Правители Африки: XXI век

2003-2012: Анируд Джагнот

Президент Маврикия (7.X.2003-31.III.2012)

Анируд Джагнот
Полное имя Анируд Джагнот
Anerood Jugnauth
Родился 29.III.1930, Ла Каверн, округ Плен-Вильемс, Британский Маврикий
Умер Нет
Президент 7.X.2003-31.III.2012
Этнос Бходжпури
Вероисповедание Индуист

Ветеран маврикийской политики, центральная фигура на политической сцене на протяжении последних 35 лет, Джагнот сумел удержать власть в своей семье и в свои почти 90 лет остается влиятельным «министром-ментором».

Джагнот получил образование на Маврикии, в колониальной школе при англиканской церкви и престижном Риджентс Колледж. В 1948 году он начал преподавать в Нью Итон Колледж, однако уже в 1949 поступил на госслужбу. Высшее образование получил в Великобритании, окончив известнейший Линкольнс Инн и получив в 1954 году пропуск в коллегию адвокатов.

Политическую карьеру будущий премьер-министр и президент начал в 1963 году, избравшись членом Законодательного Совета (который являлся в колониальном Маврикии аналогом парламента). Он быстро выдвинулся среди коллег, в 1964 году получил пост члена городского совета Вакоа-Феникс, а уже в 1965 году был включен в состав делегации маврикийских депутатов на переговоры о предоставлении независимости, которые прошли в Лондоне. В том же году он занял посты в органах местного самоуправления в качестве министра развития (1965-1967) и министра труда (1967).

Вместе с Полем Беранже и Девом Вирахсавми Джагнот считается сооснователем Боевого движения Маврикия (МММ). Отличием новой партии от традиционных был отказ от опоры на этнические, религиозные и кастовые группы. Вместе с тем, Джагнот поначалу не занимал лидирующих позиций и присоединился к партии, основанной в 1969 году, только в 1971. Лидером партии он оказался, когда Беранже и другие видные лидеры МММ после гражданских волнений оказались в тюрьме. В 1976 году Джагнот был снова избран в парламент и в 1976-1982 годах являлся лидером оппозиции.

В 1982 году МММ одержала сокрушительную победу над партией Сивусагура Рамгулама. Разгромные результаты «партии власти» были закономерным итогом экономического кризиса, характеризовавшегося бюджетным дефицитом, высоким уровнем безработицы и огромными внешними заимствованиями (внешний долг за несколько лет вырос в 4 раза). Помимо расточительных социальных программ, правительству Рамгулама просто не повезло: в 1976 году цены на сахар упали на треть, а в конце 1970-х подорожало топливо, которое Маврикий был вынужден импортировать, что и подорвало островную экономику.

После победы МММ на выборах Джагнот был избран премьер-министром. Уже в следующем году он основал собственную партию Боевое Социалистическое Движение (MSM). Во главе MSM, вступающей в различные партийные коалиции, Джагнот пробыл на посту премьер-министра Маврикия до 1995 года.

Маврикий до правления Джагнота был вполне ординарной небогатой африканской страной, в экономике которой господствовала монокультура, от урожая и цен на которую зависело благосостояние государства. Этой монокультурой был сахарный тростник, который шёл на производство сахара. Производство сахара в начале 1980-х приносило 23% экспортной выручки и формировало 13% ВВП, при этом площади, занятые под сахарный тростник, составляли около половины всей территории Маврикия или 87% от всех пригодных для сельскохозяйственной обработки земель.

Поиск выхода из ловушки «монокультурной экономики» начался задолго до прихода к власти Джагнота, еще в начале 1970-х. Уже тогда была разработана концепция создания благоприятного инвестиционного климата, похожая на тайваньскую экономическую модель. Главной целью была диверсификация экономики и уход от монокультурного сельского хозяйства, для чего создавались зоны экономического производства (EPZ). Инвесторам создавали благоприятные условия, включая нулевые пошлины для импорта сырья и оборудования, обеспечивали налоговые каникулы, свободное перемещение капитала, поддерживали низкую стоимость электроэнергии и т.д. Эти условия были созданы еще до Джагнота, однако именно в годы работы его правительства удалось значительно ускорить темпы развития. Поэтому его справедливо называют «отцом маврикийского экономического чуда».

