Правители Африки: XXI век

2012: Амаду Саного

Глава государства Мали (22.III.2012-12.IV.2012)

Амаду Саного
Полное имя Амаду Айя Саного

Amadou Haya Sanogo

Родился 30.XI.1972, Сегу, Мали

14.X.2015, Котону, Бенин

Умер Нет
Председатель

Национального комитета
по восстановлению

демократии и государства

22.III.2012-12.IV.2012
Этнос Бамбара
Вероисповедание Мусульманин

Саного хотел изменить свою незавидную жизнь младшего офицера и не упустил случай, однако его правление было еще более некомпетентным, чем свергнутого Туре, а в конце он оказался за решёткой.

Амаду Саного родился в скромной семье, о которой мало что известно. Один из его родителей (отец или мать, в разных источниках) работал в медицинском центре Сегу санитаром или медсестрой, а сам будущий путчист был четвертым мальчиком из 7 детей. В возрасте 18 лет он начал службу в армии, которая была одной из немногих возможностей для бедняков сделать карьеру.

Однако карьера не особенно задалась. Он служил инструктором и преподавателем английского языка в военных школах Кати и Куликоро. Определенный авторитет, который был им наработан, пошёл прахом после инцидента в военной школе Куликоро, когда в результате дедовщины погибли пять курсантов. Хотя сам Саного, возможно, и не участвовал в издевательствах над новобранцами, он получил взыскание вместе с другими офицерами и был переведен обратно в военную школу Кати.

Саного несколько раз проходил обучение в США в период с 2004 по 2010 годы: сначала на базе американских ВВС в Техасе, потом как офицер службы безопасности на военной базе в Аризоне. С августа по декабрь 2010 года Саного повышал квалификацию на престижных курсах для офицеров-пехотинцев в Джорджии. По всей видимости, целью командировок Саного было совершенствование английского, хотя сам он впоследствии часто появлялся с нагрудным знаком американской морской пехоты на мундире. Возможно, это лучше чем что-то другое иллюстрирует его неудовлетворенное честолюбие. Его американские кураторы, однако, отмечали, что Саного был обычным средним стажёром, и никаких особых лидерских качеств не обнаруживал.

Итак, на момент путча Саного было почти 40 лет, он был всего лишь капитаном малийской армии на военной базе Кати, и инструктором по английскому языку. Было о чем задуматься.

Очевидно, что свержение Туре было случайным событием, которое вполне могло и не произойти. Хотя в армии бродило глухое недовольство действиями правительства, никакого заговора против Туре не было. Оглядываясь назад, становится понятно, что Саного лишь воспользовался общей неразберихой, которая наступила после стихийного мятежа группы солдат.

21 марта 2012 года на военную базу Кати приехали министр обороны Гассама вместе с начальником штаба Пудиугу. Целью визита было утихомирить солдат, выражавших недовольство плохим снабжением армии и положением дел с туарегским восстанием. Однако общий язык с солдатами высокопоставленное начальство не нашло и было вынуждено бежать под звуки пальбы, уворачиваясь от летящих в машину камней. На этом всё могло бы и закончиться, однако группы разозлённых солдат стихийно двинулись по направлению к Бамако, до которого было всего 15 километров. В течение нескольких часов был захвачен и разграблен президентский дворец, взяты телецентр и радиостанция. Однако даже тогда никто не рассматривал это солдатское выступление как попытку переворота. Сам президент Туре, скрывающийся от мятежников, написал в твиттере, что «это не государственный переворот, а всего лишь солдатский мятеж». Вечером того же дня пришло сообщение о волнениях на крупной военной базе в Гао.

