Правители Африки: XXI век

2009-2014: Андри Радзуэлина

Глава государства Мадагаскар (17.III.2009-25.I.2014)

MADAGASCAR_Rajoelina.jpg
Полное имя Андри Нирина Радзуэлина
Andry Nirina Rajoelina
Родился 30.V.1974, Антананариву, Мадагаскар
Умер Нет
Президент Верховной переходной администрации 17.III.2009-25.I.2014
Этнос Мерина
Вероисповедание Христианин

Андри Радзуэлина – бывший диджей, рекламщик, владелец СМИ, захвативший власть на волне недовольства предшественником. Несмотря на обаяние, он остался так и не признан международной общественностью, а его годы у власти на Мадагаскаре превратились в сплошной политический и экономический кризис.

Будущий мадагаскарский лидер родился в состоятельной семье. Его отец, Рожер Ив Радзуэлина, был кадровым военным, служил во французской армии, а потом и в армии Мадагаскара, завершив карьеру в звании полковника. Связи отца пригодились в критической обстановке февраля-марта 2009 года, когда стоял вопрос о поддержке военных. Кроме того, отец будущего лидера работал управляющим мадагаскарского филиала французской нефтяной компании Тоталь, — то есть, имел тесные связи с французами, что тоже оказалось весьма кстати для карьеры сына.

Андри получил частное домашнее школьное образование – его обучали приглашённые педагоги. В 1987 году он стал чемпионом Мадагаскара по карате среди юниоров. Хотя семья имела средства для продолжения образования, Радзуэлина не стал поступать в колледж, предпочтя делать бизнес и хорошо проводить время. Он стал известным диджеем в Антананариву, зажигал в клубах, организовывал «тусы», и таким образом смог «раскрутиться». В 1993 году (ему было 19 лет) он основал первую фирму с незамысловатым названием «Шоу бизнес»; потом, в 1998 году, за ней последовала фирма Injet, занимающаяся полиграфией и рекламой. В 2000 году он женился на дочери известного бизнесмена, который предоставил инвестиции на расширение бизнеса. Так за каких-то несколько лет Радзуэлина превратился в заметного столичного бизнесмена и медийную персону.

Довольно рано Радзуэлина начал присматриваться и к политике. Он следил за восходящей карьерой Равалумананы и даже – забавный момент – копировал его шаги: к примеру, один известный журнал в 1999 году выбрал Равалуманану в качестве «управленца года». В 2000 году это звание получил Радзуэлина. После победы Равалумананы на выборах президента он начал активно «тусить» с его дочерью. В интервью газете Ле Монд Радзуэлина признавался, что президент был для него «образцом».

Тем не менее, по мере роста бизнеса он начал сталкиваться с проблемами, которые стали чинить власти (например, демонтировали первые в стране рекламные LED экраны, которые установила его фирма на главных городских магистралях). Вполне возможно, это подтолкнуло его к вовлечению в политическую деятельность. В этом он тоже очень походил на Равалуманану, которого привели в политику ущемляемые бизнес-интересы.

Избрание на пост мэра Антананариву в декабре 2007 года тоже походило на стремительную президентскую кампанию Равалумананы. В мае 2007 года Радзуэлина купил радиостанцию, которую переименовал в Viva TV. В том же году он основал собственную политическую партию TGV, и впоследствии его самого начали называть аббревиатурой TGV, подразумевая французский скоростной поезд, называющийся так же. На выборах Радзуэлина одержал сокрушительную победу над опытным представителем пропрезидентской партии.

На протяжении 2008 года Радзуэлина постепенно превратился в основного оппонента власти. К этому времени администрация Равалумананы уже совершила свои ошибки, кристаллизовались недостатки режима, — потому что президент был у власти уже достаточно времени. Хотя объективно за время президентства Равалумананы положение дел в экономике и качество жизни граждан улучшилось, его правление становилось всё более авторитарным, а изобилия для подавляющей массы мадагаскарцев не наступило. Президент стал реже «оглядываться по сторонам» и начал всё чаще идти напролом, преследуя собственные бизнес-интересы. Радзуэлина умело пользовался этими недостатками, раздувая недовольство среди населения – всё же, это был его профиль, он был рекламщиком!

