Правители Африки: XXI век

2002-2009: Марк Равалуманана

Президент Мадагаскара (5.VII.2002-17.III.2009)

Марк Равалуманана
Полное имя Марк Равалуманана
Marc Ravalomanana
Родился 12.XII.1949, Имеринкасинина, провинция Тананариве, Французский Мадагаскар
Умер Нет
Президент 5.VII.2002-17.III.2009
Этнос Мерина
Вероисповедание Христианин

Марк Равалуманана – богатый бизнесмен, обеспечивший Мадагаскару несколько лет успешного экономического развития. Придя к власти на волне уличных протестов, он растерял популярность своими коррупционными действиями и непопулярными решениями, и был, в конце концов, свергнут.

Равалуманана родился в семье мелких фермеров, из поколения в поколение занимающейся производством молочных продуктов. Сам будущий президент, говорят, начал свой рабочий путь, развозя клиентам домашний йогурт на велосипеде. Первое образование он получил благодаря скандинавским миссионерам, они же вывезли его в Европу, где он учился в лютеранской школе.

По возвращении на родину в середине 1960-х Равалуманана начал заниматься семейным бизнесом. Наверное, было немного предпосылок для превращения этого небольшого предприятия в огромную агроимперию TIKO. Свою роль сыграл талант бизнесмена самого Равалумананы, а также средства Всемирного Банка, выделенные на поддержку мадагаскарского малого бизнеса в рамках одной из правительственных программ. Будущий президент получил средства в 1982 году, тогда и было положено начало его бизнес-империи. Также Равалуманана пользовался поддержкой Мальгашской протестантской церкви, активным прихожанином которой он являлся с детских лет. Кстати, он и впоследствии уделял религиозности особое внимание, очевидно, искренне считая её важной частью формирования личности: все сотрудники TIKO Group были обязаны посещать церковь, хотя и не обязательно протестантскую, как он.

Уже в начале 1980-х компания Равалумананы начал экспортировать продукцию за границу. Активы были объединены в TIKO Group, которая стала крупнейшим частным производителем продуктов питания на Мадагаскаре и фактическим монополистом на рынке молочных продуктов, соков, подсолнечного и соевого масла. Равалуманана стал одним из богатейших людей в стране, при этом он не был вовлечён в публичную политику до 1999 года. Впоследствии, добившись президентского кресла, он стал одним из немногих африканских лидеров – выходцев из бизнеса, предпринимателей, не имевших за плечами ни военный опыт, ни длительную партийную карьеру.

Поговаривали, что главной целью похода бизнесмена в политику было устранение препятствий, которые чинили TIKO Group столичные власти, — то есть, развитие бизнеса. Выход на политическую сцену Равалумананы напоминал бизнес-проект – решительный, быстрый, индивидуалистичный. В преддверии выборов мэра Антананариву он не стал опираться на поддержку какой-либо существующей партии, выдвинувшись от только что созданного им самим общественно-политического движения Tiako larivo («Я люблю Лариво» = то есть, Антананариву). Название, в некоторой степени, содержало отсылку к TIKO Group, товары которой продавались повсюду. В поддержку Равалумананы высказалась и влиятельная Мадагаскарская церковь Иисуса Христа, вице-президентом которой он был. На выборах в ноябре 1999 года Равалуманана легко победил действующего мэра, представителя одной из традиционных партий.

Новый мэр столицы излучал деловитость и оптимизм. Энергичный, всегда безупречно одетый Равалуманана вплотную занялся городом – прежде всего, городской средой. Значительно улучшилась очистка улиц от мусора, прокладка новых сетей водоснабжения и канализации помогла достичь успехов в борьбе с холерой. Бизнесмен Равалуманана также смог привлечь к решению городских проблем финансирование Всемирного Банка, Евросоюза и Французского агентства развития, — одним словом, сделал то, что явно не стал бы (и не смог бы) делать другой «средний» мэр-политик. Его популярность среди горожан росла. Занимался он также культурной повесткой. Традиционные политические силы в определённый момент почувствовали появление серьёзного конкурента и подпитывали протесты недоброжелателей Равалумананы, которых тоже хватало – за его высокомерие и безаппеляционность в достижении своих целей.

