Правители Африки: XXI век

2002-2012: Амаду Тумани Туре

Президент Мали (8.VI.2002-22.III.2012)

Амаду Тумани Туре
Полное имя Амаду Тумани Туре

Amadou Toumani Toure

Родился 4.XI.1948,
Мопти, Французский Судан,
Французская Западная Африка
Умер Нет
Президент 8.VI.2002-22.III.2012
Этнос Мандинка
Вероисповедание Мусульманин

Амаду Тумани Туре – «воин демократии», свергнувший многолетнего диктатора и передавший власть демократически избранному правительству. Исключительно популярный в первые годы собственного президентства и много сделавший для страны, к концу срока он растерял симпатии населения и был свергнут группой военных.

Биография Туре имеет довольно стандартное начало для многих африканских лидеров. Детство в маленьком провинциальном городке, планы стать учителем – в 1966-1969 годах он учился в колледже Бадалабугу в Бамако. Однако в итоге Туре выбрал военную карьеру, поступив в 1969 году в военный колледж в местечке Кати, по окончанию которого в 1972 году в чине младшего лейтенанта зачисляется в воздушно-десантные войска. В последующие годы Туре делает военную карьеру, пройдя обучение в СССР, в Рязанском училище ВДВ (1974-1975 годы), и французском центре подготовки коммандос (1978 год), после чего получает звание капитана.В 1981-1984 годах Туре возглавляет президентскую гвардию, а в 1984 назначается командиром батальона коммандос. В конце 1980-х он проходил дополнительное обучение военному делу во Франции. Вернувшись в декабре 1990 года в Мали, он оказался фактически не у дел, так как три месяца не получал никакого назначения. Только в середине марта 1991 года он, наконец, снова был назначен командиром батальона коммандос.

В это время обстановка в стране была неспокойной. Правивший в Мали с 1968 года генерал Муса Траоре не собирался отказываться от власти и жестоко подавлял выступления. После кровавого подавления демонстрации, в ходе которого погибли около 300 человек, в основном молодежь, группа солдат, возглавляемая Туре, 26 марта 1991 года арестовала президента. Сам Туре отмечал в интервью, что это единственное, что он мог тогда сделать, чтобы предотвратить новое «невообразимое кровопролитие».

Туре возглавил военную хунту, получившую 29 марта название «Переходный комитет за спасение народа», став главой государства (1991-1992). Титула «президент» он избегал. Военные выразили готовность обеспечить быструю организацию выборов и переход власти гражданскому президенту и действительно сделали это. Туре действительно удалось в короткие сроки проделать огромную работу: уже в июле-августе 1991 года прошла Национальная Конференция, принявшая проект Конституции, Избирательный кодекс, Кодекс политических партий. Военные отдали инициативу гражданским политикам, которые действительно имели возможность работать без какого-либо давления.

Вместе с тем, правительство Туре не было просто временным «хранителем трона», напротив, оно действовало очень активно, осуществляя социальные преобразования. Внимание было уделено системе правосудия: были распущены специальные суды, которые служили прежнему режиму инструментом подавления гражданского общества; при этом были сделаны шаги к обеспечению независимости судов – в частности, судьям была гарантирована несменяемость. Сам Туре помиловал около 150 заключённых, в частности, женщин и детей, чьи условия содержания в тюрьме были неприемлемыми. Была оказана поддержка независимым СМИ, разрешены частные ТВ-каналы. Внутри страны были организованы отраслевые форумы, для решения экономических проблем. В мае 1992 года правительство и Национальное объединение трудящихся Мали подписали соглашение об улучшении условий труда и жизни трудящихся.

Вместе с внутренними реформами правительству пришлось заниматься переговорами с восставшими туарегами, которые воевали с режимом Траоре с 1990 года. В августе 1991 года правительство создало на севере страны, на территории, населенной туарегами, новую провинцию Кидаль. Наличие «своей» провинции должно было гарантировать туарегам определенный уровень социальной помощи от государства (туарегами малийские власти традиционно пренебрегали) и большую интеграцию в малийский социум. Соглашение было подписано в апреле 1992 года, однако полностью восстание оно не погасило.

Обеспечивая переход к гражданскому правлению, команда Туре организовала в 1992 году несколько голосований: референдум по проекту Конституции (январь), муниципальные выборы (январь), парламентские выборы (февраль-март) и, наконец, выборы президента (апрель). Сам Туре кандидатом не был; после передачи власти избранному гражданскому президенту Конаре 8 июня 1992 года он, по его собственному утверждению, с радостью оставил политику и пост главы государства. В день передачи власти новый президент произвел его в бригадные генералы.

