Правители Африки: XXI век

1997-2002: Дидье Рацирака

Президент Мадагаскара (9.II.1997-5.VII.2002)

MADAGASCAR_Ratsiraka.jpg
Полное имя Дидье Игнас Рацирака
Didier Ignace Ratsiraka
Родился 4.XI.1936, Ватумандри, провинция Таматаве, Французский Мадагаскар
Умер Нет
Президент 19.II.1997-5.VII.2002
Этнос Бецимисарака
Вероисповедание Христианин

Дидье Рацирака – «красный адмирал», пламенный марксист и руководитель крайне неэффективного социалистического режима, вернувшийся к власти в конце 1990-х и оставивший её только после гражданской войны.

Будущий президент Мадагаскара, младший из 10 детей, родился в семье, имевшей некоторую историю сотрудничества с французскими колонизаторами: его отец был известным активистом, выступавшим против антиколониального восстания 1947 года. Выбиться в люди ему помогли успехи в школьной учёбе, а также кредит, которые его родители взяли у знакомого мясника. На эти деньги он отправился во Францию в феврале 1955 года. Поначалу Рацирака с отличием окончил лицей в Монжероне, что позволило поступить в престижный парижский Лицей Генриха IV. Там он обучался по математическим дисциплинам, и там же познакомился с марксистами, вступив в Студенческий союз, близкий к Французской компартии.
В 1960 году он обратился к профессии морского офицера, поступив в военно-морскую школу Ланвеок Пульмик в Бресте. Окончив её с дипломом инженера и компетенциями палубного офицера, Рацирака в 1963 году вернулся на уже независимый Мадагаскар, оказавшись одним из немногих профессиональных морских офицеров, в звании капитана II ранга. В мадагаскарском флоте Рацирака служил на разных кораблях, а в 1965-1966 годах получал диплом электроинженера в Тулоне.

После возвращения на Мадагаскар он попытался занять командные посты во флоте, однако его переиграли и, в итоге, в 1970 году выслали обратно во Францию в качестве военно-морского атташе с перспективой продолжения учёбы. Там он с отличием окончил Высшую военно-морскую школу в Париже и учился в Сорбонне (юриспруденция, политэкономия и финансы).
Тем временем режим президента Цирананы становился всё более авторитарным и непопулярным из-за тесных связей с бывшей метрополией. В мае 1972 года он фактически был свергнут военными, а Рацирака был экстренно вызван на родину, где занял пост министра иностранных дел военной администрации Габриэля Рамананцуа. На этом посту он непосредственно участвовал в пересмотре пост-колониальных соглашений с Францией. Так, была закрыта французская военная база в Диего-Суарес, а Мадагаскар вышел из зоны франка. Рацирака зарекомендовал себя одним из ярких членов кабинета, который просуществовал до 1975 года.

В ходе внутриполитической борьбы, которая имела под собой этнические корни, в начале 1975 года разразился кризис. Сначала власть перешла к министру внутренних дел Рацимандрава, относящемуся к этническому большинству мерина, находящемуся в напряженных отношениях с Рациракой (относящемуся к «жителям побережья»). Рацимандрава, однако, был убит при неясных обстоятельствах менее чем через неделю. Страна балансировала на грани гражданской войны, однако её удалось избежать. В июне 1975 года в ходе внутренней борьбы в военной администрации власть перешла к Рацираке, имевшему прозвище «красный адмирал».

Первое правление Рацираки (1975-1993) представляло собой режим, ориентирующийся на блок соцстран. Уже в августе 1975 года была опубликована хартия «Мальгашской социалистической революции», в виде небольшой «Красной книги», сделанной по образцу цитатника Мао. Она была одобрена на всенародном референдуме в декабре 1975 года. Главными идеями революции были «три кита»: национальное единство, децентрализация власти до уровня деревни и социализм. В отличие от предшественника Цирананы, который был именно «вождём» и выстраивал отношения «вождь-нация», Рацирака стремился опираться на существующие традиционные сообщества, которые обрели форму «революционных ячеек». В 1976 году была основана AREMA – политическая партия, занявшая главенствующее положение в политической жизни. Рацирака постарался включить во властную систему существующие региональные элиты и привлечь на свою сторону потенциальных оппозиционных лидеров. Вместе с тем, его влияние «просачивалось» в регионы с назначенцами: он не только привлекал сложившуюся элиту, но и разбавлял её своими кадрами. На ключевые государственные посты были поставлены родственники. Ему удалось сохранить стабильность режима на долгие годы.

