Правители Африки: XXI век

2000-2003: Кумба Яла

Президент Гвинеи-Бисау (17.II.2000-14.IX.2003)

Кумба Яла
Полное имя Кумба Яла Кобде Ньянка

Kumba Iala Kobde Nhanca

Родился 15.III.1953, Пкон, округ Кашеу, Заморская провинция Гвинея
Умер (61 год) 4.IV.2014, Бисау, Гвинея-Бисау
Президент 17.II.2000-14.IX.2003
Этнос Баланта
Вероисповедание Христианин до 2008, потом мусульманин

Президент-неудачник Кумба Яла, конечно, запомнился всем прежде всего своей красной шапочкой, но он был еще и теологом, философом, знал много языков и был не похож на других.

Яла родился в деревне Пкон, рядом с городом Була, в крестьянской семье. Ещё в подростковом возрасте он был вовлечен в национально-освободительную борьбу, став участником военных формирований PAIGC. После завоевания страной независимости перед Ялой открылись возможности получить хорошее образование. В Португалии он учился в Католическом университете Лиссабона (теологическое образование), в 1981 году получил философское образование в Классическом университете Лиссабона и начал преподавать философию. Во время учебы в Португалии он играл за футбольный клуб Лулетану в городе Луле.

Позднее он ещё получил образование в университете Бисау по специальности юриспруденция, то есть, оказавшись одним из наиболее образованных людей стране. Он знал несколько языков, включая, помимо ряда европейских, ещё и латынь, греческий и иврит. Неудивительно, что власти страны привлекали такого уникального специалиста для выполнения международных миссий. Для этого ему пришлось получить марксистское образование в ГДР. Однако в результате Яла оказался частью элиты Гвинеи-Бисау. Именно он был главой делегации Гвинеи-Бисау в СССР на праздновании 70-летия Октябрьской революции.

Впрочем, авторитарное правление президента Виейры не оставляло карьерных возможностей для амбициозного Ялы. «Ветер перемен», пошатнувший многие африканские режимы, не обошёл и Гвинею-Бисау, и Яла оказался в числе первых партийцев, требовавших демократических реформ в PAIGC. За это он и был исключён из партии в 1990 году, после чего оказался в числе самых яростных критиков PAIGC, в которой состоял всю сознательную жизнь.

Неукротимый, бескомпромиссный характер Ялы давал о себе знать уже тогда. Когда в стране была разрешена многопартийность, в марте 1991 года он оказался в числе со-основателей Социал-Демократического Фронта, вместе с историком и борцом за независимость Рафаэлом Барбосой. Однако вскоре Яла поссорился с однопартийцами и в январе 1992 года основал собственную партию, Партию социального обновления (PRS). Это была популистская партия, которая быстро стала популярной среди земляков Ялы и, в конечном счёте, среди всех баланта.

На первых многопартийных выборах 1994 года Яла оказался вторым после бессменного президента Виейры. Он добился того, что для переизбрания Виейры, по прежнему популярного и уважаемого за роль в завоевании независимости страны, потребовался второй тур. Именно во время этих выборов Яла стал частью большой политики как наиболее яркий оппозиционер, запомнившийся своим внешним видом, эмоциональными речами и бескомпромиссностью. Хотя в конечном счёте выборы он проиграл, его отставание от действующего президента во втором туре было небольшим. Он стал основным оппозиционным политиком в стране.

Гражданская война 1998-1999 годов дала шанс на смену власти. Виейра был вынужден бежать, а захватившие власть военные довольно быстро организовали переход к гражданской администрации. В конце 1999 года состоялся первый тур, Яла оказался лидирующим кандидатом с результатом почти 39%. Между турами он оказался в португальской больнице с диагнозом «физическое истощение», — таково было напряжение кампании. Во втором туре, состоявшемся 16 января 2000 года, Яла победил кандидата от PAIGC и стал первым президентом Гвинеи-Бисау, получившим власть в результате выборов.
После избрания он заявил, что его приоритетом будет национальное примирение. «Прежде всего, я хочу попробовать преодолеть разногласия между народом Гвинеи-Бисау из-за конфронтации, которая была в прошлом году, вызванной нетерпимостью прежнего режима,» — заявил Яла. Он обещал более справедливое общественное устройство и борьбу с коррупцией.