В середине 1980-х производство в рамках EPZ росло на 30% в год, а общий рост ВВП Маврикия – на 7%. К началу 1990-х это было около 600 компаний, большинство из которых занималось производством тканей и одежды, в которых было занято около 90 тыс. человек или треть работоспособного населения страны. Благодаря этим успехам удалось снизить зависимость от сахарной индустрии, которая в середине 1990-х обеспечивала уже только 9% ВВП и 15% экспортной выручки. Важно, что около 60% инвестиций в рамках EPZ имели маврикийское происхождение, то есть, успешность экономической политики правительства шла на пользу именно местному бизнесу. Около четверти капиталов имела гонконгское происхождение, остальные инвесторы были из Пакистана и Индии, а также европейских стран.

Кроме зон экономического производства правительство активно развивало туризм. Маврикий издавна был привлекательным туристическим направлением, поэтому развитие этой отрасли островной экономики было очевидным. Еще в 1970-х были предприняты шаги в нужном направлении, однако именно при Джагноте начался настоящий туристический бум. Если в 1970 году остров посетили 27 тыс. туристов, то в 1994 году – более 400 тысяч.

Джагнот
Grande Baie

Пляж Гран Бэ, Маврикий
Автор: air babble

Маврикий как оффшорная зона – еще одно направление, которое только начало тогда развиваться, но впоследствии выросло в значительный, хотя и неоднозначный источник доходов казны.

В 1992 году Всемирный Банк перевёл Маврикий из категории стран с низким достатком населения в категорию стран с доходами выше среднего.

Однако как раз к началу 1990-х был достигнут пик успешности экономической модели, так хорошо зарекомендовавшей себя в 1980-е. Экономический эффект от внедрения EPZ начал угасать. По-видимому, был достигнут определенный предел, обусловленный, во многом, ограниченностью возможностей развития островной экономики. Модель была реализована, но в какой-то мере исчерпала себя. Количество предприятий, работающих в EPZ, начало сокращаться; началось замедление роста ВВП (с 7-8% до 5,5% в год). Кроме того, к середине 1990-х был достигнут физический предел развития туризма: приняв 400 тыс. гостей в 1994 году власти хотели было довести эту цифру до 500. Однако следующее правительство Навина Рамгулама было вынуждено отказаться от этих планов, так как наплыв туристов создавал очевидную угрозу окружающей среде.

На фоне благополучной, но забуксовавшей экономики прошли выборы 1995 года, которые были неожиданно проиграны правящей MSM. Очевидно, главной причиной была усталость от самого Джагнота, находящегося на посту премьера 13 лет, а также появление на политической сцене нового лица – Навина Рамгулама, сына первого премьера Маврикия. С 1991 года он был лидером MLP, а к выборам 1995 года сформировал коалицию с МММ Поля Беранже. Сам Джагнот принял поражение близко к сердцу и, как отмечали знающие его люди, счёл его проявлением неблагодарности народа, благосостояние которого существенно выросло за годы его правления.

Джагнот вернулся к власти в 2000 году, во главе коалиции с МММ, выступающей уже против MLP. Парламентские выборы были назначены на сентябрь 2000 года (на 3 месяца раньше срока) премьером Рамгуламом, который никак не прокомментировал свое решение о роспуске Национальной Ассамблеи. Можно предположить, что перенос выборов имел целью перехватить инициативу в преддверии плановых выборов в декабре. Правительство не имело существенных достижений, кроме того, обострившиеся межобщинные отношения привели в 1999 году к беспорядкам, которые доселе на Маврикии не случалось. Поэтому MLP потерпела ожидаемое тяжелое поражение (оппозиция получила в парламенте 54 места из 62), а Джагнот снова стал премьером. При формировании коалиции с МММ ещё в феврале 1999 года была достигнута предварительная договорённость с Беранже, что Джагнот получает пост премьера на 3 года в любом будущем коалиционном правительстве, после чего добровольно передаёт его партнёрам по коалиции.

