Правители Африки: XXI век

2012-2013: Дионкунда Траоре

Президент Мали (12.IV.2012-4.IX.2013)

Дионкунда Траоре
Полное имя Дионкунда Траоре

Dioncounda Traore

Родился 23.II.1942, Кати, округ Куликоро, Французский Судан, Французская Западная Африка
Умер Нет
Временный президент 12.IV.2012-4.IX.2013
Этнос
Вероисповедание Мусульманин

Профессор математики Траоре, умный и честный человек, руководил бессильным правительством, которое ничего не могло поделать с неформальной властью путчиста Саного.

Траоре родился в Кати, том самом городе, откуда позднее путчисты отправятся свергать президента Туре. Траоре получил отличное образование, сначала в Мали (лицей Террасон де Фужере в Бамако), а потом и за границей. Еще со школьной скамьи он углублённо занимался математикой, что определило его дальнейшую карьеру. В 1962 году Траоре выехал на учебу в СССР, где год изучал русский язык, а потом, в 1963-1965 году, учился на Матмехе в МГУ. В 1965-1970 году учился в Алжирском университете, и потом остался в Алжире на преподавательской работе, в том же университете. В 1977 году он защитил кандидатскую диссертацию по математике в Университете Ниццы и вернулся работать в Мали.

Он начал преподавать в педагогическом колледже в Бамако, однако Мали этот период времени был временем высокой гражданской активности, которая захватила и Траоре. Он проявил себя в качестве профсоюзного лидера, поэтому закономерно, что, когда власти начали «закручивание гаек», Траоре тоже попал под репрессии. В 1980 году прошли студенческие волнения, которые были жестоко подавлены, и проведена «чистка» преподавательского состава. Траоре был выслан в город Менака, расположенный на востоке Мали, который по качеству развития и связи с цивилизацией был примерно таким же, как Сибирь во времена декабристов. В ссылке он провел два года.

В 1982 году Траоре был возвращен в столицу и получил место преподавателя математики в инженерном колледже. В 1984 году он возглавил этот колледж, однако не был благонадежным руководителем и в 1986 был снова арестован за участие в забастовке. Как видный оппозиционер, он был одним из основателей партии Альянс за демократию в Мали (ADEMA), легализованной из «общества» с тем же названием в мае 1991 года. Закономерно, что после прихода к власти первого демократически избранного президента Конаре, возглавлявшего эту партию, Траоре был включен в правительство.

В 1992-1997 году Траоре занимал различные министерские посты, в том числе возглавляя министерство обороны и министерство иностранных дел. В сентябре 1994 года он стал первым вице-президентом ADEMA-PASJ и в 1997 году перешёл на работу в парламент. В 1997-2002 годах Траоре возглавлял фракцию правящей партии в Национальной Ассамблее. В 2000 году он был избран председателем партии, однако проиграл выборы 2002 года и не попал в парламент. Однако на парламентских выборах 2007 года ADEMA-PASJ добилась хороших результатов и Траоре снова был избран в Национальную Ассамблею по партийному списку. Он опять стал председателем парламента, и оставался им вплоть до путча 2012 года.

Траоре имел президентские амбиции. В июле 2011 года на партийных праймериз он был утверждён как официальный кандидат от партии ADEMA-PASJ на выборах 2012 года. Безусловным лидером партии Траоре не был, однако как компромиссный кандидат оказался наиболее приемлемым для выдвижения. На момент переворота он готовился к президентским выборам, которые должны были состояться 29 апреля.

В день переворота 22 марта 2012 года Траоре находился в Буркина-Фасо и поэтому избежал ареста путчистами. Как глава парламента Мали именно он по конституции получал президентские полномочия, если президент не может исполнять свои обязанности. Поэтому Траоре оказался естественным, конституционным претендентом на президентские полномочия, и его кандидатура оказалась в центре переговоров группы ECOWAS и малийских военных.

