренность; к примеру, в отличие от отца, он избегал курить и пить на людях. Несмотря на молодость, он уже наработал собственный авторитет и был уважаемым командиром, благодаря собственным достоинствам, а не родству.

После захвата власти отцом в мае 1997 года, Жозеф Кабила был назначен заместителем начальника штаба Конголезских вооружённых сил. В апреле 1998 года был отправлен для продолжения военного образования в Китай. Вскоре после его возвращения Кабила-старший выслал руандийских и угандийских военных из страны, а Кабила-младший получил звание генерал-майора и пост начальника штаба вооруженных сил ДРК.

Когда в августе 1998 года Руанда и Уганда начали новое вторжение, с целью свергнуть своего бывшего ставленника, Жозеф Кабила снова выполнял координирующую роль с контингентами новых союзников – подразделениями из Зимбабве, Анголы и Намибии. Он подчинялся непосредственно главнокомандующим конголезскими силами, а в 2000 году занял должность начальника штаба наземных сил и в этом качестве участвовал в военных действиях 2й конголезской войны.

Очевидно, что назначение 29-летнего Кабилы президентом после убийства отца было вынужденным, компромиссным шагом ближайшего окружения. Он определённо не был самым влиятельным человеком после отца; более того, он, похоже, и не помышлял о президентстве. По крайней мере, есть свидетельства, что его пришлось уговаривать занять президентское кресло, чему он поначалу сопротивлялся. Было, однако, понятно, что приход на высший пост любого другого политика, даже из числа ближайших союзников Лорана-Дезире Кабилы, неизбежно привёл бы к распрям внутри лагеря «кабилистов». Поэтому вариант с «унаследованием» поста президента оказался оптимальным. Предполагалось, что молодого и неопытного наследника будут контролировать. Его окружали (в прямом и переносном смысле) влиятельный соратники Кабилы-старшего: министр внутренних дел Гаэтан Какуджи, который был двоюродным братом убитого президента, представителем влиятельного катангского клана, адъютант президента полковник Эдди Капенд и генерал Лвеча.

Таким образом, Жозефу Кабиле была предназначена роль формального главы. Поначалу он действительно не имел ни политического авторитета, ни больших возможностей для маневра. Тем не менее, новый президент принялся быстро наверстывать упущенное. Первые недели после прихода к власти (январь – февраль 2001 года) он провёл в зарубежных командировках, посетив Париж, где встретился и произвёл хорошее впечатление на Ширака, а также Вашингтон, где провёл встречи с Колином Пауэлом, генсеком ООН Аннаном и бельгийским премьером Верхофстадтом. В ООН Кабила также имел встречу с руандийским президентом Кагаме.

28 февраля 2001 года Жозеф Кабила избавился от влиятельных соратников отца: был арестован Капенд и ряд офицеров службы безопасности в рамках расследования убийства президента. Новый состав правительства, объявленный 14 апреля, не вошёл Какуджи и другие влиятельные чиновники, близкие в Лорану-Дезире.

Основной задачей для нового президента стало окончание затянувшейся гражданской войны, и такие возможности появились со смертью отца: во многом, это была личная война Лорана-Дезире Кабилы против своих бывших покровителей. Поэтому новый президент попытался достичь соглашения с противоборствующими группировками и провёл встречи, на которые прежний президент не соглашался, — например, встретился с лидером одной из группировок Вамба ди Вамба. Летом 2001 года Жозеф провёл личные переговоры с угандийским президентом Мусевени и улучшил отношения с Бельгией – бывшей колониальной державой, владевшей Конго.

К сожалению, огромная территория Конго была прямо создана для сепаратистских движений. Группировок было слишком много. Сначала Кабила смог договориться с Жаном-Пьером Бембой, которого поддерживала Уганда, и Бемба вошел в правительство. С руандийцами договориться сразу не удалось, однако внутренние конфликты между властями Руанды и баньямуленге (конголезскими тутси, составляющими костяк руандийских сил в Конго) привели к падению боеспособности их формирований. В целом, к концу 2002 года Жозефу Кабиле в ходе многосторонних переговоров удалось достичь соглашения с большинством крупных группировок, и при этом сохранить за собой пост президента.

