Правители Африки: XXI век

2009- : Али Бонго Ондимба

Президент Габона с 16.X.2009

Али Бонго Ондимба
Полное имя Али Бен Бонго Ондимба
Ali Ben Bongo Ondimba
Родился 9.II.1959, Браззавиль, автономная республика Конго
Умер Нет
Президент С 16.X.2009
Этнос Батеке
Вероисповедание Мусульманин

Али Бонго – сын и наследник предыдущего президента, глава клана, который продолжает полностью контролировать Габон и его богатства.

Будущий президент Габона родился в семье военнослужащего, Альбера-Бернара Бонго, и его жены танцовщицы Мари-Жозефины Кама (позднее известной как Пасьенс Дабани), на территории нынешней республики Конго. Пара тогда еще не состояла в официальном браке, а матери только-только исполнилось 15 лет. Мальчик получил имя Алэн-Бернар. Ничто не предвещало (как очень часто бывает с африканскими президентами), что и его папа, и он сам возглавят впоследствии свой родной Габон. Тема рождения Али Бонго стала позднее предметом околополитических разбирательств. Оппоненты объявили его не родным, а приёмным сыном президента, усыновлённым им в Нигерии из племени игбо во время биафрской войны. На основании этого Али Бонго мог потерять право баллотироваться в президенты. Впрочем, ничего доказать не удалось, а сам Али всегда утверждал, что является родным сыном Омара Бонго.

Уже через несколько лет после рождения сына Бонго-отец смог занять высокие посты в габонском правительстве и семья начала жить в достатке. Жизнь Бонго-сына на долгие годы оказалась не связана с Габоном – недостаток, который в годы президентства сильно вредил его имиджу в глазах населения. Он воспитывался во Франции, получив образование сначала в протестантской школе в регионе Саванн, потом в парижском лицее Нотр-Дам де Сен-Круа. В 1973 году Алэн-Бернар вместе с отцом перешёл в ислам и стал именоваться Али Бен Бонго.

В 1977 году молодой Бонго начал изучать право в Сорбонне. К этому времени относятся его первые музыкальные опыты, он даже записал альбом под названием «A Brand New Man» в силе «соул». После окончания университета в 1981 году Али Бонго вернулся в Габон. Уже тогда молодого Бонго, очевидно, начали готовить в преемники отцу: приняли в правящую PDG, а в марте 1983 года ввели в Центральный комитет партии (в то время ему только исполнилось 24 года). В 1984 году он вошёл в Политбюро партии в качестве личного представителя президента (то есть, своего отца). В сентябре 1986 года он был избран в Политбюро уже как один из членов, а не «по должности».

В 1989 году отец назначил Али министром иностранных дел, пост, который он был вынужден оставить в мае 1991 года из-за поправок в конституцию. Он по-прежнему был очень молод, ему не было даже 35 лет, — минимальный возраст для министра. Однако, будучи избран осенью 1990 года в парламент, он не остался в стороне от политики и занял депутатское кресло. Пожалуй, самым большим достижением Али Бонго на посту депутата была организация визита Майкла Джексона в Габон в феврале 1992 года. В целом, на протяжении 1990-х годов он не был в центре политической жизни, которое в большей степени доставалось его сестре Паскалин (именно её Омар Бонго назначил министром иностранных дел вместо Али).

В январе 1999 года Али Бонго был возвращён отцом в большую политику. Получив пост министра обороны, он сразу стал одним из очевидных «принцев» — недвусмысленным знаком, что Омар Бонго не намерен выпускать президентство из рук. На тот момент президент был связан договорённостями с оппозицией, заключёнными еще в 1994 году, которые ограничивали его пребывание на посту президента двумя сроками, и, по идее, он должен был уйти в отставку в январе 2006 года. Али Бонго, таким образом, был продемонстрирован общественности как вероятный сменщик отца. Следует отметить, однако, что он не был единственным потенциальным преемником – весьма влиятельным политиком была также его сводная старшая сестра Паскалин, глава президентской администрации.

Начало 2000-х годов были для Али Бонго временем консолидации собственной власти и влияния. В конце 2001 года он снова получил депутатское кресло в парламенте, в 2003 году стал одним из заместителей председателя правящей партии PDG. Бонго-отец постепенно приближал его к президентскому креслу: например, Али был координатором президентской кампании отца в 2005 году. Однако, никаких явных признаков выделения сына в качестве наследника не было. Наоборот, Омар Бонго в 2005 году заявил, что у него нет «никакого дофина». Ситуация сильно не менялась вплоть до смерти президента в 2009 году.