Власти не остались в долгу, пытаясь дискредитировать молодого столичного мэра. В течение 2008 года центральные власти под разными предлогами отказались финансировать инфраструктурные проекты в столице, перенаправив деньги в другие муниципалитеты. Не шли они на сотрудничество с новыми столичными властями и в других сферах. Наконец, власти пошли на открытую конфронтацию с Радзуэлиной, закрыв 13 декабря 2008 года его Viva TV за интервью с бывшим президентом Рациракой, находящимся в изгнании, с формулировкой «из-за угрозы нарушения порядка и стабильности». Противники президента однозначно оценили закрытие как очередной пример нетерпимости Равалумананы к оппозиции. Радзуэлина предъявил властям ультиматум, требуя, во имя свободы слова и демократии, до 13 января 2009 года восстановить работу Viva TV. В январе началось открытое противостояние власти и оппозиции.

Rajoelina
Antananarivo, Madagascar: Inauguration de la ‘Place de la Démocratie’ par le Maire Andry Rajoelina dit ‘TGV’

Установление Радзуэлиной «площади Демократии» в Антананариву, 17 января 2009 года.
Автор: fanalana_azy

Свержение Равалумананы, произошедшее всего через пару месяцев, не было предопределено. Его президентство действительно было, пожалуй, наиболее успешным для экономики острова за всё время существования независимого Мадагаскара. Несмотря на все недостатки менеджмента и тяжелый груз проблем, оставшихся от прежних лет, уровень жизни людей улучшался. И люди это осознавали, что подтверждается той поддержкой, которую Равалуманана имел еще в 2006-2007 годах. Однако ряд ошибок власти, а также умелая демагогия Радзуэлины, профессионально позиционировавшего президента как диктатора и жадного капиталиста, привели президентство Равалумананы к бесславному концу. Конечно, власти сами дали Радзуэлине карты в руки. Нашумевшее дело о безвозмездной передаче южнокорейской компании Дэу огромных территорий для организации агробизнеса, неуместная покупка нового президентского самолета Равалумананой оказались достаточными поводами для народного возмущения. Во главе него стал опытный организатор мероприятий Радзуэлина.

В январе 2009 года прошла серия протестных митингов, которые стремительно обозначили начавшуюся игру «по-крупному». По призыву Радзуэлины в столице началась стачка, были закрыты предприятия. К концу месяца протест перестал быть мирным, появились случаи мародерства; протестующие разграбили и подожгли государственную радиостанцию и другие здания в Антананариву. В ответ полицией было применено оружие, что повлекло человеческие жертвы. По оценкам, всего за несколько дней погибло 70-80 человек, преимущественно в пожарах и давке. Правительство впервые начало называть происходящее «попыткой переворота».

Rajoelina
P1090927

Результаты погромов, 27 января 2009 года
Автор: Thierry Andriamirado

В этой обстановке, выступая на митинге 30 января 2009 года, Радзуэлина заявил: «Поскольку президент и правительство не выполняет своих обязанностей, я официально заявляю, что с сегодняшнего дня принимаю на себя обязанность управлять делами страны». Предварительно он заручился поддержкой оппозиционных партий, недовольных тотальным главенством пропрезидентской TIM, которое практически уничтожило политическую жизнь в стране. В ответ Равалуманана 3 февраля 2009 года лишил Радзуэлину поста мэра Антананариву (согласно конституции, такие полномочия у него были). Это, однако, ничего не изменило: протесты лишь нарастали, а сам Радзуэлина заявил, что считает своё смещение незаконным, так как к этому не было никаких оснований. 7 февраля была разогнана крупная демонстрация около президентского дворца, в ходе чего погибло около 30 человек, — что еще больше поляризовало стороны.

В течение февраля Радзуэлина и президент провели несколько встреч, однако, похоже, стороны не пытались найти выход и делали это ритуально. Вероятно, оба лидера рассчитывали на победу с помощью силы. И ключевую роль в разрешении конфликта должна были сыграть армия.

Военные стремились сохранить нейтралитет на протяжении всего конфликта, регулярно призывая стороны найти выход из кризиса путём переговоров. Однако по мере обострения противостояния, с одной стороны, становилось всё более понятно, что стороны зашли в тупик, с другой стороны, армию начали насильно втягивать в конфликт. Президент первый сделал это, когда попытался привлечь войска к разгону мародеров, которых было сложно отличить от повстанцев.