Был объявлен переходный период, который должен окончиться демократическими президентскими выборами. В преддверии выборов летом 2003 года было сформировано коалиционное правительство. Было введено 4 поста вице-президентов, представляющих разные политические силы, в том числе бывших повстанцев и политическую оппозицию. Разумеется, работоспособность такого правительства была сомнительной, и его главная функция заключалась в обеспечении соблюдения мирного соглашения. Важно подчеркнуть, однако, что мира достичь не удалось. На протяжении 2003 года продолжались стычки; в 2004 Руанда объявила об интервенции против группировки Демократические силы за освобождение Руанды (FDLR), которая должна была быть разоружена по мирным соглашениям 2002 года, но фактически это сделано не было. В 2005 году этот конфликт удалось урегулировать.

В 2006 году была принята новая конституция и состоялись запланированные президентские выборы, которые Кабила выиграл у своего основного оппонента Жана-Пьера Бембы. Бемба, лидер одной из повстанческих группировок, один из богатейших людей в Конго, на этот момент являлся основным оппозиционным политиком, который мог бы конкурировать с Кабилой. Хотя он неохотно признал свое поражение и позднее избрался в Сенат, напряжение между ним и Кабилой сохранялось. После перестрелки в марте 2007 года около резиденции Бембы, которую президент охарактеризовал как попытку путча, тот предпочел под благовидным предлогом уехать из страны. Позднее Бемба был арестован в Европе за преступления, которые его формирования совершили во время конфликта на территории ЦАР. В 2011 году Кабила был переизбран на второй срок, хотя и на этот раз основной оппозиционный кандидат – Этьен Чисекеди – заявил о нарушениях и намеревался провозгласить президентом себя. В целом, выборы 2011 года нанесли серьезный урон международному авторитету Кабилы, так как было ясно, что результаты подтасованы, если не полностью сфальсифицированы.

В экономическом плане правление Кабилы характеризовалось инфраструктурными проектами (такими, например, как восстановление железных дорог, строительством гидроэлектростанций) и развитием добывающих отраслей. После окончания активной военной фазы в ДРК были созданы условия для эксплуатации богатейших природных ископаемых, чем власть немедленно занялась. Вскоре после прихода к власти Кабила отменил многие ограничения и принял в 2002 году разработанный Всемирным Банком проект кодекса по добыче полезных ископаемых. Кодекс предлагал роскошные условия для инвесторов, низкие налоги, различные преференции и налоговые каникулы. Несмотря на очевидно не выгодные для ДРК условия, прописанные в кодексе, Кабила пошёл на его принятие, так как был заинтересован в поддержке иностранных держав – шли переговоры с различными повстанческими группировками, и ему были нужны влиятельные союзники.

Жозеф Кабила
Young and old fleeing kibati

Дети и старики бегут из Кибати
Автор: Julien Harneis

Наведение относительного порядка в стране и выгодные условия вызвали бурный приток иностранных инвестиций. С момента окончания 2й конголезской войны в 2003 году только в добывающих отраслях (нефть, медь, олово, кобальт, драгоценные камни и др.) при участии иностранных инвесторов было создано 100 тыс. рабочих мест. Рост экономики Демократической республики Конго – один из самых впечатляющих в мире: к примеру, в 2013 году, согласно данным Всемирного Банка, ВВП ДРК вырос на 8,5%, а в 2014 году – на 9,5%. Правительству удаётся проводить грамотную экономическую политику, сохраняя стабильность конголезского франка и повышая собираемость налогов.

Эти показатели позволяли властям даже делать победные реляции в силе «Конго – история успеха». Однако в стране с исключительно неразвитой экономикой и инфраструктурой даже скромный успех будет заметен. Важно понимать, что деятельность правительства является только первыми шагами на долгом пути, а инфраструктурная отсталость Конго – главное препятствие развития страны. Иностранные инвесторы часто вынуждены для разработки месторождений строить всю инфраструктуру «с нуля» — начиная с дорог и заканчивая мощностями для получения электроэнергии.

Прогресс в экономической сфере почти не отражается на благосостоянии большинства конголезцев. Создается впечатление, что президент приводит экономику в должное состояние для… себя. Общеизвестно, что все крупные инвестиционные проекты в стране подчинены интересам семьи Кабилы и его ближайшего окружения. Клан контролирует все более-менее значимые сферы экономики. Знаменитые «панамские бумаги» обнаружили вовлеченность семьи президента в бизнес крупных конголезских компаний; по оценке, таких компаний не менее 70, они охватывают самые «лакомые куски» экономики. Принадлежность крупнейших компаний-экспортеров членам семьи Кабилы не является секретом для большинства населения. Лица, состоящие в родстве с президентом, или его ближайшие соратники владеют правами на разработку не менее чем 120 месторождений полезных ископаемых.

