Правители Африки: XXI век

2005-2015: Арманду Гебуза

Президент Мозамбика (2.II.2005-15.I.2015)

Арманду Гебуза
Полное имя Арманду Эмилиу Гебуза

Armando Emilio Guebuza

Родился 20.I.1943, Мурупула, провинция Ньясса,

Португальская Восточная Африка

Умер Нет
Президент 2.II.2005-15.I.2015
Этнос  Ронга/макуа
Вероисповедание Христианин

Арманду Гебуза – человек дела, успешный бизнесмен, чьи махинации ввергли Мозамбик в тяжелый финансовый кризис.

Хотя будущий президент и родился в местности, известной позднее как Нампула, его семья переехала в столицу колонии Лоуренсу Маркеш когда он был еще ребёнком. Ранняя политическая биография Гебузы очень похожа на биографию Чиссано: он тоже рано заинтересовался политикой, еще в колледже, и стал одним из активистов студенческой организации националистического толка. В 1960 года он наследовал Чиссано в качестве председателя этой организации. Во ФРЕЛИМО Гебуза вступил в 1963 году, и уже в 1964 был арестован португальскими колониальными властями за политическую деятельность. Оказавшись в Танзании, где жили многие другие мозамбикские политэмигранты, он приобрел авторитет в качестве партизанского «полевого командира». В 1966 году был образован Центральный комитет ФРЕЛИМО, и Гебуза был в него включен. Уже в правительстве переходного периода (1974-1975) он занял пост министра внутренних дел, и после провозглашения независимости продолжал его занимать.

Будущий президент был одним из тех, кто не боится «черной работы». В качестве «силовика» он курировал ряд непопулярных или одиозных проектов правительства Машела, что впоследствии негативно сказалось на его перспективах получить высший государственный пост. Именно он после предоставления независимости Мозамбику организовал высылку почти всех португальцев из страны, дав им на сборы 24 часа и разрешив вывести только 20 килограмм груза. Конечно, у них был выбор – уехать или нет, но в атмосфере страха и неуверенности страну покинуло 180 тыс. португальцев, и лишь около 20 тыс. осмелились остаться. В том же 1975 году Гебуза участвовал в высылке тысяч последователей Свидетелей Иеговы в лагеря в провинции Замбезия. В 1983 году он же руководил операцией «Производство» — насильственной высылкой городских безработных («тунеядцев») в отдалённые сельские районы северного Мозамбика, где они должны были влиться в ряды крестьянства. Никакой инфраструктуры на месте переселения создано не было, поэтому многие вывезенные люди умерли от голода или нападений диких животных. Сам Гебуза позднее утверждал, что был против этого проекта, но на нем настоял президент Машел. Как бы то ни было, неприятный шлейф от этих событий за Гебузой остался, в том числе и среди товарищей по партии.

В 1984 году Гебуза лишился всех влиятельных постов по не вполне понятным причинам – возможно, вследствие какого-то конфликта с президентом, а возможно из-за неудач на фронте (вовсю шла гражданская война с РЕНАМО). Проведя некоторое время под домашним арестом, он был снова возвращен в правительство, но уже как министр без портфеля. В этом статусе он пробыл до гибели Машела.

После прихода к власти Чиссано Гебуза постепенно восстановил свои позиции. Хотя он был назначен всего лишь министром транспорта и коммуникаций, именно его, как опытного военного специалиста, привлекли к переговорам с РЕНАМО в 1990 году. Фактически он вел их от имени правительства. В 1991 году Гебуза стал генеральным секретарем ФРЕЛИМО, что подтвердило его неформальный статус «человека №2» в государстве.