Хотя армия оставалась нейтральной до начала марта, военнослужащие всё равно имели свои пристрастия и мнение о положении дел в стране. Настроения среди младших офицеров склонялись в сторону Радзуэлины. Главная причина их симпатий, очевидно, была в состоянии вооруженных сил, которое было далеко от идеала. Качество армейского снабжения было низким, жалование – мизерным, в том числе у офицеров. Военным не за что было благодарить Равалуманану. После первой «ласточки» — бунта небольшого подразделения, перешедшего на сторону оппозиции – ситуация начала развиваться лавинообразно. В итоге к середине марта армия оказалась вне контроля со стороны президента. Вполне вероятно, что она так же не контролировалась в полной мере и Радзуэлиной, хотя он старательно подчеркивал обратное. Решения ситуативно принимали командиры подразделений, он же и «делали историю». К тому же, пост начальника штаба армии захватил офицер, лояльный Радзуэлине. В конечном счёте, большая часть военных оказались на стороне оппозиции, а остальные, скорее, просто перестали выполнять распоряжения законного президента.

После этого режим Равалумананы был обречён и, действительно, в течение нескольких дней прекратил существование. 14 марта Радзуэлина публично заявил о том, что отдаёт приказы армии, а армия подчиняется ему; 16 марта последнее подразделение, лояльное Равалуманане – президентская гвардия, — дезертировало. Узнав об этом, военными был занят президентский дворец и правительственные здания, причём Радзуэлина сразу же заехал в него.

Придуманная Равалумананой уловка с передачей власти генералам (организация «Военной директории», которой президент делегировал власть в нарушение конституции) не удалась. Дискуссионный вопрос, насколько сами генералы были склонны не принимать на себя верховные полномочия, а насколько их вынудили отказаться от власти собственные солдаты. Весьма вероятно, именно симпатии младшего офицерского состава и солдат позволили Радзуэлине получить власть сразу после бегства Равалумананы. Возможно, и сами генералы учли возможные риски и не захотели брать власть. Как бы то ни было, «Военная директория» одного вице-адмирала и двух генералов просуществовала всего несколько часов 17 марта 2009 года, — ровно столько, чтобы оформить передачу власти Радзуэлине.

Похоже, поначалу ни сам Радзуэлина, и его окружение не видели особой проблемы в том, что наделение президентскими полномочиями оппозиционного лидера не имела никаких юридических оснований. Согласно конституции, после отставки президента временным главой государства должен был стать председатель Сената. Нигде не было предусмотрено, что президентские полномочия может наследовать никем не избранный лидер народного восстания, и почему это должен быть именно он. Тем не менее, сам Радзуэлина считал произошедшее «победой подлинной демократии», заявлял о готовности управлять «должным образом» и организовать президентские выборы в течение 1,5-2 лет.

К сожалению, почти все остальные страны мира сочли произошедшее военным переворотом.

Реакция международного сообщества на события 17 марта были предсказуемо негативной. Что касается ближайших соседей, страны Африканского Союза последовательно проводили политику изоляции африканских режимов, пришедших к власти силовым путём, даже если свергнутый президент был откровенным диктатором. Поэтому они не могли признать Радзуэлину, даже если бы хотели – его приход к власти был полностью неконституционен и не было никакого «фигового листка», чтобы это прикрыть. Сначала Каддафи, бывший тогда главой Африканского Союза (и сам пришедший к власти через переворот в 1969 году), в телефонном разговоре пообещал признать новые власти. Однако уже на следующий день Африканский Союз официально приостановил членство Мадагаскара и дал Радзуэлине 6-месячный срок для восстановления конституционного правления; в ином случае путчистам были обещаны персональные санкции.

Вероятно, Радзуэлина не ожидал увидеть себя в роли путчиста. Скорее, он видел себя «вторым Равалумананой», свергающим зарвавшегося диктатора. Однако получилось именно так, как случилось – его никто не признал, даже потенциальные союзники. Даже Франция заявила о произошедшем как о «перевороте», а США немедленно прекратили оказание Мадагаскару негуманитарной помощи. В мае 2009 такой же шаг предпринял МВФ.