По всей видимости, Саного и группа младших офицеров попросту решила воспользоваться ситуацией и возглавить стихийное выступление солдат. Определённо, никто из них заранее не планировал свержение Туре, и идея сместить президента вызрела в течение всего нескольких часов, а может, и минут. Более того, вполне вероятно, что сам состав путчистов был случаен. Саного и еще несколько офицеров попросту остались на базе, охваченной беспорядками, тогда как другие офицеры разбежались. А когда солдатам надоело палить в воздух и они захотели действовать, Саного оказался одним из немногих оставшихся с солдатами командиров и повёл мятежников на столицу. Впрочем, как именно это произошло, и почему именно Саного оказался во главе мятежа, достоверно не известно.

Что касается личных мотивов Саного и других офицеров, присоединившихся к мятежу, очевидно, это было личное честолюбие, желание удовлетворить амбиции и вырваться из бесперспективного прозябания на военной базе. О чем-то другом они думали мало, что и показали последующие события.

Путчистам помогла беспомощность, которую продемонстрировала власть перед лицом восставших солдат. Кажется, Туре ожидал, что солдаты успокоятся сами и разойдутся по казармам, и ничего не предпринимал. Однако они не расходились, а ранним утром 22 марта 2012 года по телевидению выступил никому не известный лейтенант Конаре, объявивший о смещении президента, роспуске государственных институтов и приостановке действия конституции. Бразды правления брал на себя Национальный комитет по восстановлению демократии и государства. Причинами свержения правительства были объявлены его некомпетентность в борьбе с терроризмом. Позже по телевидению выступил сам Саного, уже в качестве главы военной хунты, и объявил о введении комендантского часа и закрытии границ.

Успех путча был такой же неожиданностью для самих путчистов, как и для всех остальных. Журналисты отмечали, что хотя Саного казался человеком внимательным, вдумчивым, готовым к общению, он допускал во время выступлений неуместные ухмылки и, по всей видимости, не знал, что делать дальше. Позитивной повестки у путчистов не было, они были просто «против Туре». Даже позднее, уже после сложения полномочий, Саного в интервью предпочитал сосредотачиваться на том, каким плохим президентом был Туре – коррумпированным, некомпетентным, не думающим о солдатах. Он даже утверждал, будто бы Туре не собирался проводить президентских выборов и хотел оставаться у власти и дальше (что было очевидной неправдой). Но что смогли дать стране сами путчисты, когда им удалось отстранить Туре?

После того, как переворот стал свершившимся фактом, события стали развиваться по вполне предсказуемому руслу. Узнав о свержении Туре, представители восставших туарегов и исламистов прямо заявили, что это им только на руку – и начали наступление. Вскоре они смогли занять Тимбукту – последний крупный город на севере страны, остававшийся под контролем правительства. Саного, захвативший власть под лозунгами борьбы с туарегским восстанием, обнаружил полную неспособность что-то предпринять. Армия отступала, а положение стало еще хуже, чем при «некомпетентном» Туре.

На международной арене переворот не поддержал никто. Страны ECOWAS, западноафриканского межгосударственного содружества, немедленно запретили приграничную торговлю с Мали и заморозили малийские депозиты в Центральном банке Западноафриканских государств, использующих франк КФА. Военная хунта оказалась в полной международной изоляции, без денег и с наступавшими с севера туарегско-исламистскими мятежниками. В стране стало быстро заканчиваться горючее, которое было полностью импортным, стали возникать проблемы с электроснабжением. Это был коллапс.

Неудивительно, что Саного был вынужден очень быстро пойти на попятную. Через неделю после путча, в конце марта, страны ECOWAS предъявили малийским военным ультиматум, требуя восстановления конституционного строя в течение 72 часов; в противном случае всех участников переворота ждали персональные санкции. Тогда Саного 1 апреля объявил о восстановлении конституции и государственных институтов. Также было объявлено о предстоящем созыве национального собрания, которое должно будет принять решение о переходном правительстве и организации выборов. Кто будет главой государства на этот переходный период, осталось неясным. О своей роли он предпочёл ничего не говорить, и уклонился от вопроса журналистов, считает ли он себя президентом в настоящий момент. Это был очевидный признак того, что хунта готова сдавать позиции.