Договорённость о передаче власти гражданской администрации была достигнута 6 апреля, а на следующий день Траоре вернулся в Мали. Важно, что власть Траоре получил в соответствии с малийской конституцией, согласно которой глава парламента, в случае невозможности президентом исполнять свои обязанности, становится временным президентом на период от 21 до 40 дней. В этот срок должны быть организованы новые президентские выборы. Нереалистичность конституционного предписания была понятна сразу, и уже 26 апреля 2012 года на заседании переговорщиков от ECOWAS было принято решение о продлении мандата Траоре на один год.

Дионкунда Траоре наверняка был бы превосходным президентом в какой-нибудь тихой европейской стране. Интеллектуал, говорящий на французском, английском, испанском и русском языках, деятель профсоюзного движения, который заявил, что «склонен усердно работать для достижения консенсуса», был совершенно неподходящей фигурой для управления Мали образца 2012 года. Страны, половину которой захватили туареги и исламисты, в столице которой стояли неподконтрольные ему подразделения недавних путчистов, а ситуация требовала немедленных действий. Новый глава государства, однако, был из другого теста. «Я математик, — заявил он журналистам в одном из интервью. – Я был профсоюзным деятелем и в душе остаюсь им». Помимо прочего, ему было уже 70 лет.

При всех достоинствах, Траоре не был харизматичным политиком, был далёк от образа национального лидера – вождя, готового повести армию в бой с врагами. Это было очевидно даже обывателям, которые в интервью указывали, что Траоре «посмел вернуться [в Мали], только когда всё улеглось». От них также не укрылось, что Траоре предпочитал не делать заявлений от своего имени, будь то работая в парламенте, будь то выступая на партийных мероприятиях, – «едва ли это признак выдающегося государственного деятеля», как отметил один из простых бамакцев.

Главная трагедия Траоре заключалась в том, что новый глава государства не получил инструментов для утверждения своей власти в стране. Саного только оставил пост главы государства, но в остальном сохранил влияние – он остался в стране и продолжал командовать воинскими подразделениями, контролируя столицу. Таким образом, гражданская администрация фактически оказалась заложниками бывших путчистов. В конце апреля 2012 года это было зафиксировано почти официально, когда бывшие офицеры хунты вошли в новое правительство в качестве министров обороны, внутренней безопасности и территориальной администрации.

Премьер-министром стал Модибо Диарра, под стать Траоре бывший по образованию астрофизиком. Диарра долгие годы был бизнесменом и политикой начал заниматься недавно, тоже планируя баллотироваться на апрельских президентских выборах. Кандидатура премьера была навязана Траоре хунтой и президентом Буркина-Фасо, выступавшим переговорщиком от ECOWAS (говорят, Диарра был его приятелем). Сформированное правительство едва ли как-то контролировалось президентом и, помимо представителей хунты, включало в себя ставленников лидеров стран-переговорщиков от ECOWAS – например, министра иностранных дел Соу (от Буркина-Фасо) и министра по коммуникациям и официального представителя правительства Хамидуна Туре (от Кот д’Ивуара). За такой состав правительства посредническая миссия ECOWAS даже получила порцию критики от политических обозревателей, ввиду явной ангажированности и оторванности от интересов Мали.

Предсказуемо, отношения между Траоре и правительством Диарры были сложными, что только облегчало задачу недругам временной администрации. Довольно скоро появились обвинения премьер-министра в некомпетентности (опять в «некомпетентности»!) и отсутствии внятной стратегии по выходу из кризиса. Следует признать, что во многом обвинения были справедливы. Значимых, весомых шагов по решению актуальных проблем предпринято не было. Как отмечал глава малийского пресс-клуба Коне, «правительство ведет себя так, как будто в стране ничего не происходит. Страна разделена, люди стадают, на севере – война. А они ведут себя так, будто всё в порядке, как в какой-нибудь нормальной стране».