Большие властные полномочия, которые имел Гебуза, привели не только к росту его политического влияния, — он постепенно стал одним из богатейших бизнесменов Мозамбика. Его компании работали в сферах строительства, производства продуктов питания, недвижимости, предметов роскоши, финансов, медицинской техники и многого другого, причем занимали лидирующие позиции в этих сферах. В стране трудно было подобрать более яркий пример обогащения чиновника, достигнутого благодаря служебному положению, — в источнике богатства мало кто сомневался. И хотя в начале 1990-х в Африке на коррупцию смотрели «сквозь пальцы», есть свидетельства того, что где-то между 1992 и 1994 годом между Чиссано и Гебузой началось охлаждение отношений. Последний действительно стал символом злоупотребления властью, и начал дискредитировать весь режим Чиссано. Поэтому после выборов 1994 года Гебуза не получил никакого министерского поста; более того, в 1995 году Чиссано организовал его смещение с должности генерального секретаря партии. Гебуза, однако, остался одним из крупных партийных функционеров и в 1994 и 1999 годах избирался в парламент, возглавляя в нем фракцию правящей партии. Очевидно, что даже будучи «выдавлен» из правительства, Гебуза оставался очень влиятелен.
Лишившись руководящих должностей в правительстве, он постепенно оказался лидером «умеренных» среди верхушки ФРЕЛИМО. Будучи богатым предпринимателем, Гебуза, возможно, больше, чем кто-либо другой, был заинтересован в примирении с РЕНАМО: латентная гражданская война была тормозом для бизнеса. Он публично требовал продолжения экономических реформ и был главным оппонентом консервативного «идеологического» крыла ФРЕЛИМО. В 2000 году он сыграл важную роль в переговорах между правительством и РЕНАМО, когда гибель в тюрьме ста сторонников оппозиции грозила перерасти в открытые столкновения.

События 2000 года, катастрофические и с точки зрения природных катаклизмов, и с политической точки зрения, открыли для Гебузы путь к президентству. Наконец наступил момент, когда «сталинистский подход» исполнителя «Операции Производство» к решению проблем стал снова востребован, потому что либеральное правительство Чиссано не могло справиться с проблемами страны. Гебуза, объединившись с вдовой первого президента Грасой Машел, начал кампанию под лозунгами необходимости наведения порядка, борьбы с преступностью и коррупцией. Хотя Чиссано понимал, что Гебуза «копает» под него, сделать он ничего не мог. Идеи «наведения порядка» после политических волнений и природных катастроф нашли отклик в широких слоях общества, и, что важнее, среди бизнес-элиты и политиков ФРЕЛИМО, — все хотели сильной власти, которая может держать ситуацию под контролем.

Изменившаяся политическая реальность привела к тому, что уже в 2001 году Чиссано объявил об отказе баллотироваться на новый срок, хотя конституция ему это позволяла. В июне 2002 года Гебуза стал генеральным секретарем ФРЕЛИМО вместо Чиссано и фактически его официальным наследником. Следует признать, что приход к власти новой партийной группировки всеми был воспринят с одобрением: в 2004 году на парламентских выборах ФРЕЛИМО показала отличные результаты, а сам Гебуза был избран президентом Мозамбика.

Новый президент хотел походить не на предшественника, а на первого президента Машела. Он тоже хотел быть революционером, хотя, конечно, не социалистическим. Вместо этого, но в духе первого президента, он призывал к «борьбе с нищетой», «освобождении» народа, о национальном единстве и патриотизме. Патетически обрушивался на коррупционеров, преступников и прочих врагов общества. Он ввел практику «открытого правительства», когда лично президент и члены кабинета министров внезапно появлялись в разных учреждениях с проверками и не боялись встречаться с простыми людьми. Гебуза регулярно появлялся в провинции. Это все тоже уже было когда-то, в социалистическом Мозамбике.

Правительство Гебузы выглядело прогрессивно: состояло из молодых профессионалов, в нем было много женщин, за что он даже удостоился в 2010 году премии гендерного равенства от Союза женщин Африки. Довольно неоригинальной, впрочем, была этническая композиция этого правительства – там доминировали представители ронга и макуа, то есть, племен, из которых происходили родители Гебузы. Новый президент заменил армейскую верхушку, руководителей службы безопасности, а также учредил полицейские подразделения, которые специализировалось на борьбе с уличной преступностью.