Клан Кабилы охраняет свою монополию на природные богатства, не стесняется оказывать давление на инвесторов. Знаменитая ДеБирс, начав сотрудничество в сфере добычи алмазов с одной из принадлежащих семье Кабилы фирм в 2006 году, в 2009 году предпочла полностью отказаться от деятельности в ДРК, ссылаясь на «неподходящий» для нее «деловой климат». Ввод в эксплуатацию новых месторождений часто сопровождается бюрократической волокитой и различными коррупционными издержками. Месторождения, впрочем, разрабатываются и без иностранных инвестиций. Если инвестор не найден или от него решили по каким-то причинам избавиться, всё делается доисторическими методами, вручную. Широко распространена добыча примитивными орудиями труда, с привлечением труда детей.

Жозеф Кабила
Mining in Kailo

Шахты в Каило
Автор: Julien Harneis

Сам Жозеф Кабила, во многом, остался «человеком войны» и один из наблюдателей отмечал, что президента не интересует ничего, кроме сфер безопасности и добычи полезных ископаемых, остальным полностью занимается премьер-министр. Внимание президента к сфере безопасности вполне объяснимо: несмотря на отсутствие полномасштабных военных противостояний, в стране по-прежнему существуют различные вооруженные группировки, и их количество только растет. Сложными остаются отношения с Руандой, которая продолжает поддержку отдельных формирований на востоке страны.
К концу второго срока Кабила являлся крайне непопулярным политиком. Согласно одному из опросов, 74% граждан хотели бы, чтобы он ушёл в отставку «немедленно». В вину Кабиле ставят клановость, обогащение семьи и родственников на фоне нищеты большинства, а также стремление всеми силами остаться у власти.

Полномочия Кабилы должны были закончиться в 2016 году, однако в 2015 был принят закон, согласно которому выборы возможно назначить лишь после проведения переписи населения. Закон вызвал гражданские волнения: было понятно, что цель всех манипуляций – продление личной власти Жозефа Кабилы. Несмотря на протесты, в 2016 году электоральная комиссия объявила, что выборы состоятся не ранее 2018 года. Исполнение полномочий президента было возложено на Кабилу вплоть до избрания нового президента, хотя по конституции, если пост президента оказывается вакантным, эту должность занимает председатель Сената.

Окончание конституционного срока полномочий Кабилы 20 декабря 2016 года отмечалось многочисленными акциями протеста и беспорядками. Главным требованием протестующих было отрешение Кабилы от власти и назначение переходной администрации, уже без участия Кабилы. Эта администрация должна была бы осуществлять исполнительную власть и готовить проведение президентских выборов. Кабила никуда не ушёл, однако в ходе переговоров с оппозицией, проходивших при посредничестве католической церкви, президент согласился оставить должность до конца 2017 года. Авторитетный политик Этьен Чисекеди, который долгое время был главной оппозиционной фигурой в стране, должен был контролировать процесс передачи власти. Однако уже 1 февраля 2017 года Чисекеди скончался в возрасте 84 лет, и власти снова успешно приступили к саботированию электоральных процессов. Оппозиция не смогла эффективно предотвратить затягивание организации голосования.

Осенью 2017 года был объявлен новый срок выборов – 23 декабря 2018 года; соответственно, передача власти от Кабилы новому президенту должна была бы состояться не ранее начала 2019 года. Это сообщение вызвало новую волну протестов. Стало очевидно, что Кабила не уйдет в отставку в 2017 году, несмотря на данные ранее обещания. В канун нового года в стране прошли массовые акции протеста с требованием отставки президента. Они были жестоко подавлены властями; несколько человек погибло. Власти были вынуждены отключить интернет и смс-сервис и запретить собираться в группы больше 5 человек. Произошедшие события радикализовали требования оппозиции, которые в этот раз поддержали и церковные иерархи, — безусловная отставка Кабилы и назначение переходной администрации.