Траоре WFP food distribution in Bamako, Mali
Распределение гуманитарной помощи в Бамако, Мали

Автор: DFID

Неудивительно, что слабое временное правительство было непопулярным в стране. Напротив, бывшие путчисты на его фоне выглядели как более подходящая и вменяемая власть. И неудивительно, что команде Траоре не удавалось вытеснить военных из властной вертикали. Саного, часто выступавшего в СМИ с понятными широким массам популистскими заявлениями и обвинениями элиты, поддерживали 65% малийцев (данные независимого исследования, май 2012 года). Он вполне мог быть демократически избран президентом Мали на этой волне, однако организация президентских выборов затянулась, а мандат Траоре, вопреки конституционным требованиям, еще в апреле был продлён на год. Отмеренные конституцией 40 дней власти Траоре истекали 21 мая.

Саного не сидел сложа руки. Вероятно, с его подачи группа малых политических партий образовала «Национальную конференцию», главным (и единственным) требованием которой была замена Траоре на Саного. 21 мая 2012 года митинг противников Траоре перерос в беспорядки. Толпа двинулась к президентскому дворцу, скандируя лозунги против Траоре и главы ECOWAS Уаттары. Подразделения «зелёных беретов», которые охраняли резиденцию, не стали препятствовать толпе, а некоторые даже поддержали «кричалки». Протестующие ввалились внутрь здания, нашли и жестоко избили 70-летнего президента. Он, скорее всего, погиб бы, однако немногочисленным охранникам из числа «коричневых беретов» удалось одеть на него шлем и дубинками отогнать агрессивную толпу от лежащего на полу и истекающего кровью президента. До прибытия подкрепления толпе удалось на время одолеть охрану и еще раз добраться до Траоре. Президент чудом остался жив и был эвакуирован во Францию для лечения. Он вернулся в Мали только в конце июля.

Возможно, Саного рассчитывал на смещение Траоре или замену Траоре на самого себя, однако в результате переговоров и давления со стороны ECOWAS согласился оставить Траоре в качестве временного президента. Выздоровевший президент объявил в середине августа о создании правительства национального единства и хотел было сам его возглавить. Однако под давлением военных он, в конце концов, переназначил на пост премьера Диарру. Всё вернулось на круги своя.

Тем временем ситуация в самопровозглашённом государстве Азавад получила дальнейшее развитие. Победители малийской армии скоро рассорились на почве введения законов шариата в своём государстве и сцепились между собой. Профессиональные исламистские боевики в течение июня 2012 года выбили туарегские формирования из большинства крупных городов, одержав к середине июля полную победу над бывшими союзниками и установив полный контроль над «Азавадом». В свою очередь, верхушка MNLA, туарегского движения за независимость, после военного разгрома предпочла пойти на мировую с малийскими властями и 15 июля отказалась от статуса «независимого государства» для Азавада, претендуя на культурную автономию. Однако это был лишь политический жест, на деле же «Азавад» остался неподконтрольной частью Мали, и окончательно превратился в террористическое государство. В этом качестве он стал представлять угрозу не только для бамакского правительства, но и для соседних стран.

Траоре Ansar al-Din threat stokes Sahel fears
Угрозы Ансар ад-Дин держат Сахель в страхе

Автор: Magharebia

После поражения армии Мали в войне с «Азавадом» иностранная военная интервенция казалась чуть ли не единственным шансом вернуть север страны под контроль правительства. Однако до конца 2012 года ситуация пребывала в подвешенном состоянии и активных действий не предпринималось. Во-первых, малийская временная администрация не пользовалась достаточным авторитетом и лоббистскими способностями. Во-вторых, Саного всячески саботировал идею иностранного военного присутствия в Мали, справедливо видя в ней угрозу своей власти. В-третьих, сами потенциальные участники коалиции не могли договориться о мере участия каждой из сторон. ECOWAS переживал внутренний кризис и увяз в переговорах со структурами ООН; Нигерия была отвлечена нападениями Боко Харам и активно не участвовала в решении малийской проблемы. Франция была готова к военному вмешательству, но только после вступления в дело войск африканских стран: Олланд не хотел казаться колонизатором. Впрочем, шла дипломатическая работа. К примеру, госсекретарь Клинтон подготовила почву для участия Алжира в будущей коалиции, проведя в октябре 2012 года переговоры с Бутефликой.