Равалуманана не афишировал своих намерений вплоть до начала предвыборной кампании в сентябре 2001 года. Действующий президент Рацирака, достигший плотного контроля государственных институтов, позаботился о том, чтобы усложнить жизнь своим потенциальным соперникам. Одним из новшеств ведения агитации, придуманных ради Равалумананы, был запрет на размещение политической рекламы на упаковках товаров (он, безусловно, стал бы размещать такую рекламу на пакетах молока и других пищевых товарах TIKO Group). Этот запрет Равалуманана смог преодолеть с помощью хитроумной игры слов предвыборного слогана и названия кампании.

Успешность Равалумананы, который оказался, несмотря на препятствия, достойным соперником старожилу Рацираке, основывалась на способности объединить различные оппозиционные силы. К концу кампании (декабрь 2001) его уже знали по всей стране, в конце октября видный мадагаскарский политик Рацирахунана вышел из президентской гонки, призвав голосовать за Равалуманану. Последний призывал к борьбе с коррупцией и бедностью, эффективности управления, прозрачности государственных расходов, привлечению инвестиций, развитию образования и здравоохранения. Даже принадлежность к народности мерина (которая на протяжении веков была господствующим классом на Мадагаскаре, за что её недолюбливали остальные), в конце концов, не стала негативным фактором, на фоне личных качеств Равалумананы, его энергичности и успеха в качестве бизнесмена.

Как показали дальнейшие события, президентские выборы Равалуманана, очевидно, выиграл уже в первом туре. Однако Рацирака не собирался этого признавать, он контролировал и Избирком, и Конституционный суд, куда могли апеллировать кандидаты. После длительных манипуляций окончательные результаты были опубликованы как бы в пользу Равалумананы, однако ему не дали абсолютного большинства голосов, «насчитав» 46%, после чего власти объявили о подготовке второго тура. В то же время, и независимый подсчёт голосов, и данные штаба самого кандидата свидетельствовали о том, что он набрал более 50% голосов, — то есть, был избран президентом в первом туре. По-видимому, так и было.

Нежелание властей признать поражение привело к тому, что уже в январе 2002 года сторонники Равалумананы начали выражать недовольство на улицах. В столице прошли многотысячные демонстрации с требованием объявить о победе мэра на президентских выборах. Сам кандидат «подлил масла в огонь», появившись на митинге и скандируя со всеми «Мы будем защищать суверенный выбор народа до самого конца!». Он отказывался признать результаты выборов, официально объявленные подконтрольной Рацираке Избирательной комиссией, и отверг пересчёт голосов, назначенный Конституционным судом. Высшая судебная инстанция недвусмысленно демонстрировала нежелание менять объявленные итоги первого тура: пересчитывать голоса избирателей поручили тем же людям, которые считали их в первый раз, при этом Конституционный суд не установил никакого дополнительного контроля за процессом. Видя такой подход, Равалуманана отверг и проведение второго тура, заявив: «это не я бойкотирую второй тур, это вся нация отвергает его». Вместо этого он направил в Избирком заявление с требованием дисквалифицировать Рацираку за многочисленные нарушения избирательного законодательства (такие, как использование для своей кампании государственных ресурсов и служащих), которые действительно имели место.

Ситуация постепенно всё больше заходила в тупик, градус уличных страстей возрастал, а с 28 января Равалуманана объявил всеобщую забастовку. Власти пытались настаивать на проведении второго тура и компромисс не просматривался. Тогда Равалуманана 22 февраля, в ходе массового митинга на столичном стадионе, провозгласил себя избранным президентом Мадагаскара. Несмотря на негативную реакцию большинства международных институтов на эту акцию, очевидно, это было единственным способом обрести власть в сложившейся ситуации. Равалуманана начал буквально перетягивать власть у Рацираки, однако процесс изрядно затянулся и перерос, фактически, в гражданскую войну, сопровождающуюся катастрофическими последствиями для экономики.