Непризнание новых властей остальным миром из временной и технической проблемы, которая, возможно, не казалась поначалу столь важной, превратилось со временем в настоящее проклятие режима. Страна оказалась в изоляции, иностранная помощь, формирующая существенную часть социальных выплат, почти прекратилась. Хорошо еще, что Мадагаскар избежал иностранной интервенции, которую мог использовать (по меньшей мере, угрожал использовать) Африканский Союз в отношении маленьких слабых стран, — таких, как Коморские острова, — когда нарушался конституционный порядок. Фигура Равалумананы оставалась опасной для режима даже через годы после свержения, потому что, по крайней мере, до 2012 года в глазах мирового сообщества он оставался законным президентом Мадагаскара. Поэтому свергнутого президента старались не пустить в страну ни при каких условиях. Получение международного признания оставалось на протяжении всех лет правления Радзуэлины основной, но так и не решённой задачей дипломатии. Исключение составили лишь три страны – Турция, Пакистан и Ватикан (Радзуэлина – католик) – которые всё таки признали переходную администрацию. Лишь через 2 года режим получил «полупризнание» в ООН, когда его представителям разрешили присутствовать на мероприятиях и признали, что правительство Радзуэлины «контролирует» Мадагаскар (но не более того).

Все эти проблемы были в будущем, а пока эйфоричный Радзуэлина получил формальное согласие на получение власти от депутатов парламента и провёл официальную инаугурацию 21 марта. Официально он стал президентом Верховной переходной администрации (HAT), которая была сформирована ещё до захвата власти и состояла преимущественно из членов партии самого Радзуэлины.

На протяжении всего 2009 года через посредничество SADC и назначенного им переговорщика, бывшего мозамбикского лидера Чиссано, предпринимались попытки компромисса между новыми властями и свергнутым президентом. Однако Радзуэлина, в конечном счёте, торпедировал все эти попытки. В июне 2009 года мадагаскарский суд приговорил Равалуманану к тюремному заключению и штрафу в 70 млн. долл. за допущенные злоупотребления на посту президента (в следующем году новый суд вообще приговорил его к пожизненному заключению). В августе 2009 года было достигнуто соглашение о коалиционном правительстве с участием представителей оппозиции. Однако когда Радзуэлина через несколько недель наконец огласил список членов нового правительства, из 31 министра только двое могли считаться реальными оппозиционерами. В итоге этот состав был отвергнут оппозицией, как нарушение достигнутых соглашений. В октябре 2009 года стороны, наконец, сформировали приемлемый состав переходного правительства, с приемлемой для всех кандидатурой премьера. Однако уже в декабре этот премьер-министр был заменён Радзуэлиной на военного, генерала Альбера Камиля Виталя. Виталь попытался спешно организовать парламентские выборы в марте 2010 года, однако под давлением международного сообщества был вынужден объявить об их переносе на конец года.

В марте 2010 года, к годовщине прихода Радзуэлины власти, Африканский Союз ввел персональные санкции в отношении него и других 108 членов Верховной переходной администрации, а также некоторых высокопоставленных военных и чиновников. Санкции включали в себя запрет на перемещения, замораживание активов, включая счета в иностранных банках и дипломатическую изоляцию. Хотя санкции существенно не могли повлиять на режим Радзуэлины, это был политический жест, который должен был посадить власти за стол переговоров с другими политическими силами.

Ситуация на Мадагаскаре продолжала оставаться нестабильной на протяжении всего правления переходной администрации. Важно, что Радзуэлина никогда не имел полной поддержки военных, и часть офицеров была настроена против него с самого начала правления. Справедливо видя в нём главное препятствие для нормализации ситуации в стране и выхода из международной изоляции, они требовали его отставки вместе с «Верховной переходной администрацией». В апреле 2010 года начальник штаба армии и глава жандармерии публично потребовали от Верховной переходной администрации предпринять шаги для преодоления кризиса. В итоге Радзуэлина снял этих военных из-за подозрений в подготовке переворота, и, действительно, в мае 2010 года верные Радзуэлине силы подавили выступление жандармерии. Еще одна попытка военного переворота произошла в ноябре 2010 года.