Али БонгоLondon Conference on The Illegal Wildlife Trade

На лондонской конференции по проблеме нелегальной торговли дикими животными

Автор: Foreign and Commonwealth Office

Али Бонго сразу же выступил как лидер страны, перехватывая инициативу в совсем неочевидном наследовании власти Омара внутри большого «клана Бонго». Были претенденты и кроме него, прежде всего сестра Паскалин. Однако именно Али Бонго выступил по национальному телевидению вечером 8 июня, призывая сохранять спокойствие и единство перед лицом постигшей утраты, и играл главную роль в похоронных церемониях. Власть временно перешла в руки председателя Сената Розы Рогомбе – неслучайной фигуры, которую, весьма вероятно, поставили на этот пост именно для плавного наследования президентства кем-то из клана Бонго.

Кто из «клана Бонго» будет наследовать президентство – это был ещё вопрос. Али Бонго, хотя и занимал лидирующие позиции в партии и влиятельный пост в правительстве, устраивал далеко не всех. Он был слишком прозападным, воспитывался и долго жил в Европе, плохо говорил на местных диалектах, и, вообще, выглядел скорее «плейбоем» и прожигателем жизни, нежели мудрым государственным мужем. Кроме того, ряд влиятельных политиков, например, премьер-министр Жан Эйеге Ндонг, бывший премьер Казимир Ойе-Мба, заместитель председателя парламента Даниэль Она Ондо, долгие годы работавшие в «команде Бонго», очевидно, рассчитывали получить номинацию. Можно, однако, предположить, что умерший президент все же как-то урегулировал внутри «клана Бонго» вопрос наследования и вынес своё решение. Вероятно, он хотел, чтобы президентом стал Али, хотя никогда об этом не заявлял, — так и произошло. Как бы то ни было, кроме «фронды» премьера Эйеге Ндонга, ушедшего в отставку в июле, серьёзных признаков борьбы внутри клана не было заметно. Али был выдвинут в качестве кандидата от правящей PDG, провел кампанию, на протяжении которой пользовался явной поддержкой властей. Оппозиция не смогла выдвинуть единого кандидата, вместо этого было несколько видных политических фигур, растащивших электорат противников Бонго между собой. Кроме того, отлаженная электоральная машина Бонго-отца, вероятно, вообще не давала им никаких шансов. Когда Али Бонго был объявлен победителем 3 сентября 2009 года, оппозиционеры сумели поддержать высокий градус протеста. Однако вспыхнувшие беспорядки были подавлены силой; к тому же, Франция заняла позицию, благоприятную для Бонго. В начале сентября 15 из 16-ти кандидатов в президенты пытались оспорить победу Бонго в Конституционном суде Габона, но 12 октября победа Бонго была подтверждена и там. Новый президент был приведён к присяге 16 октября.

Первые действия Бонго были направлены на укрепление личного влияния – он совершил незначительные перестановки в министерском корпусе и уменьшил общее количество министров, но самое главное – удалил сестру Паскалин с влиятельного поста главы президентской администрации (она стала «верховным личным представителем президента»). В дальнейшем он старался придерживаться того же курса, что и отец, консервируя политическую модель, которая устраивала «всех Бонго».

Это, однако, не удалось в полной мере. Особые отношения с Францией были закреплены в ходе визита в Габон президента Саркози в феврале 2010 года. Было заключено новое оборонное соглашение, подтвержден статус французской военной базы в Либревиле, заключены соглашения в сфере сельского хозяйства, окружающей среды и подготовки габонской полиции. Казалось бы, на высшем уровне достигнуто взаимопонимание, однако Саркози не мог остановить продолжающиеся расследования коррупционных случаев в отношении семьи Бонго. Сам президент скоро дал повод, закупившись дорогой парижской недвижимостью. Кроме того, с приходом к власти Франсуа Олланда Бонго потерял расположение официального Парижа. Антикоррупционные расследования французских властей длились несколько лет и служили постоянным источником напряжения между странами. Однако, в конце концов, для клана Бонго всё закончились благополучно. По прошествии нескольких лет, лишь в августе 2017 года, наконец, появилась информация, что дело о собственности семьи Бонго во Франции не будет доведено до суда, по причине недостатка улик в отношении конкретных лиц.