В сфере экономики Гебуза активно сотрудничал с МВФ и Всемирным банком. Борьба с нищетой – главный его лозунг – начал реализовываться через «зеленую революцию», то есть, развитие агропромышленного сектора экономики. В частности, правительство активно занималось развитием производства биотоплива из сахарного тростника. Страна демонстрировало высокие темпы роста ВВП, на уровне 6-7% в год. Впрочем, реализуемые экономические программы неолиберального толка, как и все «детища» МВФ и Всемирного Банка, были нацелены, прежде всего, на макроэкономические показатели. Реализованные крупные проекты, развитие экспорта мало затронули большинство населения страны, для которого ничего не изменилось. Неравенство стало даже более ощутимым, чем раньше. Правительству нужно было как-то на это отвечать… и оно ответило! В апреле 2007 года Гебуза фактически обвинил нацию в том, что она мало работает, заявив: «отсутствие привычки усердно трудиться порождает голод и нищету. В Мозамбике много лентяев. Мы должны признать, что мало трудимся». Вобщем, виновник был найден.

В целом, к следующему президентскому сроку Гебузе не удалось добиться серьезного прогресса в социальной сфере, которая изначально была объявлена приоритетом. Не удалось победить ни бедность, ни коррупцию, из-за чего международные доноры начали отворачиваться от Мозамбика – при том, что страна крайне зависела от иностранной помощи. Отсутствие достижений стало причиной того, что некоторые инициативы правительства пришлось оставить, — например, создание банка развития сельского хозяйства. Иностранцы боялись, что деньги просто будут расхищены, и опасения не были безосновательными.

Побочным результатом стиля правления правительства Гебузы было обострение внутриполитической ситуации. «Революционная» риторика привела к тому, что правительственная политика стала не только более патриотичной, но и более авторитарной, в целом повысился градус нетерпимости. На фоне царящей бедности это привело к росту насилия и социальному расколу. По стране проходили демонстрации против растущей нищеты, самосуды, а когда в начале 2008 года Мозамбик поразила эпидемия холеры, в провинциях бедняки нападали на противохолерные команды, обеззараживающие воду, потому что считали, что «богатые хотят их отравить». В течение 2008 года шла кампания по выборам муниципальных ассамблей, и хотя для ФРЕЛИМО она была удачной, год выдался нервный, а приближался еще и следующий 2009 год – год выборов президента.

Так как добиться улучшения уровня жизни для большинства властям не удалось, было решено разрабатывать тему борьбы с коррупцией – тем более, что за это правительство Мозамбика больше всего критиковали иностранные доноры. В течение 2008 года было несколько процессов, в том числе в отношении бывшего министра внутренних дел, но, по большому счету, большого прорыва не последовало. Однако Гебузе повезло с оппозицией. Правящей партии, безусловно, помог раскол в рядах главной оппозиционной партии РЕНАМО. Тогда в результате интриг из партии был исключен один из влиятельных оппозиционеров, который организовал свою партию и принял участие в выборах наряду с Длакамой, ослабив, таким образом, оппозицию. В конце 2009 года Гебуза одержал убедительную победу и стал президентом на второй срок.

Этот второй срок Гебузы запомнился, прежде всего, двумя событиями: возобновлением вооруженного противостояния с РЕНАМО в 2012 году и грандиозным финансовым скандалом, разразившимся уже после отставки президента.

РЕНАМО, хотя и будучи ослабленной внутренним расколом, оставалась ведущей оппозиционной силой. В некоторых регионах она была представлена и на уровне муниципальных властей. Однако после открытия новых газовых месторождений и постепенного дрейфа режима в сторону авторитаризма интересы двух крупнейших политических сил пришли в столкновение. Немаловажным были и внутренние процессы в РЕНАМО, стареющему лидеру которой, вполне возможно, понадобилась своя «маленькая победоносная война». Как бы то ни было, в 2013-2014 фактически шла полномасштабная война на территории центрального Мозамбика, где были сильны позиции РЕНАМО. После кратковременного перемирия, заключенного перед всеобщими выборами 2014, война фактически возобновилась и продолжается до сих пор, хотя в 2017 году противостояние пошло на спад. Целями РЕНАМО является инкорпорирование в государственные органы – особенно в силовые ведомства, которые по-прежнему являются фактически однопартийными.