Неизбежно страна разделилась на лояльные президентам «области». Первоначально, к началу марта, Равалуманана смог установить контроль только над столицей и столичным регионом. Следует, впрочем, помнить, что население столичного региона составляло около четверти населения всего Мадагаскара. В других провинциях сидели губернаторы, назначенные Рациракой и не намеренные сдаваться. Свергнутый президент обосновался в Туамасине и оттуда организовал транспортную блокаду столицы, отрезав ее от продовольствия и топлива. Это, однако, не сломило сторонников Равалумананы, которые постепенно начали устанавливать контроль над другими провинциями.

Перелом в отношении иностранных государств к легитимности Равалумананы наступил в конце апреля 2002 года. Новый состав Административной палаты Верховного Суда отменил ключевые кадровые назначения Рацираки в состав Конституционного суда, что изменило расклад сил в пользу нового президента. Конституционный суд оперативно провозгласил Равалуманану победившим в первом туре кандидатом, что позволило иностранным государствам открыто перейти к него поддержке. В глазах международного сообщества Равалуманана был теперь единственным легитимным президентом Мадагаскара. Он был вторично приведен к президентской присяге 6 мая, уже в торжественной обстановке и в присутствии иностранных дипломатов. Остальное было делом времени. Полный контроль над страной новый президент обрёл 5 июля, после того, как Рацирака покинул Мадагаскар, а верные ему силы сложили оружие.

Новый президент Мадагаскара получил сложное наследство от предшественника. Страна переживала экономический спад, усугублённый противостоянием 2002 года. Новому правительству предстояли трудные переговоры с МВФ и Всемирным банком, которые давно требовали от мадагаскарских властей проведения структурных реформ, в частности, приватизации государственной собственности. Население, впрочем, дало карт-бланш новым властям: на парламентских выборах 15 декабря 2002 года партия президента TIM получила 103 места в парламенте – абсолютное большинство. Сторонники Рацираки из доминировавшей ранее в политической жизни страны партии AREMA завоевали только 3 депутатских мандата.

Утвердившись в качестве президента, Равалуманана демонстрировал новый, доселе невиданный на Мадагаскаре подход к решению дел. На первом месте был бизнес, — экономические связи, заключение торговых соглашений, борьба за льготы на международных рынках. Этот деловой стиль, практически глобалистский и интернациональный, резко контрастировал с «протекционизмом» и «социализмом» Рацираки. Это была сильная сторона новой власти, но в этом же была и слабость: Равалуманана, по сути, никогда не был политиком в полном смысле слова, и политическая карьера не была стержнем его интересов. Поглощённый экономическим развитием, бизнес-проектами, он упускал специфику управления государством, — работу с массами, которые по-прежнему оставались в бедности, и выстраиванием отношений с военными, которым, по правде говоря, адмирал Рацирака был ближе торговца Равалумананы.

Равалуманана легко смешивал политику и бизнес: к примеру, президентский самолет был зарегистрирован на TIKO Group, многие советники и министры были ранее менеджерами TIKO, а сама компания стала основным поставщиком товаров для государства. Поэтому неудивительно, что с точки зрения соблюдения норм демократии Равалуманана прошёл тот же путь, что и его предшественник Рацирака. Будучи избран демократическим путём, Равалуманана постарался (как и предшественник) установить контроль над различными ветвями власти через кадровую политику, чтобы затем продавливать свои решения, которые к демократии уже не имели отношения. В этом он ничем не отличался от Рацираки и режима, существовавшего до 2002 года. Равалуманана быстро добился парламентского большинства через внеочередные выборы, постепенно достиг контроля над Сенатом, имел контроль над Конституционным судом. Пользуясь этим, он начал делать уже совсем недемократические вещи. К примеру, в ноябре 2002 года Равалуманана начал издавать президентские указы об отмене пошлин на импорт широкого круга товаров (удобрения, стройматериалы и т.д.). По закону такие решения должны были утверждаться парламентом, однако в то время Равалуманана еще не имел контроля над Национальной Ассамблеей. Вместо этого президент получил специальное разрешение Конституционного Суда на издание таких указов без одобрения парламента, создав прецедент и продемонстрировав наглядное пренебрежение нормами демократии. Возможно, так было быстрее, эффективнее, но, безусловно, умаляло значимость самих государственных институтов.