Однако экономическое положение страны, переведённой на социалистический режим хозяйствования, начало быстро ухудшаться. Достаточно сказать, что ВВП страны с 1971 по 1996 год снизился на 45% — беспрецедентное падение для страны, ни с кем не воюющей. Были национализированы банки, средства производства, все крупные компании, и принят первый экономический План (1978-1980). Дореволюционное правительство в 1960-х годах предприняло усилия по расширению производства сельхозпродукции, в частности, риса, и добилось определённых успехов. Однако после 1975 года производства были национализированы; между 1975 и 1982 годами закупочная цена на рис упала на 25%. Всё это вызвало дефицит, из-за которого власти были вынуждены разрешить частное производство. В результате, на Мадагаскаре почти официально возник «черный рынок», на котором продукция продавалась в 2 раза дороже.

Экономические неудачи быстро вызвали бюджетный дефицит и рост внешнего долга, вынудив правительство Рацираки уже в июне 1980 года заключить первое соглашение с МВФ. Реалии не позволяли проводить ту экономическую политику, которую стремилось проводить правительство. Так, второй экономический План, принятый на 1982-1987 годы, фактически остался только на бумаге. Власти не знали, что делать с вторжением «буржуазной» экономики, но без неё обойтись не могли. Поэтому, в ситуации с тем же рисом, они то полностью отпускали цены, то, наоборот, устанавливали фиксированные цены и запрещали свободную торговлю. В 1986-1987 годах в стране свирепствовал голод и проходили демонстрации, подавленные правительством.

В 1988 году правительство пошло на серьезные экономические реформы: либерализацию банковской сферы, начало развития туризма (причём как сферы частного предпринимательства). В 1989 году были созданы «свободные экономические зоны» для привлечения иностранных инвестиций. Однако в политической сфере режим демонстрировал социалистическую незыблемость. Тем не менее, в стране нарастало недовольство режимом и выборы 1989 года, которые Рацирака выиграл, сопровождались протестами и сопротивлением оппозиционных политических сил. В 1990 году правительство было вынуждено разрешить деятельность оппозиционных партий официально (до этого все действующие группы были частью «революционного фронта», в который входила и правящая AREMA). Ослабление советского влияния, помноженное на экономические трудности страны, предопределяло ориентацию на страны Запада, прежде всего, Францию, и последующую демократизацию режима.

Смещение Рацираки, однако, растянулось не на один год. Президент смог контролировать не только свою партию AREMA, но и власть на местах, и приспособиться к новым реалиям. Основной оппозиционер – Альбер Зафи – так и не смог самостоятельно вынудить правительство к сотрудничеству. К этому Рацираку не смогла склонить и 400-тысячная демонстрация у президентского дворца, прошедшая в августе 1991 года, которая была просто расстреляна. Однако Рацирака был непопулярен в армейских кругах, и армия, вместе с иностранными донорами, подталкивали его к созданию правительства национального единства. Договорённость о создании «переходного правительства», в конце концов, была достигнута после ультиматума военных 31 октября 1991 года и означала фактическое свержение Рацираки. Учреждался Верховный государственный орган, а президент, хотя и оставался формально в должности, превращался в лицо без реальных полномочий.

На протяжении всего 1992 года новые власти последовательно ликвидировали влияние прежнего режима, в частности, распустили все избираемые политические институты (где полностью главенствовала AREMA). Решение о допуске Рацираки до президентских выборов было принято не сразу и сопровождалось давлением его сторонников, повлекшим жертвы. Выборы, однако, он проиграл и покинул пост президента 27 марта 1993 года, отправившись во Францию.
Как выяснилось, уезжал Рацирака ненадолго. Новый президент Зафи оказался некомпетентным администратором и плохим политиком, и был отстранён от власти уже в 1996 году в результате импичмента. Он и Рацирака оказались основными кандидатами на новых президентских выборах, которые Рацирака выиграл с небольшим преимуществом во втором туре. В феврале 1997 года он был приведён к присяге.