Позиции Радзуэлины как главы государства так и не обрели достаточную прочность из-за очевидных проблем с экономикой. С момента его прихода к власти Мадагаскар неуклонно погружался в экономический кризис, вызванный изоляцией и сокращением иностранной помощи. Страны Африканского Союза отменили торговые льготы, другие развитые страны также свернули «режим благоприятствования» экономике Мадагаскара. Если в 2008 году рост ВВП составлял около 7%, то в кризисный 2009 год было падение (-3,7%). И дальше было немногим лучше: в 2010-2011 годах рост ВВП не превышал 0,5-0,7%. Наиболее доходный сектор экономики – добывающая промышленность – лишилась иностранных инвестиций вследствие проблем с легитимностью режима; исключение составляли только китайские инвесторы, которые сотрудничали с правительством Радзуэлины, и отдельные ближневосточные бизнесмены. Позднее, в соответствии с заключенным в 2011 году соглашением с оппозицией, власти были ограничены в праве выдачи новых разрешений на разработку месторождений, работать могли только компании, у которых такое разрешение уже было. Это, конечно, тормозило развитие. Пострадали и несырьевые отрасли. За 2009 год вдвое сократились доходы от туризма, составлявшего важную (и главное – растущую) часть несырьевого сектора экономики при Равалуманане. На падение в отрасли повлияла не только политическая нестабильность, но и запрет на полеты в Европу главного перевозчика компании Эйр Мадагаскар. Среди сильно пострадавших отраслей была лёгкая промышленность, «завязанная» на экспорт в США и соседние африканские страны. В последние годы правления Равалумананы эта отрасль была на подъёме и привлекала большой объем инвестиций; в 2009 году многие фабрики были закрыты.

Но главным ударом по экономике Мадагаскара было, конечно, существенное уменьшение иностранной помощи. До переворота около 40% бюджета формировалось из денег иностранных доноров, в этом числе эти деньги обеспечивали 75% расходов на общественные нужды. Хотя правительство смогло продолжать платить зарплаты в госсекторе, все программы развития образования и здравоохранения были свёрнуты. После переворота иностранные доноры, в действительности, даже увеличили размер социальной помощи, однако полностью прекратили финансирование инфраструктурных проектов и всего, что не было связано с прямой помощью населению. В конечном счете, за те 5 лет, пока у власти находилась непризнанная мировым сообществом переходная администрация, страна испытала значительный рост безработицы, перебои с продовольствием, ухудшение ситуации во всех видах социального обеспечения (особенно значительно выросла материнская и младенческая смертность), рост преступности.

В условиях жестких экономических ограничений правительство Радзуэлины было вынуждено искать какие угодно способы выживания. В ответ на отмену торговых льгот Африканского Союза были предприняты попытки заключить двусторонние торговые соглашения с отдельными странами. Привлекались инвесторы с Ближнего Востока и стран Персидского залива. Выросла роль Китая, который расширил своё присутствие в добывающей промышленности и начал спонсировать мадагаскарский бюджет. По оценкам экологов, снова началась активная хищническая вырубка ценных пород дерева, которую пытались взять под контроль и ограничить при Равалуманане. Правительство Радзуэлины приняло в апреле 2010 года декрет о запрете вырубки и экспорта ценной древесины, она, конечно же, продолжалась. Подтверждением служит тот факт, что в мае 2011 года было объявлено о перехвате более 1000 бревен контрабандного красного дерева и аресте членов «лесной мафии». В целом же, экономических достижений, как и внятной программы экономического развития, у правительства не было. Поговаривали, что одним из немногих достижений «переходной администрации», которое можно увидеть, было строительство нового стадиона для рэгби.

Международная изоляция и попытки военных мятежей вынудили режим искать какой-то политический выход. Радзуэлина инициировал проведение «Национальной конференции», призванной достичь консенсуса в гражданском обществе. Как результат этой конференции, в ноябре 2010 года на общенародном референдуме была принята новая конституция. Помимо образования временного переходного парламента, эта конституция, как бы между прочим, снижала минимальный возраст для кандидата в президенты Мадагаскара, обнаруживая очевидное намерение Радзуэлины участвовать в предстоящих выборах. В начале 2011 года временная администрация, уже более серьезно, чем раньше, попыталась сколотить коалицию различных политических сил и сформировать, наконец, действительно «правительство национального доверия». Этому способствовало ослабление внимания к проблеме Мадагаскара со стороны иностранных государства (с момента переворота прошло уже 2 года), как и снижение внешней поддержки сторонников бывшего президента Равалумананы.