Очевидно, президент видел свою главную задачу на посту в экономическом развитии Мадагаскара. Он принял тяжелое наследство: за время политического кризиса 2002 года ВВП страны упал на 12%. Правительство отказалось от безусловной ориентации на Францию, которая длилась десятилетиями и была не только политической, но и экономической. Вместо этого Равалуманана начал активно взаимодействовать с США и американским бизнесом, с партнёрами из Германии и т.д. Английский язык был введён в школах в качестве третьего языка. В 2005 году Мадагаскар вступил в Общество развития стран Южной Африки (SADC), то есть, начал активно выходить из сферы влияния бывшей метрополии. Всё это не могло понравиться французам и, возможно, свержение президента в 2009 году произошло при их участии – так считают некоторые обозреватели.

Экономическая политика была либеральной и нацеленной на развитие внешней торговли. Правительство переработало законодательство, особенно в части добычи сырья, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Сельскому хозяйству тоже было уделено внимание: Равалуманана пригласил в октябре 2003 года 30 вьетнамских агрономов специально для повышения урожайности риса. Проходили приватизации государственных предприятий, причём при активном участии TIKO Group, которая в 2002-2004 годах существенно разрослась. Скупка активов часто осуществлялась без сторонней конкуренции, без объявления тендеров, то есть, вполне коррупционно. Таким способом в 2003 году были приобретены государственная нефтедобывающая компания, государственные SINPA (агробизнес) и SOMACODIS (оптовая торговля). Равалуманана разрешил продажу земли, впервые в истории страны. Как впоследствии заметил один из исследователей наследия президента, Равалуманана «по большей части принимал решения, которые приносили выгоду лично ему, однако они также были полезны и стране тоже».

Уже в 2003 году экономика выросла на небывалые для страны 9,6%, и впоследствии правительству удавалось экономический рост на уровне 5-6% в год, что было наилучшим показателем чуть ли не за всё время существования независимого Мадагаскара. Нельзя, однако, сказать, что основная масса населения получила от этого какие-то видимые преференции. В 2004 году правительство ввело плавающий курс мадагаскарского франка, который сразу же обвалился на 50%, что вызвало рост цен и серьезную инфляцию. Особенно тяжело пришлось беднейшим слоям населения. Вместе с тем, Мадагаскар в октябре 2004 года был признан МВФ бедной закредитованной страной (категория HIPC), что позволило списать 80% долга, более 800 млн. долл. Правительство также сумело получить помощь от ЕС и других международных доноров.

К числу неудач правительства следует отнести недостаточный контроль над армией. В 2004 году произошли волнения в среде резервистов, требовавших компенсаций за участие в противостоянии с Рациракой в 2002 году. Власти не смогли удовлетворить их требования, после чего последовали беспорядки. Отсутствие контакта и контроля над военными впоследствии сыграло решающую роль в падении правительства Равалумананы.

Тем не менее, в преддверии выборов 2006 года президент имел хорошие внутриполитические позиции. Согласно данным Афробарометра, в 2005 году его деятельность на посту президента одобряли 82% мадагаскарцев. Себе в заслугу он мог поставить экономический рост, хорошие отношения с внешними кредиторами, частичное списание долгов, реформы законодательства и многие другие изменения, которые действительно имели место. Его «План мадагаскарского действия», опубликованный в 2006 и одобренный МВФ в феврале 2007 года, предполагал инфраструктурные проекты (в частности, дорожное строительство), реформу системы управления, образования, сельского хозяйства и многих других сфер. Подчеркивалась важность изучения английского языка молодежью для лучших перспектив сотрудничества с южноафриканскими соседями. План имел обеспечение МВФ, то есть, все шансы быть претворённым в жизнь. Вместе с тем, существенного роста благосостояния большинства не произошло, а Мадагаскар оставался одним из беднейших государств Африки, где около 85% населения жило менее чем на 2 доллара в день. Хотя выборы 2006 президент выиграл в первом туре (55% голосов), победа не обошлась без подавления оппозиции: 4 кандидата к выборам не были допущены.

