Правители Африки: XXI век

2011- : Алассан Уаттара

Президент Кот д’Ивуара с 11.IV.2011

Алассан Уаттара
Полное имя Алассан Драман Уаттара

Alassane Dramane Ouattara

Родился 1.I.1942, Димбокро, Кот д’Ивуар,

Французская Экваториальная Африка

Умер Нет
Президент с 11.IV.2011
Этнос  Дьюла
Вероисповедание Мусульманин

Алассан Уаттара – выходец из королевской семьи и экономист МВФ, на протяжении десятилетий отстаивавший права этнического меньшинства и, наконец, добившийся президентского кресла после кровавой гражданской войны.
По мужской линии Уаттара происходит из правящей династии мусульманской империи Конг (или Уаттара), располагавшейся на территории современных Буркина-Фасо и Кот д’Ивуара. Его происхождение обеспечило влияние в северной части страны, где проживало много соплеменников, можно сказать – бывших «подданных». Уаттара получил хорошее образование в США, где в 1972 защитил диссертацию PhD по экономике (Пенсильванский университет). Карьера будущего президента начиналась в международных структурах. С 1968 года Уаттара работал экономистом в структурах МВФ, а с 1975 года – в Центральном банке западноафриканских государств, который и возглавил в 1988 году. В 1984-1988 годах Уаттара также был директором африканского подразделения МВФ.
Именно с поста руководителя международной структуры Уаттара был «продавлен» в качестве экономического советника президента Уфуэ-Буаньи. Очевидно, ему была отведена роль основного «надзирателя» за реформами в Кот д’Ивуаре: как раз в это время страна переходила к многопартийности и совершала экономические преобразования, для чего нужны были средства МВФ. Те же международные банкиры, в конце концов, заставили престарелого президента в 1990 году учредить должность премьер-министра и назначить на нее Уаттару.
В должности премьера Уаттара продемонстрировал жгучее стремление возглавить Кот д’Ивуар. Когда почти 90-летний президент заболел в 1993 году, Уаттара попытался исполнять президентские полномочия, хотя это и противоречило конституции. После смерти Уфуэ-Буаньи именно Уаттара объявил об этом по центральному телевидению. Однако стать президентом ему не удалось; уйдя с поста премьер-министра, он вернулся в МВФ, где и проработал до 1999 года. Тем не менее, он остался опасным соперником и именно для предотвращения его участия в президентских выборах 1995 года Бедье придумал закон, по которому кандидатом не мог стать человек, чьи родители не были гражданами Кот д’Ивуара, а также тот, что не проживал в стране на протяжении 5 лет перед выборами. Обоим критериям Уаттара не соответствовал.
Несмотря на неучастие в выборах 1995 года, именно тогда обнаружился интерес ряда политических сил Кот д’Ивуара к фигуре Уаттара, и он начал свое второе вхождение в ивуарийскую политику. В 1999 году он полностью отказался от работы в МВФ, сосредоточившись на предстоящих президентских выборах 2000 года, на которые он шел от партии Республиканское движение. Однако в итоге он так и не был зарегистрирован, так как участие такого сильного конкурента оставалось невыгодным ни Бедье, ни, после его свержения, военным во главе с Геи. Уаттара был объявлен иностранцем из Буркина-Фасо и лишен гражданства по суду. После свержения Геи в октябре 2000 года ситуация фактически не изменилась. Новый президент Гбагбо предпочел не проводить новые выборы с участием Уаттары, решение, которое в конечном счете привело к гражданской войне.
Инициаторы солдатского мятежа 2002 года не ясны, однако их социальная база – север Кот д’Ивуара – совпадала с регионами, поддерживающими Уаттару. Самого будущего президента прямо обвиняли в том, что он стоял за попыткой переворота. В конце концов, Уаттара солидаризовался с мятежниками, сотрудничая с Соро и участвуя в различных переговорных группах на протяжении всего срока правления Гбагбо. В 2005 году Уаттара был выбран в качестве кандидата на президентских выборах, однако сами выборы откладывались несколько раз. В 2010 году они, наконец, состоялись.
Уаттара выиграл выборы. Несмотря на маневры Гбагбо и подконтрольного ему Верховного суда, пытавшегося аннулировать голосование в северных регионах Кот д’Ивуара, победа Уаттары получила широкое международное признание. Он принял присягу после того, как стало понятно, что Гбагбо не собирается уступать, в начале декабря 2010 года. Тупиковая ситуация, которая не поддавалась решению через диалог, в конце концов была разрешена силой: сторонники Уаттары постепенно заняли всю территорию страны, окружив Абиджан. Немаловажно, что теперь с Уаттарой, в качестве законного президента Кот д’Ивуара, солидаризовались французы. В апреле 2011 года Абиджан был в основном захвачен. Гбагбо, впрочем, упирался, рассчитывая на поставки оружия и либерийских наемников. 11 апреля он все же был арестован и вывезен на север Кот д’Ивуара, что позволило в мае 2011 года организовать повторную публичную присягу Уаттары. Кстати, ее принимал тот же глава Верховного суда, который в декабре занимался аннулированием 600 тысяч голосов с «севера». Таким образом, Уаттара стал, наконец, единственным всенародно признанным президентом.
Перед новым главой государства стояли задачи оживления экономики, разрушенной гражданской войной. Большой удачей новой власти были связи Уаттары в сфере международных финансов и, в целом, его «вхожесть» в мир западной политики, за что его, кстати, всегда критиковали ивуарийские политики. Сейчас его «западничество» сильно помогло всем. Президент договорился с Парижским клубом о полном списании национального долга. Нужно ли говорить, он был «своим» для руководства МВФ и пользовался поддержкой во Всемирном банке. Практически «под Уаттару» в страну потекли необходимые иностранные инвестиции. Был принят План национального развития, важной частью которого стало продвижение инвестиционной привлекательности страны, было приняты необходимые законодательные нормы, упрощено лицензирование. План также предполагал масштабные инфраструктурные проекты, восстановление дорог, железных дорог, мостов. Правительством было уделено внимание и повышению внутренней конкурентности экономики; в 2016 году было объявлено о необходимости демонополизировать электро- и водоснабжение, являющиеся проблемными сферами. В целом, очевидно, что Уаттаре удалось добиться успеха: в настоящее время экономика Кот д’Ивуара является одной из самых динамично развивающихся в мире, демонстрируя рост 9% в год.
Немаловажной проблемой для президента являлось выстраивание общественного диалога. Эту проблему он хорошо осознавал и особо выделял среди первоочередных задач. В 2012 и 2013 годах были проведены выборы в Национальную Ассамблею и местные выборы, которые, впрочем, были бойкотированы сторонниками Гбагбо. Тогда власти пошли на политическую амнистию – в 2013-2014 годах из тюрьмы были освобождены видные политзаключенные – сторонники Гбагбо, что позволило им организовать съезд своей партии Ивуарийского народного фронта (сам бывший президент в это время дожидался суда в Гааге). В конце концов, PFI приняла участие в выборах президента 2015 года и, хотя и осталась недовольной результатами, можно сказать, что в политическую жизнь страны она вернулась. Мирное переизбрание Уаттары на демократических выборах 2015 года было положительно встречено международным сообществом: за президента отдали голоса более 80% избирателей.
Отдельной проблемой была и до сих пор остается армия, приведшая Уаттару к власти. В конце конфликта она пополнилась дезертирами армии Гбагбо и другими «мутными» личностями, кондотьерами, мародерами. Будучи классическими «попутчиками», они не имели никаких идеологических предпосылок для поддержки Уаттары, и такую армию очевидно никто не мог в достаточной степени контролировать. Не поддается сомнению, что эта армия творила не менее ужасные вещи, чем сторонники Гбагбо. Хотя созданный правительством специальный орган и провел расследование преступлений 2010-2011 годов, и даже выявил потенциальных виновных с обеих сторон, существуют сомнения, что сторонники Уаттары понесут хоть какое-то наказание.
Армию ряд исследователей и сейчас называют «ахиллесовой пятой» Уаттары, который, по-видимому, имеет в ней слабое влияние. Периодически происходят значительные солдатские волнения на экономической почве, например, когда в январе 2017 года солдаты взяли под контроль крупный город Буаке и выступили в ряде других городов. Реальное влияние в армии имеют бывшие полевые командиры, которые остаются самостоятельным полюсом власти, а также Гийом Соро – сейчас он председатель Национальной Ассамблеи Кот д’Ивуара. В провинции, особенно на севере страны, военные имеют практически ту же власть, как и в те времена, когда они были повстанцами. Они эксплуатируют природные богатства страны, занимаются контрабандой и мало подчиняются центральной власти. Такое состояние армии, без сомнения, является угрозой стабильности Кот д’Ивуара.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Ипполит Рамарусун