В политическом плане премьерство Джагнота (2000-2003) прошло под эгидой поиска равновесия между общинами острова. В марте 2002 года были предложены поправки в конституцию, увеличивающие на 30 мест Национальную Ассамблею. Эти места отводились представителям мелких партий, набравших на выборах более 10% голосов. Это предложение, однако, так и не было реализовано. В апреле 2003 года Джагнот ушёл в отставку с поста председателя MSM, который занял его сын Правинд.

В сфере экономики Джагнот пытался реализовывать принципы, благодаря которым Маврикий смог разбогатеть в 1980-е. Однако темпы экономического роста за годы премьерства Джагнота неуклонно падали: 9,3% в 2000 году, 5,8% в 2001 году и 3,3% в 2002 году. Причины ухудшения экономических показателей были макроэкономическими. Маврикийская модель специальных экономических зон столкнулась с возросшей конкуренцией со стороны других африканских стран, и вообще других стран мира, которые приняли похожие условия благоприятствования инвестициям. Маврикий сделал это раньше и поэтому смог получить свои дивиденды, однако всё когда-нибудь кончается. Помимо этого, колебания курса евро (Европа – один из основных торговых партнёров Маврикия), его ослабление к доллару привели к экономической нестабильности и закрытию текстильных производств в зонах EPZ. Свою лепту внесли и события 11 сентября в США, отразившиеся на экономике, но особенно на туризме. Маврикий, по объективным причинам, потерял ряд конкурентных преимуществ в экономике. Важно, что рабочая сила на Маврикии стоила дороже, чем в соседних странах (например, на том же Мадагаскаре), что препятствовало развитию промышленных производств.

Правительство попыталось сделать ставку на высокотехнологичные производства. Например, свежеиспечённый премьер Джагнот заявлял о важности развития IT-сферы и в январе 2001 года совершил свой первый официальный визит в Индию, одной из целей визита он считал поиск инвестиций в IT-отрасль. Он действительно смог получить 110 млн. долл. кредит от индийского правительства на развитие IT. Однако развитие высоких технологий, которые даже потребовали привлечения высококвалифицированных кадров из-за рубежа, не могло помочь в борьбе с безработицей, вызванной закрытием промышленных производств. Безработица непрерывно росла и к 2002 году достигла 9,8% — максимума за 12 лет.

В конце сентября 2003 года Джагнот, в соответствии с коалиционным соглашением, ушёл в отставку с поста премьер-министра, который занял Беранже. Незадолго до этого парламент принял конституционные поправки, усиливающие позиции президента, а сам Джагнот был избран президентом республики 7 октября 2003 года. Чтобы это могло произойти, президент Оффман из MSM был вынужден подать в отставку 1 октября. «Рокировочка» внутри правящей коалиции была воспринята положительно большинством маврикийцев, особенно не-индуистским меньшинством, так как новый премьер Беранже имел французские корни (то есть сам представлял меньшинство). Джагнот сам, очевидно, рассматривал президентство как достойное окончание политической карьеры и высказывался в том смысле, что он «в конце пути». Как известно, это оказался далеко не конец. Впрочем, о будущем новоиспечённый президент тоже позаботился: его сын Правинд занял в кабинете Беранже пост министра финансов.

Анируд Джагнот на посту президента устраивал всех. Он действительно подходил для этой должности, был авторитетен, мудр и обладал богатым опытом международной политики. Даже когда в 2005 году к власти пришла оппозиция, его не стали трогать, а в 2008 году единогласно переизбрали президентом на новый срок, хотя Навин Рамгулам, ставший премьером, высказывался в том смысле, что Джагнот «засиделся».