После переизбрания Равалуманана продолжал курс на развитие бизнес-проектов. В ноябре 2008 года компанией Exxon Mobil на шельфе Мадагаскара была добыта первая нефть. Крупнейшими проектами в сфере добычи полезных ископаемых стали добыча никеле-кобальтовой руды в Таматаве и Амбатуви, кроме того, были подписаны многомиллионные контракты с Рио Тинто и другими международными гигантами. Объём иностранных инвестиций вырос в разы и достиг 1,5 млрд. долл. в 2008 году.

На референдуме в апреле 2007 года была одобрена правительственная реформа по разделению страны на 22 «зоны развития», официально – для более сбалансированного управления экономикой, а фактически – для ограничения влияния провинциальных губернаторов. Реформа предполагала выстраивание «вертикали власти», в которой президент мог опосредованно взаимодействовать с местной властью, причём логика этого взаимодействия была экономическая. Предполагалось, что местные «лидеры», которых изберёт население, смогут лучше донести свои нужды не через политические институты, а через экономические запросы в рамках «зон развития». Хотя идея была хороша, но Равалуманана сам её загубил, «временно» назначив лидеров, вместо организации избрания. Впрочем, позиции президента были крепки: в ноябре 2007 года состоялись парламентские выборы, в ходе которых пропрезиденская TIM даже увеличила представленность до 105 мест в парламенте (из 127).

Ко второму сроку Равалуманана, чувствуя полную подконтрольность страны и поддержку избирателей, стал проводить всё более авторитарную политику. Оппоненты президента преследовались. По оценке организации Репортеры без границ, за время правления Равалумананы по критерию свободы слова Мадагаскар переместился с 65 на 95 место. Изменение вектора общественного развития нашло отражение в индексе качества управления Фонда Мо Ибрахима: снизились показатели качества законотворчества, делового климата (учитывавшего коррупцию). В итоге, индекс качества управления в 2008 году оказался таким же, как в 2000 году, когда у власти был авторитарный Рацирака. Лично президента задевали публикуемые рейтинги, так как он весьма пёкся о своем имидже на международной арене. Правительство делало заявления об усилении борьбы с коррупцией, но, в целом, не могло изменить наметившийся авторитарный тренд, так как источником был сам Равалуманана и сложившаяся команда президента.

Пожалуй, главным врагом президентского имиджа была его процветающая бизнес-империя. Продвижение бизнеса TIKO, которым Равалуманана активно занимался с первых дней прихода к власти, в конечном счёте, задело многие интересы, породило разнообразные конфликты. Президент не только потеснил предпринимателей, но и в ряде случаев «насолил» обычным гражданам. К примеру, властями были конфискованы сельхозугодия в провинции Амбатандразака, где выращивалось большинство мадагаскарского риса. Конфискованные земли принадлежали местному населению, хотя и не были оформлены юридически – землями владели на основании «традиционного права», когда все в деревне или общине знали, кому принадлежит земля (никакого кадастра не существовало). Режим Рацираки не покушался на эту традицию, а вот новые власти проигнорировали её. На конфискованных землях разместилось производство риса от TIKO Group. Это не могло не оттолкнуть не только пострадавшее крестьянство, но и других владельцев таких же «традиционных» угодий, которым могла угрожать такая же опасность. Вездесущая корпорация президента раздражала население, кроме того, менеджмент TIKO не стеснялся заниматься спекуляциями на рисовом рынке, придерживая качественный рис для экспорта зарубеж, взамен закупая для продажи на местном рынке дешевый низкокачественный рис из Пакистана на деньги МВФ.

Равалуманана умудрился настроить против себя даже столицу, которая когда-то обеспечила ему поддержку в борьбе за власть, начав обустраивать в центре Антананариву широкие бульвары. Владельцам снесённых домов, не имевших выбора и выселенных с привычных мест проживания, полагалась компенсация, однако за тем, чтобы выплаты совершались, никто особенно не следил. Эти переселённые жители столицы наверняка приняли участие в протестных митингах 2009 года, вызвавших свержение президента.