Вместе с тем, на парламентских выборах, состоявшихся в это же время, PRS не получила большинства и была вынуждена образовывать коалиции с другими оппозиционными партиями. Яла, таким образом, никогда полностью не контролировал парламент. Военные остались самостоятельной и влиятельной силой, которую Яла тоже не контролировал. Бомба политической нестабильности под фундамент государства была заложена и начала тикать.

Несмотря на демократический характер выборов 2000 года, не следует забывать, что представляла собой Гвинея-Бисау на момент прихода Ялы к власти. Страна являлась одной из самых отсталых в Африке, на протяжении десятилетий в экономике господствовала стагнация, огромным влиянием пользовалась армия – её численность была гипертрофирована, а 70% личного состава дислоцировалось в столице Бисау. По сути, это была самостоятельная корпорация; еще Виейра пытался в конце 1990-х проводить частичную демобилизацию, чтобы как-то уменьшить её численность, однако это закончилось его свержением. Захватившие власть военные и после формальной передачи власти гражданской администрации не были намерены сдавать позиции: главнокомандующий генерал Мане претендовал на полный контроль над армией – как минимум.

Поэтому конфликт нового президента с военными был неизбежен. Яла не имел управленческого опыта, но имел амбиции лидера нации, и, как показало время, не обладал качествами государственного деятеля. Правление с самого начала было конфликтным, он не умел и не хотел выстраивать компромиссы ни с кем. Он хотел править как Виейра до него.

Прежде всего, Яла начал активные кадровые перестановки – везде, на всех уровнях власти. Он не терпел возражений и легко избавлялся от неугодных ему людей, смещая ключевых министров и членов Верховного Суда. Если поначалу это было объяснимо, когда он «чистил» старый административный аппарат, то в дальнейшем министерская чехарда могла означать только самодурство и недальновидность Ялы. За три года президентства он сменил около 50 министров и несколько премьеров. Также он продвигал на разные государственные посты представителей своей этнической группы, однако когда постарался сделать это в армии, то встретил отпор генералитета во главе с Мане.

Сам Мане, фактически диктатор в 1999-2000 годах, в день инаугурации Ялы торжественно пообещал, что отныне армия не будет вмешиваться в политику. Однако когда новый президент постарался оттеснить его на второй план и сместил с позиции начальника штаба, начал готовить переворот. Он демонстративно отказался от предложенного поста военного советника президента. Путч начался 20 ноября 2000 года, когда Мане провозгласил себя начальником штаба армии (пост, который он ранее занимал) и отменил все сделанные Ялой назначения на военные должности.

Однако мятежные войска оказались окружены силами, лояльными президенту. Вооруженный конфликт вызвал массовый исход мирных жителей из Бисау, опасавшихся повторения гражданской войны. 24 ноября Мане сдался лояльным Яле войскам; тем не менее, через 6 дней было объявлено, что он погиб в результате перестрелки между правительственными войсками и мятежниками. Весьма вероятно, что на самом деле Мане был расстрелян сразу же, как только оказался в руках правительственных войск. Во избежание сомнений фотографии трупа генерала были опубликованы в СМИ.

Лояльность армии президенту не стоит переоценивать. Назначенный Ялой начальник штаба армии Вериссиму Коррейя Сеабра решал свои задачи: Мане был соперником, и устранение лидера мятежников было вопросом выживания для него самого. Это не означало, однако, что армия перешла под контроль президента – она так и осталась отдельным, автономным центром силы. Всего через 3 года эта армия, во главе с этим же начальником штаба, свергнет самого Ялу.

Хаотичное государственное управление сопровождалось, ко всему прочему, скандалами (например, пропажа из казначейства 15 млн. долл. в 2001 году), и, вместе с тем, отсутствием хоть какого-то прогресса в решении социальных проблем. К примеру, госслужащим по-прежнему не выплачивалось жалование, как и при прежнем правительстве. Международные финансовые организации с подозрением наблюдали за сменяющимися правительствами Ялы и начали отворачиваться от него (в результате, в 2002 году МВФ прекратил сотрудничество с Гвинеей-Бисау). Кроме того, Яла умудрился поссориться с влиятельной мусульманской общиной, выслав из страны глав религиозной группы Ахмадийя (он подозревал их в том, что они пытаются дестабилизировать ситуацию в стране) и запретив деятельность группы. Старейшины мусульманского этнического меньшинства малинке публично заявляли о притеснениях со стороны властей. На общественное недовольство правительство отвечало полицейскими преследованиями активистов и журналистов.