Исполняя церемониальные функции президента, Джагнот оказался «выключен» из активной политической жизни. Однако оказалось, что на «пенсию» он ушёл слишком рано. Партийная коалиция во главе с Беранже смогла удержать власть только до 2005 года, до плановых выборов. Ухудшающаяся экономическая ситуация, рост безработицы, инфляции продолжался, поэтому избиратели предпочли поддержать оппозицию. К власти опять пришёл Рамгулам, который смог сохранить премьерство и на выборах 2010 года, хотя и путём включения в кабинет членом МММ и MSM, а также ряда других партий.

В июле 2011 разразился скандал, послуживший в итоге спусковым крючком для отставки Джагнота с поста президента. Антикоррупционным ведомством был арестован министр здравоохранения, представляющий в правительстве партию MSM, после чего в знак протеста шесть министров, включая министра финансов Правинда Джагнота, ушли в оставку. В августе MSM вышла из коалиционного правительства, однако оно устояло, так как Рамгулам быстро договорился с представителями другой партии. Более того, в сентябре 2011 Правинд Джагнот сам был арестован в связи с делом о покупке частной больницы (правительство купило её у родственника Джагнота), по которому ранее задержали министра здравоохранения.
На этом фоне Анируд Джагнот уже не мог оставаться вне политических баталий, как предписано президенту республики. Чтобы «вытащить» Правинда и впоследствии обеспечить ему премьерский пост, отцу пришлось снова возвращаться в активную политику. В начале марта 2012 года лидер оппозиции Беранже объявил о будущей коалиции партий во главе с Анирудом Джагнотом. Это вызвало перепалку между Джагнотом и Рамгуламом; премьер-министр подчеркнул «надпартийность» президентского поста и потребовал либо подтвердить участие Джагнота в будущей коалиции, либо опровергнуть. В случае положительного ответа президент должен уйти в отставку.

Джагноту ничего не оставалось, как уйти. «Я не согласен с философией правительства и тем, как управляется государство», — заявил он. «Когда я не согласен, я ухожу [в отставку]». Официально президент сложил полномочия 31 марта 2012 года и вскоре был объявлен лидером оппозиционного альянса МММ и MSM, заключенного, как и ранее, на принципах будущего разделения премьерства между Джагнотом и Беранже. Вместе с тем, правительство Рамгулама удержалось у власти благодаря небольшому (5 мандатов) большинству в парламенте.

До апреля 2014 годах союз MSM и МММ сохранялся, однако отношения между Джагнотом и Беранже постепенно ухудшились, что привело к разрыву коалиции по инициативе МММ. Беранже быстро договорился с действующим премьером Рамгуламом, который после этого почувствовал себя как никогда более влиятельным. После заключения союза с МММ по инициативе Рамгулама была спланирована реформа государственных институтов, предполагающая усиление поста президента республики и превращение его в реального субъекта политического влияния. Помимо наделения главы государства влиянием и полномочиями вводились прямые выборы президента. Также было очевидно, что после реформы Рамгулам планировал занять президентский пост сам.

Премьер назначил досрочные выборы на 10 декабря 2014 года – на полгода раньше, чем они должны были состояться. Коалиция Рамгулама и Беранже была уверена в победе.

Однако отношение к предлагаемой реформе (а также некоторым другим новшествам – например, рекомендованному ООН отказу от обязательного декларирования кандидатами в депутаты парламента Маврикия этнической и религиозной принадлежности) было очень неоднозначным. «Вестминстерская» модель государственного устройства, существующая на Маврикии, фактически повторяющая британскую модель разделения властей, воспринималась многими как залог успешного и демократического развития страны. Действительно, история независимого Маврикия разительно отличалась от соседних государств, где полновластные президенты, обладающие сомнительной легитимностью, правили безраздельно, а смена власти сопровождалась кровавыми гражданскими войнами. Правительство Рамгулама, очевидно, недооценило, в какой мере парламентская форма правления олицетворяла для граждан экономическое процветание и мирное развитие государства.