Эффективное и энергичное правление Туре снискало ему любовь простого народа и авторитет на международной арене. Его называли «воином демократии», он получил народное признание, однако остался не у дел. Выходом стала работа в международных общественных организациях, которая стала (как понятно сейчас) его главным личным триумфом, потому что последующее второе президентство закончилось фиаско и иммиграцией.

В сентябре 1992 года он начал сотрудничество с фондом Глобал-2000, основанным бывшим американским президентом Картером, и возглавил мероприятия по борьбе с гвинейским червём (человеческим паразитом-гельминтом) на территории Мали. Позднее Туре принимал участие в других программах здравоохранения, уже под эгидой ВОС, по борьбе с трахомой и полиомиелитом. В 1993 году Туре организовал детский благотворительный фонд, а с 1994 года возглавил межафриканскую организацию «Дети улиц». С 1995 года он начинает участвовать в урегулировании африканских конфликтов – в районе Великих озёр, в Центральноафриканской республике, где в 2001 году он стал специальным посланником генсека ООН.

Когда в 2001 году Туре решил баллотироваться на пост президента Мали, многие простые малийцы были удивлены и даже разочарованы его поступком. Для них он был героем, не цепляющимся за власть, бескорыстно делающим добро, безусловно положительной, даже легендарной фигурой. Как отмечали обыватели в интервью журналистам, «у него было всё, что только может желать человек», поэтому его намерение погрузиться в «грязную политику» было понятно не всем, и приветствовали его не все, замечая: «лучше бы он держался подальше от всего этого». Кроме того, раньше Туре публично заявлял об отсутствии интереса к власти, и теперь эти слова воспринимались как ложь. Как бы то ни было, в октябре 2001 года Туре оставил армию, в которой всё еще числился в чине генерала, и выдвинулся в качестве независимого кандидата в президенты. Выборы он легко выиграл в первом туре.

Намерение Туре стать президентом, возможно, было обусловлено стремлением добиться улучшения качества жизни соотечественников, — по крайней мере, так трактовали его заявку сторонники. Возможно, говорили они, Туре за годы благотворительной деятельности был настолько поражён нищетой, царящей в разных частях Африки и в самом Мали, что захотел это изменить. Действительно, сам новоизбранный президент отметил, что хотел бы сделать Мали «образцово управляемой страной» и делать все для повышения качества жизни малийцев.

Первые шаги нового президента были направлены на вовлечение широкого круга политических сил в управление страной. Выдвижение Туре поддержали около 40 политических партий и движений, и скептики задавались вопросом – как он сможет всех удовлетворить? Туре остался беспартийным президентом, кабинет был сформирован из представителей самых различных политических сил, они также были включены в различные местные органы власти и советы. Новый президент постарался вовлечь в процессы все видные политические силы, надеясь на достижение «консенсуса», как он сам это называл. Он хотел самого широкого представительства всех политических «акторов», видя в этом залог политической стабильности. В рамках «консенсуса» он сохранил высокий политический авторитет, легко переизбравшись в 2007 году на второй срок с результатом более 70% голосов в первом туре. Интересно, что и в 2007 году нашлись общественные деятели, которые призывали президента не идти на второй срок, достойно сложить полномочия и не марать свой полулегендарный образ «воина революции».

Главными направлениями деятельности правительства Туре были социальная сфера и улучшение инфраструктуры. Оба направления были, что называется, наболевшими. За 10 лет президентства Туре было построено 12 тыс. единиц социального жилья, введены программы бесплатного лечения ряда болезней, например, малярии у детей и беременных, бесплатно стали делать кесарево сечение и т.д. Были улучшены условия труда: повышена минимальная зарплата, пенсии. В целом, однако, было невозможно быстро поднять изначально крайне низкий уровень развития социальной сферы, особенно медицины. Он и остался очень низким, с огромной младенческой смертностью и низкой продолжительностью жизни, и Туре не смог кардинально изменить ситуацию. Были повышены расходы на образование, однако все улучшения коснулись в большей мере городского населения, которое в Мали составляло лишь около трети от всего населения страны, а для основной части детей школьного возраста (и особенно девочек) ничего не изменилось.

Стартовали различные инфраструктурные проекты – строительство дорог, мостов, больниц, дамб. Был построен новый аэропорт Бамако. Одной из важных проблем Мали был низкий уровень электрификации – доступ к электроэнергии имело всего 17% (!) населения, гораздо меньше, чем в соседних странах, и она была заметно дороже. Правительством было начато строительство гидроэлектростанций (таких, как в Манантали и Селинге), а также уделено особое внимание электрификации сельских районов. Проблема не была решена, однако первый шаг был сделан.

Правительство Туре проводило строгую политику в области финансов, добилось повышения собираемости налогов. Удалось привлечь значительные иностранные инвестиции, особенно в последние годы правления Туре. В финансовой сфере, однако, положение Мали было тяжелым, так как страна сильно зависела от иностранной помощи и имела большой дисбаланс между импортом и экспортом. В 2007-2010 годах на 10% вырос внешний долг, хотя следует признать, что общий размер этого долга был вполне приемлемым по сравнению с другими африканскими странами.