Ухудшение отношений между Францией и Габоном привело к заметному снижению веса Габона среди африканских франкоязычных стран, его меньшей вовлеченности в дела франкоязычного содружества. Сказалось и то, что авторитет Али Бонго был несравним с авторитетом Омара Бонго; роль неформального лидера франкофонской дипломатии отошла к ветерану африканской политики Сассу-Нгессо. В 2012 году власти Габона, разочарованные юридическими преследованиями во Франции, даже объявили о намерении сменить официальный язык страны с французского на английский.

В августе 2015 года французские власти арестовали советника президента Акромбесси по обвинению в отмывании денег, что вызвало политический скандал и отзыв посла. Вероятно, пытаясь сгладить впечатление от очередных обвинений в коррупции, во время празднования 55-летия независимости Бонго сделал знаменитое заявление, что передаст все деньги, унаследованные от отца, в фонд молодежи Габона. «В моих глазах, мы все – наследники Омара Бонго». Он также пообещал передать одно из принадлежащих ему зданий в Либревиле под университет, а два владения Омара Бонго в Париже – под государственные нужды. Пока население внимало демагогическим заявлениям, президент 10 сентября приехал в Париж урегулировать дело Акромбесси. Это ему удалось только после того, как он публично поддержал экологические инициативы Олланда и пообещал на международной конференции не сжигать попутный газ при добыче нефти и принять меры для защиты тропического леса.

Али БонгоPresident of Gabon Ali Bongo Ondimba and President of France François Hollande

Президент Габона Али Бонго Ондимба и президент Франции Франсуа Олланд

Автор: IIP Photo Archive

Экономическая ситуация в Габоне при Бонго-младшем ухудшилась, по сравнению с временами его отца. Прежде всего, это было связано с падением нефтяных цен, на 60% формирующих доходную часть бюджета страны. Уровень добычи нефти снижался в 2013 и 2014 годах, в основном, из-за истощения нефтеносных полей. Тем не менее, на протяжении 2010-2014 годов ВВП Габона рост на 6% в год. После начала падения нефтяных цен (2015 год), Габон нарастил добычу, однако, так как нефть подешевела, снижение бюджетных поступлений всё равно произошло. Бюджетный дефицит был зафиксирован впервые с 1998 года. Правительство не имело других возможностей для борьбы с ним, кроме как снижение социальных расходов. Население, впрочем, и до этого не баловали: исследование 2013 года, проведенное компанией МакКинси, зафиксировало снижение уровня жизни населения на большей части территории Габона, по сравнению с прежними временами: ухудшился доступ к услугам здравоохранения, питьевой воде, электроэнергии.

Одним из направлений экономической политики правительства является развитие отраслей, не связанных с нефтедобычей. В 2015 году на востоке Габона увеличилось производство марганца, а в сельском хозяйстве правительство установило частно-государственное партнерство с сингапурской компанией OLAM, развивающей производство пальмового масла, каучука и морепродуктов.

На фоне отсутствия у Бонго привычного «французского плеча» и падения уровня жизни населения, выборы президента Габона, состоявшиеся в августе 2016 года, были предсказуемо бурными. Французы в этот раз предпочли поддерживать, хотя и негласно, перешедшего в оппозицию бывшего близкого соратника Омара Бонго – Жана Пина. При этом, впервые за долгие годы, у оппозиции был единый кандидат: Пина поддержали три крупнейшие оппозиционные партии. Но и Бонго совершенно не был расположен уступать давлению и крепко держался за кресло.