Джагнот, бывший в авангарде противников реформы, был очевидной альтернативой реформаторам. Он добавил еще нотку драматизма, объявив, что это будут последние выборы, в которых он будет участвовать в качестве политического игрока. И хотя сокрушительное поражение правящей коалиции выглядело неожиданным, изучение всех обстоятельств показывает, что оно не было случайным. «Сегодня население отвергло планы наших оппонентов по изменению конституции», — констатировал Джагнот, как только стали известны итоги выборов. «Если бы эти планы были претворены в жизнь, это стало бы катастрофой для страны».

В возрасте 84 лет он снова стал премьером. Сложно было ожидать от него какого-то нового видения, свежих идей. Во время предвыборной кампании он эксплуатировал лозунг «экономического чуда», видимо, желая воскресить в памяти избирателей благоприятные для страны 1980-е. «Мы будем воплощать в жизнь второе экономическое чудо» — выступал Джагнот. «Граждане будут пожинать плоды развития и процветания».

Нужно отдать ему должное, он предпринял шаги, чтобы обещания не были пустыми. Впрочем, новизны от него ждать не стоило, поэтому правительство иногда стало буквально повторять шаги 15-летней давности. Джагнот снова поехал в Индию налаживать связи и смог организовать в марте 2015 года официальный визит Нарендры Моди в Маврикий. В ходе визита индийское правительство предоставило Маврикию кредитную линию в 500 млн. долл. на инфраструктурные проекты – строительство нефтехранилища и портовых сооружений. Взамен Джагнот смог «продать» индусам согласие на обмен информацией в налоговой сфере, — неудивительно, как как Маврикий давно стал местом, где индийские бизнесмены уходили от налогов, и, соответственно, был крупнейшим инвестором в экономику Индии (понятно, что это были деньги тех же индийских бизнесменов).

Правительство Джагнота также вело консультации с правительством Сейшелл; заявленными темами была коллективная безопасность и (вероятно важнейшая) тема налаживания авиасообщения между Сейшельскими островами и Маврикием. Развитие авиасообщения было нацелено на привлечение богатых туристов из стран Ближнего Востока и Европы. Встречался Джагнот и с китайскими чиновниками; Маврикий давно стал финансовым оператором китайских инвестиций в различные африканские страны.

Джагнот
Mauritius Prime Minister Sir Anerood Jugnauth greets Deputy Minister of International Relations and Cooperation, Nomaindiya Mfeketo

Премьер-министр Маврикия сэр Анируд Джагнот приветствует заместителя министра международных отношений и сотрудничества ЮАР Номаиндию Мфекето
Автор: GovernmentZA

Несмотря на усилия правительства и лично премьера, за два года его премьерства (декабрь 2014 — январь 2017) заметного экономического прорыва не случилось. Страна демонстрировала неплохие темпы экономического развития – рост ВВП составлял стабильно около 4% в год. Однако это было заметно ниже «золотых 1980-х», и эти стабильные 4% не хотели увеличиваться. У правительства не было рычагов для экономического прорыва. Премьер мог лишь упрашивать представителей бизнеса активнее развивать экономику. «Я повторяю мой призыв к частному сектору [экономики] о необходимости предпринять усилия, чтобы создавать рабочие места для безработных, особенно молодежи», — обращался Джагнот к участникам встречи членов кабинета с предпринимателями в декабре 2015 года. «Правительство будет продолжать поддерживать стабильность и безопасность, сотрудничать с бизнесом, а также поддерживать высокий уровень управления страной». Он мог лишь посоветовать бизнесменам напрямую звонить министрам, если они сталкиваются с препятствием в лице чиновников.