Рост цен на продукты питания в 2008 году, обусловленный природными условиями, неминуемо стали связывать с желанием президента нажиться на бедняках. В этом был виноват он сам, так как его бизнес-империя TIKO теперь продавала чуть ли не всё продовольствие чуть ли не всем мадагаскарцам. Любое повышение цен на продовольствие воспринимали как грабеж со стороны лично президента. Ходили слухи о неуплаченных лично Равалумананой налогах на сумму 100 млн. долл.
Таким образом, всего лишь на протяжении 2008 года Равалуманана в значительной мере утерял поддержку населения, хотя процесс начался раньше. Сам президент, вероятно, чувствовал, что над ним сгущаются тучи. В июле 2008 года он вынудил французского после Ле Лидека, назначенного всего лишь полгода назад, покинуть Мадагаскар. Причины были не совсем понятны, но чаще всего указывали на суеверие и подозрительность Равалумананы. Дело в том, что Ле Лидек был французским послом в Демократической республике Конго во время убийства Лорана-Дезире Кабилы (2001), и он же был послом в Кот д’Ивуаре, когда началась гражданская война в 2002 году. То ли Равалуманана подозревал его в чём-то, что ли считал, что такой посол приносит неудачу своим присутствием.

«Спусковым крючком» конца президентства Равалумананы стали скандалы, закономерно проистекающие из отсутствия какого-либо контроля над действиями исполнительной власти.

Падение режима началось, как и полагается, с ерунды – интервью бывшего президента Рацираки на телеканале Viva TV, принадлежащем молодому бизнесмену, рекламщику, известному в прошлом диджею Андри Радзуэлине. Этот бизнесмен с декабря 2007 года был также избранным мэром Антананариву, победив тогда пропрезидентского кандидата. Постепенно Радзуэлина стал ведущим оппозиционным лидером на Мадагаскаре, постоянно критикующим власть. Он был оратором, имел опыт организации общественных мероприятий и в полной мере владел демагогической лексикой. Закрытие канала Viva TV за интервью с Рациракой в декабре 2008 года стало отправной точкой персонального противостояния власти и Радзуэлины.
В январе 2009 года появились сообщения о практически заключенном контракте правительства с южнокорейской компанией Дэу. Соглашение предполагало передачу огромной территории, размером с половину Бельгии, в пользование Дэу на 99 лет, для производства кукурузы и пальмового масла, которые должны были полностью отправляться в Южную Корею. Передаваемые земли составляли около половины всех пригодных для обработки сельхозугодий Мадагаскара. Хотя корейцы обещали создать 45 тыс. рабочих мест, сразу же возникли опасения, что деятельность Дэу приведёт к переселению жителей с насиженных мест и лишению их средств к существованию. Учитывая, что никто не ожидал от корейцев высоких зарплат, всё это выглядело как форменное закабаление Мадагаскара, превращение его в колонию Южной Кореи. Особое возмущение людей вызывал тот факт, что земли передавались компании без арендной платы (впоследствии представители Дэу пытались «отыграть назад» и заявили, что переговоры еще ведутся и это не окончательное решение). В этой обстановке обещание корейцев, в случае заключения контракта, инвестировать в инфраструктуру Мадагаскара около 2 млрд. долл., как-то осталось незамеченным.

Примерно в это же время возник скандал с покупкой нового президентского самолёта за 60 млн. долл., который вызвал вопросы международных доноров и, вообще, дико смотрелся на фоне массовой нищеты населения.

Обнародование этих ярких случаев вызвало всплеск протеста, вылившегося в уличные демонстрации. На протяжении первых недель военные оставались верны президенту, однако градус протеста рос. Раздуэлина, повторяя самого Равалуманану образца 2002 года, устраивал ежедневные мирные демонстрации в Антананариву. Постепенно они приняли массовый характер и эпизодически превращались в разграбление столичных магазинов. Полиция открыла огонь против мародеров, которых, вероятно, было невозможно отличить от протестующих, и появились первые жертвы (всего за время противостояния Радзуэлины и Равалумананы погибло 135 человек). Кроме того, на имущество компании TIKO совершались нападения, в ночь с 26 на 27 января были сожжены и разграблены склады Магро – дочерней струкутуры TIKO, занимающейся оптовой торговлей продовольствием, а также уничтожена большая часть грузовиков.