Толчком для начала операции послужило наступление исламистов в начале 2013 года и захват города Коны. 11 января Траоре объявил чрезвычайное положение и обратился непосредственно к Франции за помощью. Это, наконец, дало старт активной французской помощи, к которой позже подключились и африканские страны. В течение января французам удалось достичь значительных успехов и выбить исламистов из нескольких крупных городов, включая Тимбукту. Траоре объявил о готовности вести переговоры только с туарегами MNLA, но не с террористическими группами. Уже в феврале 2013 года французско-малийские силы овладели всеми крупными городами северного Мали, однако исламисты перешли к тактике партизанской войны, поэтому боевые действия продлились до середины 2013 года.

Появление в стране сначала французских, а потом международных вооружённых сил поменяло внутриполитическую ситуацию. До этого момента Саного обладал «монополией на насилие», которое он не стеснялся применять. Когда в декабре 2012 года между бывшей хунтой и премьером Диаррой обострились противоречия, военные вывезли премьера в казармы Кати и там принудили записать видеообращение, в котором он сообщил о своей отставке. Это было откровенное принуждение, но никто не мог ничего ему противопоставить. Некоторые исследователи утверждают, что сама французская операция одной из своих целей имела лишение Саного возможности давить на гражданскую администрацию. Действительно, присутствие французов значительно повысило самостоятельность гражданских властей.

Успех военной операции против исламистов позволил Траоре приступить к своей основной задаче – организации и проведении выборов президента Мали. Несмотря на очевидные и неустранимые препятствия, в виде большого числа беженцев и сохраняющуюся опасность от радикальных туарегских формирований, не поддержавших мирное соглашение между правительством и MNLA, выборы были проведены уже 28 июля 2013, всего через 1,5 месяца после достижения соглашения. В первом же туре победил ветеран малийской политики Ибрагим Бубакар Кейта.

Траоре Législatives 2013 au Mali
Постер парламентских выборов 2013 года «За мир и сильное Мали»

Автор: reporter.com

В середине августа временная администрация приняла решения, которые сам Дионкунда Траоре объяснял как жесты «примирения». Бывший глава хунты Саного и некоторые его офицеры получили повышения, сам Саного стал генералом. Как высказался об этом сам Траоре, «я думаю, нужно перевернуть страницу. Мали нуждается в периоде взаимного прощения, воссоединения. Капитан Саного и его люди знают, что они сделали. И они просят прощения. Я думаю, в Африке, мы прощаем в этом случае». Этот жест уходящей администрации в отношении путчистов был воспринят весьма неоднозначно и вызвал критику, однако он никого не должен был обмануть: 29 августа, перед самой передачей полномочий Кейте, правительство Траоре сместило Саного с хлебной должности главы комитета по армейской реформе.

Траоре передал полномочия избранному президенту Кейте 4 сентября 2013 года. Он остается в малийской политике и рассматривается как один из возможных претендентов на президентское кресло на выборах 2018 года.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Леви Мванаваса

Леви Мванаваса

Леви Мванаваса – яркая авторитарная личность и борец с коррупцией, оставшийся противоречивой фигурой для замбийцев даже после смерти.


Гай Скотт

Гай Скотт

Гай Скотт – первый белый, который был, пусть и недолго, главой независимого африканского государства в XXI веке.

Патрис Талон

Патрис Талон

Патрис Талон – «король хлопка», сделавший серьезную заявку на модернизацию страны

Эфиопия. «С отдыхающей львицею схожа…»

С отдыхающей львицею

Сегодня это первая христианская страна и третье по численности населения государство в Африке, одно из старейших в мире, независимое с незапамятных времен, страна увлекательной истории и бесконечных преданий…


Африка. История и историки

Африка. История и историки

В сборнике суммируются результаты исследований ведущими российскими африканистами широкого спектра проблем, связанных с историческим сознанием африканских обществ в колониальную и постколониальную эпохи, которое остается практически не изученным в отечественной и зарубежной исторической науке.