Ипполит Рамарусун

Ипполит Рамарусун – вице-адмирал, которому свергнутый политическими оппонентами президент Равалуманана хотел подсунуть место главы военной хунты, но который сразу же мудро отказался от такого «подарка».


Хери Радзаунаримампианина

Хери Радзаунаримампианина

Хери Радзаунаримампианина – рекордсмен по количеству букв в фамилии среди глав государств мира – был почти случайной фигурой, которой была уготована роль марионетки. Он быстро избавился от своего «хозяина», однако в качестве самостоятельного президента так и не смог достичь заметных успехов по выводу страны из кризиса.

Поль Кагаме

Поль Кагаме

Поль Кагаме – жёсткий диктатор, эффективный менеджер, умный стратег, отец «руандийского экономического чуда», бывший изгнанник, солдат и президент с возможность находиться у власти до 2034 года.

Воспоминания участников оказания помощи Алжирской Народной Демократической Республике

Воспоминания

Алжирская Народная Демократическая Республика (АНДР) — одно из первых африканских государств, с которым СССР наладил военно-политическое и военно-техническое сотрудничество. Начиная с 1960-х годов, в ходе оказания помощи Алжиру (разминирование протяженных участков государственной границы страны, поставки вооружения и боевой техники, подготовка кадров для вооруженных сил и т.д.) в стране побывали тысячи наших сограждан: военных советников, специалистов, переводчиков.


Мы вынуждены сообщить вам, что завтра нас и нашу семью убьют. Истории из Руанды

Мы вынуждены

В 1994 году мир шокировали новости из Руанды, когда в течение 100 дней были жестоко убиты более 800 000 человек. .Филипп Гуревич, журналист The New Yorker, отправился в Руанду, чтобы собрать по кусочкам историю массового убийства, произошедшего в этой маленькой африканской стране. Он взял интервью у оставшихся в живых представителей тутси, которые рассказали ему свои ужасные истории потерь и опустошения. .Как случилось, что через 50 лет после Холокоста произошло подобное зверство? Почему люди согласились убивать соседей, друзей, коллег? Как жить дальше в стране насильников и жертв? .Эта мощная, мастерски написанная книга дает неожиданные ответы на вопросы.