Наконец, в сентябре 2011 года 10 из 11 главных политических движений Мадагаскара подписали «дорожную карту», регулирующую управление страной в переходный период. Из множества кандидатов в премьер-министры был выбрал Жан Омер Беризики, бывший дипломат и академик, чья кандидатура, впрочем, не очень устраивала сторонников Равалумананы. Был утверждён кабинет министров, расширено количество депутатов временного переходного парламента (были включены представители оппозиционных партий, участвовавших в подписании «дорожной карты»).

В рамках соглашения, в марте 2012 года была образована независимая избирательная комиссия, включающая представителей разных политических сил. Она наметила предварительную дату президентских выборов на ноябрь 2012 года. Также была объявлена всеобщая амнистия для участников политических столкновений.

Rajoelina
Executive Secretary of SADC Dr Tomaz Augusto Salomao, President Rajoelina, Seychelles President James Michel and President Jacob Zuma discussing the roadmap towards peace process in Madacascar, 25/07/2012

Исполнительный секретарь SADC Томаш Аугусту Саломан, президент Радзуэлина, сейшельский президент Джеймс Мичел и президент Джейкоб Зума обсуждают «дорожную карту» мирного процесса на Мадагаскаре, 25 июля 2012 года.
Автор: GovernmentZA

Достижение соглашения в рамках «дорожной карты» улучшило международное положение переходного правительства. Наконец Франция смогла открыто поддержать Радзуэлину, который свернул некоторые антифранцузские новшества прежнего правительства (например, продвижение изучения английского языка). В декабре 2011 президент Франции Саркози принял Радзуэлину в Елисейском дворце, таким образом, признав его в качестве главы государства. Мадагаскару были выделены небольшие денежные гранты.

Фактически, однако, сроки, обозначенные в «дорожной карте», не были соблюдены. Ввиду неизбежно приближающихся президентских выборов Радзуэлина стремился создать условия для сохранения власти. Ему удалось неоднократно переносить сроки выборов, указывая на различные логистические и организационные проблемы (на это можно было бы ссылаться еще вечность). В конечном счете, выборы удалось оттянуть на целый год. В течение этого года Радзуэлина стремился выстроить такую конфигурацию власти, которая и после выборов оставалась бы под его контролем. Кроме того, он всегда демонстрировал желание выступить в качестве кандидата на этих выборах.

Кроме Радзуэлины в выборах президента Мадагаскара изъявили желание поучаствовать все бывшие президенты страны, включая Рацираку. Хотя в начале 2013 года Радзуэлина достиг соглашения с Равалумананой о том, что никто из них не станет выдвигаться на предстоящих выборах, вскоре он обнаружил себя обманутым, когда жена Равалумананы заявила о своём участии. В итоге, он счёл сделку расторгнутой и снова объявил о своем участии в качестве кандидата. В мае 2013 года ЦИК допустил всех бывших глав государств до участия в выборах. Выборы предполагалось провести в июле.

Перспективы конкуренции на выборах трёх бывших президентов (Рацираки, Равалумананы и Радзуэлины) не предвещали ничего хорошего с точки зрения перспектив перехода к мирной жизни. Было понятно, кто бы ни победил на таких выборах, за объявлением результатов последует неминуемые волнения, отказ в признании результатов от проигравших кандидатов и вероятные столкновения сторонников победившего и проигравших кандидатов: даже если всё будет проведено предельно честно. Предвидя такое развитие событий, Африканский Союз и SADC начали давить на мадагаскарские власти с целью исключить конфликтующих игроков – всех и полностью. Они выступили с заявлением о том, что не признают результатов выборов, в которых будут участвовать хотя бы один из бывших президентов. Эту позицию поддержал и Европейский Союз.
Под международным давлением выборы были в очередной раз перенесены (на декабрь), а в августе 2013 года Верховный Конституционный Суд отстранил от участия в выборах всех бывших президентов Мадагаскара. По правде сказать, если бы судьи сразу следовали закону, то давно должны были сделать это сами. Радзуэлина был отстранён на основании того, что не смог вовремя сдать в ЦИК все нужные документы, остальные бывшие главы государств и жена Равалумананы – за несоблюдение ценза оседлости (все они находились в изгнании и, соответственно, долгое время не проживали на Мадагаскаре, как того требовала конституция для кандидата в президенты). Это решение вызвало широкое международное одобрение.