Объявление о восстановлении конституции привнесло дальнейшую неопределенность. Оно означало, что в президентское кресло должен был вернуться Туре. Самого бывшего президента путчистам не удалось арестовать, ему удалось укрыться у верных ему подразделений и выехать вместе с семьей в Сенегал. Было понятно, что путчисты не согласятся на возвращение Туре в президентское кресло. В соответствии с конституцией, следующим после президента легитимным носителем власти являлся спикер парламента Траоре.

Пока шли переговоры о сложении военной хунтой полномочий, туареги окончательно овладели всей северной частью Мали и укрепились на захваченных позициях. Они объявили о достижении своих целей, потому что не имели интереса в остальных территориях Мали, и 6 апреля 2012 года провозгласили «Независимое государство Азавад». Новое государство занимало больше половины всей территории страны и контролировалось не только туарегами (куда ни шло, в конце концов, в Мали было несколько туарегских восстаний), но и союзной с ними Ансар Дин – магрибским крылом аль-Каиды.

СаногоTouareg rebels join forces in northern Mali

Туарегские повстанцы присоединяются к своим единомышленникам в северном Мали

Автор: Magharebia

Переговорщикам удалось, в конце концов, достичь соглашение об отставке и свергнутого Туре (8 апреля он подписал соответствующие документы), и Саного, с провозглашением временным президентом главы парламента Дионкунды Траоре. Передача власти состоялась 12 апреля 2012 года.

Отставка Саного, однако, не означала реального возвращения к гражданскому правлению. Саного сохранил контроль над армией, поэтому приведённое к присяге правительство Траоре оказалось бессильным сделать что-либо с путчистами и фактически оказалось их заложниками. При формировании правительства в него вошли бывшие офицеры-путчисты, в том числе в качестве глав службы безопасности и министерства обороны. В ночь с 30 апреля на 1 мая верные Саного части смогли нейтрализовать выступление группы бывших гвардейцев – «красных беретов», которые пытались осуществить контрпереворот.

Несмотря на совершенный переворот, Саного был популярной фигурой среди широких слоёв населения. Он был ярко выраженный strongman, уверенный в себе военный, понятный простым людям, говорящий простые вещи на их родном языке. В ситуации войны с туарегами он явно больше подходил на роль главы государства, чем приведённое к власти гражданское правительство во главе с 70-летним профессором математики. В мае 2012 года, возможно, с ведома Саного (и точно при попустительстве его «зеленых беретов») временный президент Траоре был жестоко избит толпой, после чего был вывезен во Францию на два месяца для лечения. К этому времени кончились 40 дней, которые конституция Мали отводила временному президенту (то есть, Траоре) на проведение выборов, которые так и не были проведены. Сам Саного, возможно, рассчитывал на легализацию своего фактического статуса хозяина положения в стране. Однако страны ECOWAS перспектива узаконивания правления Саного, которого они только что с трудом сместили, совершенно не устраивала. Под угрозой применения санкций, он был вынужден удовлетвориться ролью «бывшего главы государства» с прилагающимися к этому статусу выплатами и привилегиями. Как бы то ни было, на протяжении всего 2012 года именно Саного и подконтрольные ему подразделения обладали реальной властью в Мали.

Тем временем ситуация на севере страны принимала угрожающие формы. «Азавад» полностью превратился в террористическое государство с июля 2012 года, и было понятно, что потребуется внешнее силовое вмешательство, чтобы разбить террористов. Однако долгое время шло обсуждение меры участия потенциальных союзников Мали — стран Африканского Союза, ООН и Франции, – так как никто не хотел первым ввязываться в неизбежно тяжёлую войну. Это подвешенное состояние Саного очень устраивало, так как позволяло ему оставаться единственной реальной силой на территории южной части Мали. Он последовательно выступал против любого присутствия иностранных войск в стране, но был готов принять другую помощь, например, финансовую.