Электоральная система Габона еще со времен Бонго-старшего работала безотказно. Выборы 2016 года оказались такими скандальными и столь явно фальсифицированными, что окончательно похоронили надежду на «особые отношения», которые когда-то имел с Францией отец президента Омар Бонго. Обнародованные результаты (49,8% за Бонго, и 48,2% за Пина) были тем более подозрительными, что явка избирателей в провинции Верхнее Огове (на родине Омара Бонго) составила 99,93%, хотя в среднем по стране была 59%. В итоге Пин объявил, что Бонго украл его победу, и провозгласил себя президентом. Всё это, однако, не смутило Конституционный суд, возглавляемый близкой родственницей президента, который с небольшими изменениями утвердил результаты, немного увеличив разрыв результатов в пользу Бонго. Протесты против очевидных фальсификаций унесли жизни около 50 человек, а около тысячи были арестованы. Отношения между французами и Бонго стали такими плохими, что в январе 2017 года французский премьер Вальс, участвуя в одном юмористическом шоу, не постеснялся заявить, что Али Бонго не был избран в том смысле, «как мы понимаем значение этого слова». Это повлекло отзыв посла, однако французские власти, в конечном счете, не принесли никаких извинений.

Позорные выборы 2016 года вылились в затяжное противостояние власти с оппозицией. Противники Бонго на этот раз не хотели так просто сдаваться, и сопротивление режиму Бонго не ограничилось поствыборным временем. Жан Пин в декабре 2016 года во всеуслышание обратился к армии и полиции с призывом присоединиться к протестующим в их борьбе против Бонго, и вторично объявил себя победителем выборов. «Я буду находиться у власти только один срок, и никто из моих детей не станет министром в моём правительстве… Никто из них не будет напрямую наследовать мне как президенту республики…» — заявлял Пин на митинге сторонников. Лагерь Бонго, однако, и не думал сдаваться; в ответ на заявления оппозиционера пресс-секретарь правительства просто сказал: «Существуют границы. Если он [Пин] перейдет их, он будет арестован».

В ответ на выступления оппозиции Бонго инициировал в марте 2017 года общественно-политический форум, который должен был принести умиротворение. Однако в отсутствие главного оппозиционного кандидата Пина форум превратился в фикцию. Сам президент, выступая на форуме, охарактеризовал противостояние с оппозицией как «семейную ссору». В конечном счете, форум не принёс заметных результатов и не охладил пыла сторонников Пина. Сам бывший кандидат тоже не унимался: на митинге 18 августа он фактически призвал к восстанию. В ответ власти объявили о «временном» запрете покидать Габон ему и некоторыми другим оппозиционерам.

На фоне обострившейся политической борьбы в стране власти занялись корректировкой конституции, — что немедленно стало новой точкой противостояния с оппозицией. Предлагаемые поправки усиливали президентскую власть, полностью подчиняя главе государства работу правительства (раньше это было не так – хотя бы формально). По-прежнему ничего не говорилось об ограничении президентских сроков. Однако в проекте содержится одно важное изменение, которое отвечает требованиям оппозиции: введение второго тура голосования на выборах президента, в ситуации, когда лидер набирает менее 50% голосов. В январе 2018 года проект получил одобрение в парламенте и был передан на рассмотрение в Сенат. Оппозиция считает проект «авторитаристским» и выступает резко против поправок.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Франсуа Бозизе

Франсуа Бозизе

Бозизе – кадровый военный, чья карьера не прерывалась, несмотря на череду сменяющихся президентов. Его правление было отмечено дальнейшим погружением страны в смуту и закончилось крахом государственных институтов и гражданской войной.


Мишель Джотодия

Мишель Джотодия

Джотодия был главой вооруженных отрядов мусульман и президентом на обломках государственности в стране, охваченной гражданской войной на религиозной почве.

Андри Радзуэлина

Андри Радзуэлина

Андри Радзуэлина – бывший диджей, рекламщик, владелец СМИ, захвативший власть на волне недовольства предшественником. Несмотря на обаяние, он остался так и не признан международной общественностью, а его годы у власти на Мадагаскаре превратились в сплошной политический и экономический кризис.

200 дней на юг

200 дней на юг

Впервые в современной истории восемь российских путешественников пересекли автостопом Африку. Участники поездки, преодолев технические, бюрократические, финансовые и климатические трудности, проехали на попутных машинах из Москвы через Украину, Румынию, Болгарию, Турцию, Сирию, Иорданию, Египет, Судан, Эфиопию, Кению, Танзанию, Замбию и Ботсвану в Намибию.


Эфиопская цивилизация

Эфиопская цивилизация

Эфиопия, также известная как Абиссиния, — государство, в конце своего существования объединявшее территории современных Эфиопии и Эритреи. На пике могущества оно также включало Южный Египет, Восточный Судан, Йемен и запад Саудовской Аравии и существовало в различных формах от 980 до 1974 года.