Ввиду того, что окончательные сроки перехода власти в руки всенародно избранного президента были, наконец, определены, в начале сентября 2013 года с Радзуэлины и членов переходной администрации были сняты санкции Африканского Союза.

Отказ в регистрации не означал, впрочем, неучастия всех этих политиков в предстоящих выборах. В конечном счёте, два основных кандидата, боровшиеся в октябре-декабре 2013 года за главный пост в государстве, представляли лагеря Равалумананы и Радзуэлины. Стороны особенно не скрывали свою поддержку: Радзуэлина из своего кармана оплачивал выступления артистов, вертолётные вояжи по стране «своего» кандидата Хери Радзаунаримампианины, который был министром финансов в переходной администрации Радзуэлины и многими считался его «карманным политиком». Радзаунаримампианина победил на выборах в декабре 2013 года и был приведён к присяге 25 января 2014 года.

Радзуэлина по-прежнему намеревался оставаться во власти, чего он никогда не скрывал. Хотя ему помешали стать кандидатом на президентских выборах, победа его союзника давала разнообразные возможности для трудоустройства. Так, вскоре после инаугурации нового президента Радзуэлина публично заявил о том, что намерен претендовать на пост премьер-министра. Только позиция влиятельных международных сил, стремившихся «разрядить» ситуацию на Мадагаскаре, привела к тому, что он вскоре отказался от претензий на премьерское кресло, заявив, что это будет «самым мудрым решением». Было понятно, что решение было вынужденным.

Это стало началом ускользания власти из рук Радзуэлины. Уже в апреле 2014 года стало понятно, что новый президент нашёл общий язык с оппозицией и является самостоятельным политическим игроком. Новое правительство было сформировано на коалиционной основе, включало в себя сторонников Равалумананы, что было воспринято Радзуэлиной как предательство. Отношения с Радзаунаримампианиной были испорчены, а бывший глава переходной администрации с этого времени проживал преимущественно во Франции, крайне редко бывая на Мадагаскаре. В мае 2015 года, пользуясь влиянием в парламенте, где его партия MAPAR и её союзники имели большинство, он провёл импичмент Радзаунаримампианины, обвинив его в «нарушении законности и общей некомпетентности». Однако Высший Конституционный Суд отменил это решение, как необоснованное; вероятно, в дело опять вмешались страны-доноры, которых определённо не устроил бы новый виток нестабильности в стране. Президент остался на своём посту.

Поняв, что сместить президента не удастся, Радзуэлина отошёл от активной политики на Мадагаскаре, — возможно, свержение Радзаунаримампианины было единственной вещью, которая его интересовала. После этого его влияние в MAPAR упало, а партия оказалась дезориентированной; впоследствии часть депутатов оставили партию.
В преддверии президентских выборов 2018 года Радзуэлина выразил намерение принять в них участие. Однако новое электоральное законодательство не позволяет баллотироваться ни ему, ни его бывшему сопернику (а теперь – союзнику в противостоянии властям) Равалуманане. Оба политика участвуют в оппозиционных выступлениях, проходящих на протяжении первой половины 2018 года на площади 13 мая в Антананариву.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Джон Атта Миллс

Джон Атта Миллс

Джон Атта Миллс – университетский профессор, который смог сохранить высокий темп развития страны, заложенный предшественником.


Джон Махама

Джон Махама

Джон Махама – президент, прозванный «мистер Отключение» за плохое электроснабжение, чье правление оказалось не очень успешным, и которому так и не удалось переизбраться.

Йовери Мусевени

Йовери Мусевени

Йовери Мусевени – сначала мятежник, а потом – политический долгожитель и один из ключевых политических игроков весьма беспокойной части Африканского континента.

Сейшелы — осколки трех континентов

Сейшелы - осколки трех континентов

Сейшельские острова открыты португальцами в начале XVI столетия. Первую колонию здесь основали французы, затем им на смену пришли англичане. Долгое время Сейшелы были пиратским раем, и до сих пор кладоискатели ищут несметные сокровища знаменитого пирата Ля-Бю-за, будто бы зарытые на одном из островов.


Что такое Африка

Что такое Африка

Книга представляет собой научно-популярное описание самых увлекательных аспектов изучения Африки: её природы и животного мира, народов и языков, религий и культур, искусства и архитектуры.