В экономике правительство занималось, прежде всего, сельским хозяйством, как основой экономики страны. Важнейшее значение правительство придавало ирригации, так как зависимость урожая от количества осадков, предсказуемо нестабильных в засушливом Мали, создавала постоянную угрозу голода. За годы президентства Туре более 200 тыс. га сельхозугодий были полностью или частично обеспечены водой. Правительство занялось также продовольственной безопасностью, в том числе скотоводством и даже рыболовством. В 2008 году в Мали была запущена программа стимулирования производства риса, субсидирующая производство и направленная на создание рабочих мест для беднейших слоёв населения. Программа была успешной, однако не полностью, так как рост цен на рис (один из главных продуктов питания бедняков) остановить не удалось. Позже в программу была включена поддержка выращивания других зерновых культур, помимо риса.

Мали устойчиво входило в тройку стран-производителей хлопка, хотя с середины 2000-х он уступил пальму первенства по вкладу в ВВП добывающим отраслям. К концу правления Туре производство хлопка в Мали упало, в основном из-за снижения цен на эту культуру на мировом рынке. Из-за этого перерабатывающая промышленность Мали, развитая как раз в сфере хлопководства, испытала спад. Будучи крупным производителем золота, Мали развивало также добычу железа и фосфатов. Росло производство золота. В целом, за годы правления Туре было создано около 50 тыс. рабочих мест, а рост ВВП в годы его правления составлял около 5% вплоть до 2010 года включительно.

Несмотря на вроде бы радужную картину: политическую стабильность, экономический рост, фактический уровень благосостояния рос очень медленно, что впоследствии и привело к кризису 2012 года.

Во-первых, высокая рождаемость «съедала» рост дохода на душу населения, который мог бы быть более заметным для простых людей при другой демографической ситуации. Однако в 2006-2009 население Мали росло очень быстрыми темпами – 3% в год, да и в другие годы рост был ненамного меньше. Поэтому, несмотря на приличный рост ВВП, уровень личного потребления за 2001-2010 годы прирастал, в среднем, всего лишь на 1,2% в год. Очевидно, что большинство граждан никакого улучшения уровня жизни не чувствовали. Мали оставалось, по-прежнему, в числе беднейших стран мира.

ТуреGetting UK aid to those who need it most

Доставляя британскую помощь тем, кто нуждается в ней больше всего

Автор: DFID

Во-вторых, экономический рост был неравномерен и отмечался в отраслях, где работало не так много людей (например, добыча полезных ископаемых). Большинство населения Мали не только не ощущало на себе роста доходов, — напротив, по сравнению с работниками растущих отраслей их благосостояние падало. Росла безработица, особенно среди молодежи. При этом была еще и региональная неравномерность, и наиболее тяжелая ситуация сложилась в северных регионах Мали, которые традиционно были наименее развиты и населены туарегами, издавна демонстрировавшими сепаратизм.

Таким образом, несмотря на достойные усилия правительства в различных сферах экономики и социальной жизни, к 2011 году правлением Туре были недовольны очень многие. Люди так и не почувствовали плодов экономического роста, и видели только растущее имущественное расслоение. Кроме того, были вопросы и к самому правительству, так как наружу периодически выходили его «грешки». Так, в 2009 году произошел громкий скандал, когда из-за разворовывания средств был отозван международный грант в сфере здравоохранения. Коррупция в стране была повсеместной, а президент, казалось, смотрел на неё сквозь пальцы.

Катализатором последующих событий была засуха 2011 года, повлекшая плохой урожай. Наиболее сильно пострадали северные, туарегские, регионы Мали, которые не могли обеспечить себя зерном и были вынужден его закупать: рост цен привел к обнищанию значительной части и так небогатого населения. Был еще один фактор, которого не было ранее – туарегские соединения получили хороший военный опыт во время гражданской войны в Ливии, были гораздо лучше вооружены, чем ранее. Он сражались на стороне Каддафи, однако после его военного поражения и убийства в октябре 2011 вернулись домой, в Мали. Все предпосылки для очередного восстания были в наличии.

В январе 2012 года туареги атаковали военных в регионе Кидаль. Хотя поначалу нападения не были масштабными, довольно скоро малийские военные обнаружили, что им противостоит опытный и хорошо вооруженный противник. Группировка, называющая себя Национально-освободительным движением Азавада (MNLA), состояла преимущественно из туарегов, но не только – были очевидные её контакты с аль-Каидой и группировкой Ансар Дин. Война сразу приобрела ожесточенные формы, так как повстанцы начали казнить попавших к ним в плен солдат малийской армии и гражданских лиц. В соседний Нигер хлынул поток беженцев.