В январе 2001 года правительственная коалиция распалась: партнёры партии Ялы заявили о несогласии с перестановками в министерствах. В результате Яла отправил в отставку премьер-министра и члена PRS Нчаму, назначив вместо него беспартийного Фаустину Имбали. Имбали попытался собрать широкую партийную коалицию из представителей нескольких партий, однако парламент уже не был настроен на сотрудничество. Даже депутаты от тех партий, которые Имбали включил в правительство, были недовольны и стали требовать отставки президента.

24 октября 2001 года 56 из 90 депутатов (то есть, все, кроме депутатов от президентской PRS) дали ход вотуму недоверия Яле. Основанием для этого послужило самовольное смещение президентом трёх судей Верховного Суда, включая председателя, что было расценено как нарушение конституции, а также на основании угроз, поступавших от властей чиновникам и оппозиционным парламентариям. В конечном счёте дело закончилось смещением премьера Имбали и назначением на его место бывшего министра внутренних дел, который, заступая на должность в декабре 2001 года, заявил о том, что только что была подавлена попытка государственного переворота.

Очевидно, что низкое качество управления стало вызывать раздражение и у военных тоже. Попытки переворота, о которой заявлял новый премьер-министр Ньяссе, возможно, и не было, по крайней мере, на этом настаивали представители оппозиции. Однако правительство под предлогом несостоявшегося путча провело аресты среди военных. Следующее выступление военных состоялось в мае 2002 года. Выступления военных проходила на фоне почти непрерывных уличных протестов населения, недовольного правлением Ялы. Под нажимом ООН президент объявил амнистию участникам мятежа, но параллельно с этим начал угрожать Гамбии вторжением, если она не выдаст скрывающихся там путчистов.

Урегулирование внутриполитического кризиса подняло проблему разграничения полномочий законодательной и исполнительной властей – очевидно, что пока президент вмешивался во всё на свете и менял министров как перчатки, нормальной работы госаппарата добиться было невозможно. Президент также весьма небрежно относился к сроку проведения выборов в парламент, постоянно оттягивая их под предлогом недостатка средств. Сначала было заявлено о переносе выборов с 6 июля на 12 октября, но выборы не состоялись в эти сроки. В конечном счёте, Яла всё же в ноябре 2002 года распустил Национальную Ассамблею и заявил о проведении выборов в апреле 2003 года.

Проведение новых выборов Ассамблеи могло бы стать путем построения диалога между властью и оппозицией. Однако весь свой последний год правления Яла обходился без парламента. Диалог ему был не нужен. Перенесённые на весну 2003 года выборы снова откладывались дважды, под предлогом отсутствия полных списков избирателей. По-видимому, перенос выборов был связан с какими-то махинациями с этими списками, о чем оппозиция заявляла в открытую. На этот раз выборы Национальной Ассамблеи предполагалось провести в октябре 2003 года.

Зато в том же апреле 2003 года Яла объявил о планах переноса административной столицы страны из Бисау в небольшой город Буба на юге страны, где планировалось строительство глубоководного порта. На тот момент это было небольшое селение, где проживало несколько сотен человек. Оппозиционеры были едины во мнении, что президент просто старается отвлечь избирателей от тяжелого экономического положения, политического кризиса и других насущных проблем.

Малоубедительные переносы выборов сопровождались агрессивной риторикой со стороны президента и его сторонников. Яла обвинял оппозицию в том, что они представляют «неоколониализм», и служат «прежним хозяевам». Португальское правительство он обвинял во вмешательстве во внутренние дела. Оттягивание выборов, на которых проправительственные силы наверняка потерпели бы поражение, имело очевидно политические причины. Неслучайно про-президентский премьер-министр Мариу Пиреш высказался в том смысле, что победа оппозиции на выборах будет означать гражданскую войну. Ситуацию подогревали слухи о том, что Яла вооружает молодежь баланта на случай проигрыша PRS парламентских выборов.
Помимо политического тупика, правительство Ялы очевидно демонстрировало управленческую некомпетентность. В 2003 году задержки зарплат военным и госслужащим достигали 6 месяцев; в отсутствие денег зарплату выдавали рисом. Военный переворот, таким образом, не был таким уж неожиданным событием.

12 сентября 2003 года власти в очередной раз заявили о невозможности проведения выборов в октябре и переноса их на более поздний срок. 14 сентября главнокомандующий армией генерал Коррейя Сеабра осуществил бескровный военный переворот: Кумба Яла был объявлен «неспособным» к правлению и посажен под домашний арест, где подписал заявление об отставке. Переворот поддержали буквально все. Так бесславно закончилось правление первого демократически избранного президента Гвинеи-Биссау.