Одним из первых шагов Рацираки на посту президента было налаживание отношений с западными странами. Предыдущее правительство договорилось с МВФ о программах помощи в обмен на реформы, и новый президент объездил ведущих доноров (США, Францию, Бельгию), чтобы заверить их в намерении следовать договорённостям. В середине 1999 года правительству удалось добиться предоставления второй части кредита МВФ (первая поступила в 1996 году), что было заметным успехом. Однако экономика во время второго правления Рацираки была принесена в жертву политике: президент желал закрепить свои позиции и начал практиковать прежнюю, привычную систему клиентелл. Так как стилем правления Рацираки был, скорее, патронаж, нежели прямое доминирование президента, он должен был что-то дать своим «клиентам». Страна неизбежно стала погружаться в коррупционное болото.

Прежде всего, он назначил на губернаторские посты своих ближайших друзей из AREMA (поправки в конституции превращали выборы региональных глав в непрямые, а доминирующая в местном парламенте партия обеспечивала избрание). Более того, пользуясь господством на политическом поле, президент занялся откровенным непотизмом. Он не постеснялся трудоустроить своих родственников на руководящие должности в бизнесе и госсекторе: жену – в руководство крупнейшего нефтеперерабатывающего завода, детей и других родственников – в правление крупного банка, телекоммуникационную компанию, правительственные организации, племянницу – в посольство во Францию, племянника – мэром Туамасины, одного из крупнейших городов страны.

Одним из первейших внутриполитических дел президента стала организация конституционного референдума, который служил бы укреплению президентской власти. Еще во время предвыборной кампании Рацирака обещал провести такой референдум по конституции, предложив два новых альтернативных варианта. На деле же на референдум были вынесены поправки в действующую конституцию, которые были столь глубинны, что кардинально её изменяли. Государственный строй менялся на президентскую республику, полномочия и независимость судебной и законодательной систем были уменьшены. Правительственные компетенции в значительной мере были децентрализованы в пользу региональных властей. Выборное законодательство было изменено таким образом, что более крупные партии получали преимущество (а пропрезидентская AREMA была именно такой). Сам президент получал право доработать свой срок и баллотироваться после этого еще дважды (вместо одного раза). Парламентская оппозиция во главе с Зафи пыталась предотвратить референдум, так же как и объявить импичмент Рацираке в феврале 1998 года, однако не смогла набрать нужное число голосов. В результате на всенародном референдуме поправки в конституцию были приняты, но с минимальным перевесом (51% голос «за»). Благодаря реформе Рацирака смог эффективно контролировать парламент и местные выборные органы власти, где укрепились позиции AREMA. Оппозиция распалась на несколько соперничающих партий. На региональных выборах 2000 года (губернаторы провинций и сенаторы) AREMA снова доминировала.

Предстоящие в 2001 году президентские выборы сначала не предполагали интриги. Оппоненты президента не имели яркого лидера, а сам Рацирака мог быть уверен в лояльности всех уровней власти. Однако такой оппонент неожиданно появился в лице мэра Антананариву и относительного политического новичка Марка Равалумананы. Миллионер, настоящий «селф-мейд-мэн» Равалуманана заявил о своих намерениях только в сентябре 2001 года. Неожиданно оказалось, что позиции Рацираки были устойчивыми только на «безрыбье», а новый интересный претендент немедленно оказался популярным. Рацирака предпринял меры: в ноябре 2001 года Жорж Индрианджафи, один из близких соратников президента и один из основателей AREMA, возглавил Конституционный суд. Президент также позаботился о различных законодательных ограничениях, существенно усложняющих оппонентам возможности повышения узнаваемости и донесения своих взглядов.

Быстрая «раскрутка» малоизвестного за пределами столицы Равалумананы всего всего за 3 месяца (сентябрь – декабрь 2001) лишний раз подтвердила, что стране нужны «новые лица». Подведение итогов голосования было скандальным: когда было подсчитано 2/3 голосов избирателей, Равалуманана лидировал с большим отрывом (53%, за Рацираку – только 36%). Однако, после того, как были получены эти цифры, Рацирака заставил Центризбирком запретить параллельный подсчёт голосов; кроме того, подсчёт стали вести за закрытыми дверями. По официальным результатам, первый тур Рацирака проиграл (40,6%, за его соперника голоса отдали 46,4%), однако Равалуманана набрал недостаточно голосов для победы в первом туре. Официально президент проиграл во всех провинциях, кроме своей родной провинции Туамасина.
Сторонники Равалумананы, однако, имели на руках другие цифры. Их собственный подсчет давал кандидату 52,2% голосов, а общественное объединение Консорциум наблюдателей насчитал Равалуманане 50,2%. В обоих случаях кандидат от оппозиции становился избранным президентом Мадагаскара.