Ravalomanana
P1090934

Мадагаскар, 27 января 2009 года. Погромы
Автор: fanalana_azy

Ravalomanana
P1090956

Сожженный офис радиостанции, 27 января 2009 года
Автор: fanalana_azy

31 января 2009 года Радзуэлина провозгласил себя президентом, обосновывая это бездействием властей в решении насущных проблем граждан. В ответ президент лишил его поста мэра. 7 февраля власти расстреляли многотысячную демонстрацию около президентского дворца, погибло 28 человек. На протяжении февраля стороны пытались вести переговоры (сами лидеры встречались несколько раз), которые не увенчались успехом и были, в конце концов, прерваны. Радзуэлину попыталась арестовать служба безопасности, однако ему удалось ускользнуть.

Перелом ситуации произошёл 8 марта 2009 года, когда взбунтовались солдаты на военной базе Камп Капсат, расположенной в предместьях столицы. Они заявили о нежелании больше подавлять демонстрации и фактически перешли на сторону оппозиции. Относительно незначительное событие (взбунтовалось около 70 солдат) послужило, однако, толчком к включению армии в конфликт. Военные, до этого момента пытавшиеся оставаться нейтральными, начали действовать. Единства в их рядах не было. 10 марта начальник штаба армии дал сторонам 72 часа, чтобы договориться, угрожая взять власть, если этого не случится. Уже на следующий день, он, однако, сам был смещён, а занявший его место полковник Андриаридзауна заявил об отсутствии намерения у армии совершать переворот. Он, однако, фактически уже не подчинялся президенту. 12 марта полиция объявила о переходе в подчинение новому начальнику штаба. Радзуэлина немедленно стал утверждать, что находится в постоянном контакте с новым военным начальством.

Лишившись поддержки силовых ведомств, Равалуманана уже ничего не мог сделать. Оппозиция начала занимать здания министерств, а в распоряжении президента остались только его сторонники, бывшие гражданскими лицами. Радзуэлина начал ежедневно призывать к отставке президента, а потом просто к его аресту. Предложение Равалумананы о проведении референдума, оставаться ему у власти или нет, которое он сделал 15 марта, было уже жестом отчаяния, который ничего не изменил. На следующий день военными был взят один из президентских дворцов, и, хотя самого президента в нём не было, Равалуманана подал в отставку.

«После долгих раздумий я решил распустить правящие органы власти и передать президентскую власть [военной] директории, которая может быть сформирована», заявил президент. — «Решение было очень трудным и тяжелым, но его следовало принять. Для развития нашей страны необходимо спокойствие и мир». Согласно заявлению президентской администрации, власть была передана военному командованию, которое должен был возглавить «имеющий самое высокое звание и старейший по возрасту» офицер. Смещённый президент отправился в ссылку в ЮАР.
Сам Равалуманана считал, что за свержением стоят французы. «Мадагаскар – остров и я думал, у нас нет никаких врагов в других странах. В результате [этого ошибочного мнения] мы получили этот переворот» — заявлял президент. Отчасти это подтверждалось тем, что новые власти взяли явно профранцузский курс, свернув некоторые принятые решения – к примеру, в сфере более широкого применения английского языка.

Почти сразу после свержения началась эпопея под названием «возвращение опального президента на Мадагаскар».