Яла пробыл под домашним арестом до марта 2004 года и был освобожден незадолго до парламентских выборов. Несмотря на провальное президентство, его партия PRS, тем не менее, заняла 35% мест в парламенте и стала крупнейшей фракцией после PAIGC. Сам свергнутый президент остался в «обойме» главных политиков страны, хотя и был после переворота лишен на 5 лет права участвовать в выборах. Однако после убийства свергнувшего его Коррейя Сеабры в октябре 2004 года, Яла начал предпринимать усилия по возвращению в «большую политику». В мае 2005 года он через суд добился допуска на президентские выборы, после чего объявил свою отставку «недействительной» и собрался было снова занять президентский дворец (из этой затеи ничего не вышло). На президентских выборах он занял только третье место и, после некоторых политических жестов, результаты признал. Поддержав во втором туре Виейру, который всегда был его политическим противником, он не только удивил многих, но и вызвал глубокое разочарование среди части сторонников, которые ненавидели Виейру. Это был его политический промах.

Яла и после 2005 года продолжал играть активную роль в политике, однако постепенно всё больше превращался в маргинального политика, слишком скандального, чтобы всерьез рассчитывать на избрание. Он подолгу жил в Марокко (впоследствии приняв ислам и имя Мохаммед Яла Эмбалу), возвращаясь в страну перед теми или иными выборами, чтобы принять участие в предвыборной кампании. Его партия PRS оставалась значимой политической силой в парламенте, однако PAIGC постепенно оправлялась от кризиса и стала снова доминирующей политической силой. На выборах 2009 года Яла снова был главным оппозиционером, но сильно проиграл кандидату от PAIGC. Тем не менее, его принадлежность к крупному этносу баланта обеспечивала ему поддержку соплеменников и позволяла оставаться в политике. Но эта этническая лояльность была и его электоральными границами. Как личность, как политический деятель, Яла оказывался слабым кандидатом. Когда на выборах 2012 года Мохаммед Яла и выдвинутый PAICG Карлуш Гомиш Жуниор вышли во второй тур, победа последнего была настолько очевидна, что оппозиционные партии, и прежде всего PRS, прибегли к непарламентским действиям: при их поддержке последовал военный переворот, который не позволил избраться Гомишу Жуниору. В честной борьбе Яла выиграть бы у него не смог.

Однако переворот, по иронии судьбы, оказался концом политической карьеры Ялы. Будучи скомпрометирован сотрудничеством с военными в ходе переворота 2012 года, он не получил от этого никаких дивидендов. Возможно, он рассчитывал на то, что возглавит или как-то поучаствует во временной администрации, так как был одним из кандидатов, вышедшим во второй тур. Однако в итоге власть перешла к относительно нейтральной фигуре главы Национальной Ассамблеи, а военные предпочли дистанцироваться от всех политиков «первого эшелона» — и от Гомиша Жуниора, и от Перейры, и от Ялы.

Яла отказался от претензий на высший пост только в начале 2014 года. Для прессы он сделал заявление в том смысле, что нужно дать дорогу молодым. Всего через три месяца, на рассвете 4 апреля 2014 года он неожиданно скончался в своем доме от сердечного приступа.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Энрики Роса

Энрики Роса

Президент – антикризисный менеджер, поставленный военными блюсти интересы стран-доноров и организовывать президентские выборы.


Раймунду Перейра

Раймунду Перейра

Раймунду Перейра – юрист, председатель парламента, временно занимавший пост президента после убийства одного и кончины другого главы государства.

Жозеф Кабила

Жозеф Кабила

Жозеф Кабила унаследовал от отца власть и проблемы разделенной между враждующими группировками страны. Сумев стабилизировать ситуацию, он построил обширную бизнес-империю для себя и своей семьи.

История Африки в биографиях

История Африки в биографиях

Настоящая книга — история Тропической и Южной Африки в биографиях. В ней представлены судьбы тех, кто формировал историю континента с начала XIX в. до наших дней, кто остался в исторической памяти его народов и сам стал историей.


История Африки в документах, 1870-2000. В 3 томах.

История Африки в документах, 1870-2000. В 3 томах.

В трехтомнике публикуются важнейшие известные и недавно открытые документы по истории «Черной Африки» — Тропической и Южной — от ее колониального раздела до наших дней.