Правительство Туре оказалось неспособным оперативно отреагировать на разгоревшийся конфликт и, вероятно, не сразу поняло степень опасности мятежа. На протяжении января – февраля из рук в руки переходили окраинные города у границ с Нигером и Алжиром, причем инициатива перешла к мятежникам. Только в начале февраля, когда в южных регионах Мали прошли туарегские погромы, Туре впервые с момента начала конфликта выступил с довольно беспомощным заявлением о том, что все народы Мали должны жить в мире и «южане» не должны ополчаться против «северян». Саму военную ситуацию он не охарактеризовал никак.

Причины пассивности администрации Туре, возможно, объяснимы тем, что в апреле 2012 года предстояли президентские выборы, которыми была занята политическая элита. Сама каденция Туре заканчивалась 8 июня, на второй срок он не имел права избираться по конституции и готовился к сдаче дел. Вполне вероятно, он рассчитывал, что какие-то кардинальные решения по борьбе с туарегами придется принимать уже следующему президенту, а он сам сможет «пересидеть» ситуацию до плановой отставки. Однако успехи повстанцев были все более внушительными, и к марту 2012 года в их руках оказалась фактически вся северная часть страны, за исключением, пожалуй, только Тимбукту. В некоторые города они вошли без боя.

Решающей для судьбы правительства Туре оказалась его непопулярность в солдатской среде. Несмотря на успехи противника, президент, фактически, ограничивался только кадровыми перестановками в командовании. Судя по всему, существенно улучшить снабжение армии перед лицом опасности не было возможности из-за отсутствия средств. Однако низовому составу армии, обозлённому успехами противника, это невозможно было объяснить. Им казалось, что правительство не понимает, что нужно делать, или, того хуже, сознательно пренебрегает долгом. Они считали правительство ответственным за гибель солдат, не обеспеченных должным образом оружием и провиантом.

Выступление министра обороны Гассамы на военной базе близ Бамако 21 марта спровоцировало стихийный солдатский мятеж. Недовольные речью министра начали палить в воздух и забросали машину Гассамы камнями, после чего он был вынужден быстро ретироваться. Однако этим дело не закончилось, и к полудню военные окружили телестанцию в центре Бамако. Был занят президентский дворец, который успел покинуть президент. Вечером начались волнения на военной базе в Гао. Переворот получил своё официальное оформление на следующий день, когда в Бамако вошли значительные воинские подразделения, а по телевидению было объявлено о свержении «некомпетентного» правительства Туре.

Самому президенту и членам его семьи удалось избежать ареста и скрыться на одной из военных баз, находящейся в руках верных ему военных. Однако его дело было проиграно, новые малийские власти возбудили против него дело о государственной измене и финансовых махинациях. Между Туре и хунтой состоялись переговоры при посредничестве ECOWAS, по результатам которых 8 апреля президент объявил о своей отставке и отправился в изгнание в Сенегал.

Интересно, что даже после свержения хунты и избрания нового демократического правительства, производство по делу о государственной измене не было прекращено. В декабре 2016 года специальная парламентская комиссия рекомендовала не направлять дело в Верховный Суд, однако окончательно вопрос не решён.

Туре с семьей жил в Сенегале до декабря 2017 года, после чего, наконец, торжественно вернулся в Бамако. Отношение к нему в малийском обществе поляризовано. Тогда как одни по-прежнему воспринимают его как героя и спасителя демократии, другие возлагают на него ответственность за плохое управление и военное поражение 2012 года.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Арманду Гебуза

Арманду Гебуза

Арманду Гебуза – человек дела, успешный бизнесмен, чьи махинации ввергли Мозамбик в тяжелый финансовый кризис.


Филипе Ньюси

Филипе Ньюси

Образованный менеджер, которому удалось погасить гражданскую войну и успешно лавировать, разгребая промахи предыдущего правительства.

Али Бонго

Омар аль-Башир

Али Бонго – сын и наследник предыдущего президента, глава клана, который продолжает полностью контролировать Габон и его богатства

От полюса до полюса. Пэлин М.

От полюса до полюса

Майкл Пэлин — автор множества книг, ставших бестселлерами, артист, сценарист, документалист, знаменитый путешественник Пэлин и его коллеги по съемочной группе ВВС уже не раз удивляли телезрителей и читателей широтой и смелостью своих замыслов. Однажды они задумали пройти (проехать, проплыть, пролететь) от Северного полюса к Южному, от «макушки» мира к его «дну».


Путевые заметки. Варламов Илья

Путевые заметки

«Фишки» книги: множество стран, аэрофотосъемка, редкие «живые» кадры; уникальные репортажи про столицы и деревни, европейские улицы и африканские леса;