В конце 2016 года стало понятно, что Правинда Джагнота готовят к роли премьер-министра. Действительно, в январе 2017 года премьер-министр Анируд Джагнот объявил о своей отставке, вызвав широкое недовольство тем, что было дальше. Власть была передана его сыну Правинду, что выглядело скорее как монаршее отречение, нежели демократическая процедура. Пусть даже юридически всё было сделано по закону, так как Правинд был лидером правящей партии, которая должна была назвать нового премьера. Всё равно, ни от кого не могло укрыться, что без всяких выборов, в демократическом государстве отец уходит в отставку с важнейшего государственного поста, а на его место заступает сын. Пытаясь ответить оппонентам, Анируд в одном интервью не постеснялся сравнить маврикийский случай с передачей власти от Кэмерона к Мэй в Великобритании. Оппозиция встречала такие высказывания бывшего премьера с негодованием.

Помимо этого, заявляя об отставке, Джагнот еще и предписал, как будет происходить назначение Правинда премьером и очертил контуры будущего кабинета министров. Этим он нарушил конституционный порядок, так как премьера мог назначать только президент Маврикия по представлению парламентского большинства. Строго говоря, Анируд не мог высказываться о будущем премьере и кабинете, его делом было просто уйти, после чего должны были вступить в действие конституционные механизмы. Впрочем, скандала не случилось и Правинд Джагнот действительно стал следующим премьер-министром Маврикия.

После отставки Анируд Джагнот получил специально созданный для него пост «министра-ментора», весьма неоднозначную должность, противоречащую как конституции (где такой должности не было предусмотрено), так и демократическим принципам. «Ментор» получал кабинет в резиденции премьера и, исходя из логики вещей, имел возможность контролировать и направлять работу главы правительства. Возникал закономерный вопрос, кто же в действительности управляет государством – премьер или его «ментор»? Кроме того, для «ментора» была определена собственная сфера компетенции, в основном касающаяся внутренних дел и общественной безопасности – то есть, весьма важных сфер, вмешательство в которые могло существенно повлиять на жизнь всех маврикийцев. Иными словами, формально покинув пост, Анируд Джагнот фактически остался «теневым» премьером при собственном сыне.

Помимо поста «министра-ментора» он получил значительно более понятные посты в правительстве – министра обороны и министра по делам о. Родригес. Анируд Джагнот по-прежнему является активным участником маврикийской и международной политики. В 2018 году он возглавил маврикийскую делегацию на слушаниях в Международном суде ООН по делу о выселении чагосского народа с о. Диего Гарсия. Маврикий считает его незаконно отторгнутой территорией и требует передачи суверенитета от Великобритании к Маврикию, а также возращения на остров выселенных местных жителей.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Лоран-Дезире Кабила

Лоран-Дезире Кабила

Лоран-Дезире Кабила – революционер, главарь контрабандистов, хозяин затерянной в лесах страны, мятежник, убийца и, наконец, президент: отличный пример африканского политика второй половины XX века.


Жозеф Кабила

Жозеф Кабила

Жозеф Кабила унаследовал от отца власть и проблемы разделенной между враждующими группировками страны. Сумев стабилизировать ситуацию, он построил обширную бизнес-империю для себя и своей семьи.

Матье Кереку

Матье Кереку

Кереку – один из первых африканских диктаторов, оставивших власть на волне демократизации начала 1990-х, и один из первых, кто вернул власть, уже на демократических выборах.

Великий Бенин

Великий Бенин

В погоне за золотым песком, райскими семенами и другими благами португальский мореход вместе со своей командой отправляется в Великий Бенин. Однако по прибытии на родину главным поводом для гордости оказывается не перец и не бронзовые скульптуры, а «черная слоновая кость».


Майк Кэдмен: Южная Африка. Путеводитель

Феномен

Южная Африка — это мир первозданной природы, леса, полные диковинной жизни, отвесные скалы и глубокие долины, саванны, выжженные пустыни и бесконечные океанские пляжи, это страна, которая отражает весь мир. Здесь великолепные курорты с их бурным ритмом жизни соседствуют с маленькими городками, где время словно остановилось.