Когда попытки обжаловать результаты в Конституционном суде ничем не увенчались (напомним, Рацирака позаботился заранее о председателе и составе судей), дело неизбежно стало двигаться к силовому сценарию. Суд согласился на требуемый пересчёт голосов, но приказал их проводить той же Избирательной комиссии, которая их уже считала, и так же за закрытыми дверями, как уже делалось. Было понятно, что результат останется прежним. Уже 5 января 2002 года сторонники Равалумананы начали проводить демонстрации и открыто выражать недовольство. Рацирака по-прежнему настаивал на строгом соблюдении и уважении решений Конституционного суда. Международное сообщество было вынуждено выразить поддержку законному порядку разрешения конфликта и, таким образом, оказалось на стороне президента.

Противники президента, однако, не были готовы сдаваться. Они отвергли и решение Конституционного суда, который, по их мнению, не обеспечил должную проверку работы Центризбиркома, и, что важнее, — возможность проведения второго тура выборов. Оппозиция вывела на улицы беспрецедентное количество людей, была парализована столица и ряд крупных городов. Рацирака, однако, начал демонстративно готовить проведение второго тура, о котором было официально объявлено 25 января. Равалуманана, начиная с конца января 2002 года, ежедневно выступал перед сторонниками, требуя большей открытости подсчёта голосов и приглашения иностранных наблюдателей как условия своего участия во втором туре. Рацирака предпочёл игнорировать эти призывы.

В отсутствие других возможностей, 22 февраля Равалуманана провозгласил себя избранным президентом, после чего Рацирака 28 февраля 2002 года ввел военное положение и сконцентрировал всю возможную полноту власти. Это, однако, не решило проблему. Сам Равалуманана действовал так, как будто ни Рацираки, ни его военного положения не существовало, назначив премьер-министра и членов правительства. Генерал, который был назначен контролировать столицу, не смог противодействовать переходу правительственных зданий в руки сторонников оппозиции. Армия оказалась деморализована и частично перешла на сторону Равалумананы, а частично просто бездействовала. Вспыхнули столкновения, вынудившие Рацираку уехать из столицы. Желая опереться на верных ему губернаторов, Рацирака, возможно, совершил ошибку, обосновавшись в Туамасине, провозглашённой временной столицей страны. Этим он «оформил» раскол страны и невольно усилил позиции соперника. Помимо этого, он невольно нарушил конституцию, не предполагавшую иной столицы, кроме Антананариву.

В марте окончательно оформилось существование двух враждующих «государств». Рацирака из Туамасины отрезал столицу от портов, взорвав мосты, ведущие к ней, после чего в Антананариву начались перебои с горючим и едой. Дочь Рацираки Софи, занимавшаяся банковским сектором, вывезла всю наличность из столицы, которая потом использовалась для нужд туамасинского режима. Кроме того, в «государстве» Рацираки начались преследования народности мерина, к которой принадлежал Равалуманана и которая населяла преимущественно центральную, горную часть страны. Мадагаскарская армия продолжала «расползаться» по разные стороны баррикад. Сторонники Равалумананы, однако, сумели организовать эффективную оборону столицы и демонстрировали высокий моральный дух.

Активно работали международные посредники, в числе которых было несколько африканских президентов. Несмотря на это, в апреле десятки людей были убиты в северном Мадагаскаре, над которым пытались получить контроль солдаты Равалумананы. 18 апреля 2002 года было достигнуто соглашение, которое продемонстрировало, насколько слабыми стали позиции Рацираки. Он соглашался на еще один пересчёт голосов и референдум о признании результатов 1-го тура, в случае, если явного победителя не будет выявлено.

Однако двумя днями ранее Административная палата Верхового суда неожиданно приняла несколько важных решений, фактически сделавших соглашение бесполезным. Были отменены решения президента по Конституционному суду от ноября 2001, и решения о проведении 2-го тура, и провозглашено, что пересчёт голосов будет проводиться Конституционным судом. Новый состав Конституционного суда после пересчёта объявил 29 апреля новые результаты: 51,5% за Равалуманану и 35,9% за Рацираку. Получается, Равалуманана победил и должен занять президентское кресло.