На протяжении первой половины 2018 года сохранялась неясность, будет ли баллотироваться Кабила на декабрьских выборах, и вообще состоятся ли они. Однако в августе, наконец, было объявлено, что от президентского большинства на пост президента выдвигается Эмманюэль Шадари. Это сделало, наконец, перспективы смены власти в Конго более определёнными. Вместе с тем, власти предприняли усилия, чтобы не допустить до выборов некоторых политиков, которые могли бы составить опасную конкуренцию провластному кандидату. Так, до выборов не был допущен Бемба и популярный на юго-востоке Моис Катумби. Для голосования были завезены электронные урны, к которым оппозиция отнеслась с большим подозрением.

Жозеф Кабила
President of the Democratic Republic of the Congo Joseph Kabila and his wife Marie Olive Lembe di Sita arrive at the FNB stadium for the memorial service, 10 Dec 2013

Президент Демократической республики Конго Жозеф Кабила и его жена Мари Олив Лембе ди Сита прибывают на похороны Нельсона Манделы, 10 декабря 2013 года
Автор: GovernmentZA

В преддверии ухода в отставку Кабила предпринял ряд шагов, означающих, что деньги для него сейчас важнее, чем лояльность влиятельных транснациональных компаний. В июне 2018 года были, наконец, отменены архивыгодные условия для добывающих компаний, заложенные в Кодексе 2002 года. Процесс отмены невыгодного для страны документа затянулся на несколько лет; первые обсуждения начались в конце 2011 года, когда его грабительский характер признал даже МВФ. Однако транснациональные компании пытались всячески затянуть отмену старого кодекса, давя на правительство, что стало проще делать в условиях нестабильных цен на металлы на мировом рынке. Однако в 2015 году проект нового кодекса поступил в парламент, и после длительный проволочек был утверждён и подписан, несмотря на разнообразные лоббистские усилия компаний, предпринимавшихся на самом высоком уровне. Роялти увеличилось с 2% до 3,5%, был отменён «стабилизационный пакет» предполагающий 10-летнюю отсрочку применения нововведений в законодательстве для уже работающих производств. К тому же, некоторые ископаемые были объявлены «стратегическими», для них роялти повышалось сильнее, вплоть до 10%.

Неожиданно жёсткие условия, некоторые из которых были даже усилены в последний момент перед подписанием, обозреватели связывают с тем, что Кабила стремится успеть «ухватить» куш, пока это еще в его власти. Кроме того, правительство давит на международные корпорации ещё одним любопытным способом. Под угрозой разбирательств в конголезском суде (известном своей приверженностью правовым нормам) один из добывающих гигантов, Гленкор, согласился заплатить долг 43 млн. долл., которые ранее не признавал. Кроме того, ему простили 5,6 млрд. долл. долга государственной компании Гекамайнс, но вместо этого Гленкор сделал очень странный платёж 150 млн. долл. за «урегулирование определённых исторических разногласий».

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Лансана Конте

Лансана Конте

Лансана Конте – типичный президент «по праву силы», пришедший к власти путем военного переворота, сам переживший несколько путчей и одну демократизацию. Несмотря ни на что, он правил 24 года и умер своей смертью, оставаясь президентом.


Альфа Конде

Альфа Конде

Альфа Конде – оппозиционер с большим стажем, возглавивший первое за многие годы гражданское правительство Гвинеи.

Джеймс Мичел

Джеймс Мичел

Джеймс Мичел – один из представителей плеяды президентов «управляемых демократий». Фактически унаследовав власть от своего друга и многолетнего патрона Рене, он также передал ее своему вице-президенту, на фоне регулярных заявлений оппозиции о подтасовках выборов.

Сергей Мазов Холодная война в «сердце Африки». СССР и конголезский кризис, 1960–1964

Сергей Мазов

Эта книга об участии нашей страны в событиях в Конго в 1960–1964 гг., вошедших в историю как конголезский кризис. Конго стало первой горячей точкой холодной войны в Африке южнее Сахары. Схватка за огромную территорию в «сердце Африки», богатую стратегическим минеральным сырьем, наполнена событиями, которые «потрясли мир».


Иван Коновалов: История современного наемничества. «Дикие гуси» и частные военные компании

История современного наемничества

Возрожденный после Второй мировой войны древний военный институт наемничества прошел до наших дней долгий эволюционный путь, от отрядов солдат удачи, сражавшихся в Конго, до частных военных компаний, ставших ныне одним из важнейших сегментов мирового военно-политического ландшафта.