Власть начала ускользать от Саного после решения Франции всё-таки начать операцию против исламистов. По прибытии французских войск в январе 2013 года Саного сделал хорошую мину при плохой игре, публично одобрив прибытие французов. Лицемерность его заявлений была очевидна всем, однако он был вынужден следовать правилам игры. Он не мог уже так вести себя, как раньше, — например, как в декабре 2012 года, когда он просто силой сместил ставшего неугодным премьер-министра Диарру. В стране появились крупные воинские подразделения, которые своим присутствием ограничивали вседозволенность бывшей хунты.

С этого момента он действовал в фарватере политики гражданских властей. Временная администрация, впрочем, стремилась сохранять хорошие отношения с Саного и обеспечить его лояльность. 13 февраля 2013 года он был назначен на должность главы комитета по армейской реформе с окладом почти 8 тыс. долл. в месяц. Один из его офицеров, находящийся в составе правительства в качестве министра территориальной администрации, непосредственно участвовал в организации президентских выборов в июле 2013 года. Через две недели после выборов, в августе 2013 года сам Саного и некоторые члены его хунты были повышены в звании. Бывший глава хунты был произведен в генералы. Очевидно, эти шаги должны были удержать бывших путчистов от противодействия перехода власти к избранному президенту Кейте. В конце августа, однако, уходящая администрация Траоре неожиданно сместила Саного с поста главы комитета по армейской реформе. Это был недобрый знак и его трудно было интерпретировать двояко.

Инаугурация опытного и авторитетного Кейты в сентябре 2013 года ознаменовала начало конца влияния Саного. Уже в октябре он получил повестку в суд по делу о насилиях, случившихся во время переворота. В суд генерал не пошёл, а судья начал получать угрозы в свой адрес и был вынужден прибегнуть к защите. В конце ноября 2013 года Саного был арестован в своей резиденции отрядом из 25 солдат. Бывшему главе хунты были предъявлены обвинения в убийствах, сначала 6 солдат, застреленных в сентябре 2012 года при подавлении солдатских волнений, а потом недалеко от военной базы в Кати была обнаружена могила 21 «красного берета» — солдат подразделения, лояльного президенту Туре. Эти солдаты были ранее объявлены пропавшими, теперь стало понятно, что они были убиты. «Красные береты» традиционно противостояли «зелёным беретам», к которым относился сам глава хунты, и предпринимали попытку избавиться от фактического диктатора Мали.

Вместе с Саного были арестованы 16 офицеров из его ближайшего окружения. Официально слушания открылись в ноябре 2016 года, дело бывшего путчиста находится на рассмотрении до сих пор.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Энрики Роса

Энрики Роса

Президент – антикризисный менеджер, поставленный военными блюсти интересы стран-доноров и организовывать президентские выборы.


Раймунду Перейра

Раймунду Перейра

Раймунду Перейра – юрист, председатель парламента, временно занимавший пост президента после убийства одного и кончины другого главы государства.

Жозеф Кабила

Жозеф Кабила

Жозеф Кабила унаследовал от отца власть и проблемы разделенной между враждующими группировками страны. Сумев стабилизировать ситуацию, он построил обширную бизнес-империю для себя и своей семьи.

Галина Зубко: Фульбе — гранды африканской саванны. Опыт реконструкции этнокультурного кода.

Галина Зубко

Раскрыто место культуры фульбе в мировом культурном наследии. Рассмотрена роль слова в культурной жизни фульбе применительно к различным жанрам. Освещены этногонические легенды народа.


Южная Африка: ЮАР, Зимбабве, Мозамбик, Ботсвана, Намибия, Замбия, Малави, Свазиленд

Южная Африка - 2

Почему путеводители Lonely Planet — самые лучшие в мире? Все просто: наши авторы — страстные, увлеченные путешественники.