Естественно, Рацирака отверг эти результаты, указав на предвзятость судей (кто бы говорил!). Однако это решение позволило международному сообществу начать признание Равалумананы законным президентом Мадагаскара. 6 мая 2002 года он вторично принял присягу, уже в присутствии судей и представителей иностранных государств. Новая легитимность позволила ему постепенно установить определённый контроль над 4 из 5 провинций, которые изначально выразили лояльность Рацираке. Губернатор единственной подконтрольной провинции Туамасина объявил о её независимости и желании создать конфедерацию с тремя другими провинциями. На встрече в Дакаре 8-9 июня была достигнута договорённость о проведении досрочных парламентских выборов, на основании результатов которых предполагалось действовать дальше. Она не была реализована, как и прежние договорённости.

На протяжении следующего месяца позиции Рацираки слабели. 15 июня 2002 года он ненадолго уехал во Францию – одну из последних стран, пока еще находившихся на его стороне. Поездка в Париж оказалась бесплодной – новое правительство Ширака решило признать Равалуманану. Вдобавок, отсутствие президента деморализовало оставшихся сторонников. Хотя Рацирака всё же вернулся на остров, сделать уже было ничего нельзя: 26 июня стало известно, что президент США Буш признал Равалуманану президентом Мадагаскара. Это стало решающим, вскоре после этого все европейские страны последовали его примеру. Перед лицом дипломатического и военного поражения Рацирака был вынужден окончательно покинуть Мадагаскар 5 июля 2002 года и обосновался во Франции. В августе 2002 года он был приговорён на родине к 10 годам каторжных работ за хищение государственных средств.

Возвращение Рацираки на Мадагаскар состоялось лишь через десятилетие. По понятным причинам, он не мог вернуться во время правления своего соперника. Однако после свержения Равалумананы в 2009 году и заявления новых властей, что Рацирака может вернуться в любое время, это стало возможным. В ноябре 2011 года бывший президент совершил «разведывательную поездку» на Мадагаскар. Было очевидно, что он хочет вернуться в мадагаскарскую политику. Рацирака заявил: «Должна быть конференция, не только между четырьмя основными политическими лидерами, но включающая другие политические партии и общественные объединения… Нам нужно примирение. Я пожму руку любому, во имя интересов нации». Однако бывший президент уехал с острова уже через две недели и окончательно вернулся на Мадагаскар только в апреле 2013 года.

Его вторичное появление на острове, очевидно, тоже было связано с грядущими выборами. Страна переживала очередной вакуум легитимной власти и Рацирака включился в политический процесс. Он попробовал было стать кандидатом на президентских выборах, однако его кандидатура была отклонена Особым избирательным судом. Однако он снова «был в деле», выступал в качестве эксперта и снова стал частью политической жизни. В преддверии очередных президентских выборов 2018 года он демонстрирует политическую активность. Возможно, либо он сам, либо один из его ближайших соратников поборется за президентский пост в ноябре 2018 года.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Марк Равалуманана

Марк Равалуманана

Марк Равалуманана – богатый бизнесмен, обеспечивший Мадагаскару несколько лет успешного экономического развития. Придя к власти на волне уличных протестов, он растерял популярность своими коррупционными действиями и непопулярными решениями, и был, в конце концов, свергнут.


Ипполит Рамарусун

Ипполит Рамарусун

Ипполит Рамарусун – вице-адмирал, которому свергнутый политическими оппонентами президент Равалуманана хотел подсунуть место главы военной хунты, но который сразу же мудро отказался от такого «подарка».

Мокгвитси Масиси

Мокгвитси Масиси

Масиси – представитель известной в Ботсване семьи, являющейся частью политической элиты, и выбранный предшественником наследник – как это принято в ботсванской политике.

Галина Зубко: Фульбе — гранды африканской саванны. Опыт реконструкции этнокультурного кода.

Галина Зубко

Раскрыто место культуры фульбе в мировом культурном наследии. Рассмотрена роль слова в культурной жизни фульбе применительно к различным жанрам. Освещены этногонические легенды народа.


Южная Африка: ЮАР, Зимбабве, Мозамбик, Ботсвана, Намибия, Замбия, Малави, Свазиленд

Южная Африка - 2

Почему путеводители Lonely Planet — самые лучшие в мире? Все просто: наши авторы — страстные, увлеченные путешественники.