Уже в 2009 году Равалуманана вступил в переговоры с новыми властями о возможности возвращения в страну. Его появление на острове, однако, категорически не устраивало новые власти. Режим Радзуэлины так и не получил международного признания и появление бывшего президента могло иметь непредсказуемые последствия. В глазах всего мира Равалуманана был законным главой государства. Поэтому позиция переходного правительства в отношении возвращения Равалумананы были твердой и неизменной. Попытки переговоров при посредничестве с SADC зашли в тупик, потому что власти отказывались впускать бывшего лидера в страну. Вероятно, чтобы навсегда избавиться от Равалумананы, в 2010 году свергнутый президент был приговорён мадагаскарским судом к пожизненным каторжным работам за расстрел в феврале 2009 года оппозиционной демонстрации.

В 2011 году мадагаскарские власти сумели предотвратить вылет самолета с бывшим президентом из Йоханнесбурга. Когда же в 2012 году Равалуманана с большим трудом всё же добился права приехать, и вылетел на Мадагаскар, уже в воздушном пространстве страны экипажу сообщили, что все аэропорты в стране закрыты. Самолёту пришлось разворачиваться и возвращаться в ЮАР.

Не видя возможности принять активное участие в избирательной кампании 2013 года, Равалуманана, так и не попавший на Мадагаскар, объявил в декабре 2012 года, что участвовать в выборах не будет, одновременно призвав Радзуэлину последовать его примеру. Когда Радзуэлина согласился, в середине 2013 года неожиданно в президенты была выдвинута Лалау Равалуманана, жена бывшего президента. Это, разумеется, вызвало бурю гнева в лагере Радзуэлины, обвинившего Равалуманану в желании править Мадагаскаром через жену.

В августе 2013 года Конституционный суд отказал в возможности выставить кандидатуру всем трем бывшим лидерам страны (включая Рацираку) и жене Равалумананы.

Наконец, 12 октября 2014 года Равалуманана, без ведома властей, всё же приехал на Мадагаскар. Через несколько дней власти взяли штурмом его дом, при этом президент Радзаунаримампианина оговорился, что это сделано «для его же безопасности». Впоследствии он содержался на военной базе Анциранана, на севере Мадагаскара. В рамках усилий новоизбранного президента по национальному примирению, Равалуманана принимал участие во встречах бывших президентов, куда его возили под конвоем с военной базы. Впрочем, довольно быстро его освободили: уже Рождество он встречал в своем доме Антананариву, куда был переведён под домашний арест. Судебное обвинение было вскоре снято совсем и в мае 2015 года он был полностью свободен. Равалуманана сразу же объявил о реанимации и TIKO Group, и своей политической партии TIM. В том же году жена бывшего президента была избрана мэром Антананариву.

В январе 2018 года Равалуманана заявил о намерении выставить кандидатуру на пост президента Мадагаскара на приближающихся выборах.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Андри Радзуэлина

Андри Радзуэлина

Андри Радзуэлина – бывший диджей, рекламщик, владелец СМИ, захвативший власть на волне недовольства предшественником. Несмотря на обаяние, он остался так и не признан международной общественностью, а его годы у власти на Мадагаскаре превратились в сплошной политический и экономический кризис.


Хери Радзаунаримампианина

Хери Радзаунаримампианина

Хери Радзаунаримампианина – рекордсмен по количеству букв в фамилии среди глав государств мира – был почти случайной фигурой, которой была уготована роль марионетки. Он быстро избавился от своего «хозяина», однако в качестве самостоятельного президента так и не смог достичь заметных успехов по выводу страны из кризиса.

Альфа Конде

Альфа Конде

Альфа Конде – оппозиционер с большим стажем, возглавивший первое за многие годы гражданское правительство Гвинеи.

Великий Бенин

Великий Бенин

В погоне за золотым песком, райскими семенами и другими благами португальский мореход вместе со своей командой отправляется в Великий Бенин. Однако по прибытии на родину главным поводом для гордости оказывается не перец и не бронзовые скульптуры, а «черная слоновая кость».


Майк Кэдмен: Южная Африка. Путеводитель

Феномен

Южная Африка — это мир первозданной природы, леса, полные диковинной жизни, отвесные скалы и глубокие долины, саванны, выжженные пустыни и бесконечные океанские пляжи, это страна, которая отражает весь мир. Здесь великолепные курорты с их бурным ритмом жизни соседствуют с маленькими городками, где время словно остановилось.