Скандал с госгарантиями, будучи случаем чудовищной коррупции, возможно, имел политическую подоплеку. В 2012-2013 годах перед Гебузой стоял вопрос собственного политического будущего, так как приближался конец его второго срока. Известно, что окружением президента рассматривались разные варианты, от поддержки «своего человека» в качестве кандидата в президенты, до изменения конституции и переизбрания на 3й срок. На покупку лояльности требовались деньги, и, возможно, именно поэтому стало возможно то, что произошло.

История правительственной аферы такова. Так как бюджет Мозамбика формируется в значительной степени на деньги иностранных доноров, которые хотят знать об их расходовании, существует законодательное ограничение на государственные гарантии кредитования компаний. Размер возможных госгарантий на 2013 год составлял около 180 млн. долларов в год; они подлежали обсуждению в парламенте. Несмотря на эти ограничения, правительство в течение двух последних лет правления Гебузы тайно от всех (и от парламента, и от иностранных доноров) выдавало государственные гарантии кредитов нескольким мозамбикским компаниям. Мало того, что это было незаконно; дело еще было в размере! Госгарантии под кредитование были выданы примерно на 2 млрд. долларов, что составляло около трети национального бюджета. Компании, осваивавшие кредиты (на строительство рыболовецкого флота и на покупку военных кораблей), были так или иначе связаны с семьями крупных правительственных чиновников, то есть, фактически они эти деньги и получили. Излишне говорить, что выданные кредиты возвращены не были и 2 млрд. долларов повисли неподъемным грузом на дефицитном мозамбикском бюджете, увеличив внешний долг страны на 20%.

Обнародование в 2016 году расследования этой аферы привело к нешуточным экономическим последствиям: обрушило рост ВВП Мозамбика с 6,6% до 3,3%, привело к заморозке кредитной линии Всемирного Банка – при том, что 300 млн. долларов помощи Всемирного Банка и других доноров составляли 40% всех расходов правительства на социальную сферу. Лишившись этих денег, правительство свернуло многие социальные программы, что сильно ударило по социально незащищенным слоям населения.

После скандала с госгарантиями ревизии стали подвергаться и другие масштабные проекты времени правления Гебузы, в частности, кольцевая дорога Мапуто и строительство моста Мапуто-Катембе – оба были весьма дорогостоящими проектами и привели к увеличению государственного долга. Расчеты показывают, что окупаемость моста посредством сборов, к примеру, будет достигнута через 150 лет. Если даже в деле нет коррупционной составляющей, критики подчеркивают, что средства были израсходованы нерационально.

Сам Гебуза, которого уже публично призывали посадить в тюрьму, стойко держит оборону. На обвинения в том, что он «потопил самую многообещающую африканскую экономику», бывший президент отвечает, что пошел на выдачу госгарантий ради государственных интересов и пошел бы на них снова, если бы снова должен был делать такой выбор. Хотя расследование еще продолжается, очевидно, что лично президент или кто-то из его ближайшего окружения провернул эту головокружительную аферу, и, в любом случае, Гебуза вряд ли мог не знать о ней.

В 2017 году Гебуза был избран «почетным президентом» ФРЕЛИМО. Не следует, однако, обольщаться, — это было всего лишь формальное признание статуса бывшего президента (им уже обладает Чиссано). В том же 2017 году новый президент Ньюси укрепил свои позиции в партии, избавившись от последних сторонников Гебузы в верхушке партийного аппарата.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Жоакин Чиссано

Жоакин Чиссано

Жоакин Алберту Чиссано – человек-легенда, революционер, остановивший гражданскую войну и оказавшийся способным добровольно оставить власть после 18 лет правления.


Филипе Ньюси

Филипе Ньюси

Филипе Ньюси – образованный менеджер, которому удалось погасить гражданскую войну и успешно лавировать, разгребая промахи предыдущего правительства.

Эваристу Карвалью

Эваристу Карвалью

Эваристу Карвалью – представитель «революционного» поколения сантомейских политиков, верный союзник семьи Тровоада и её протеже в кресле президента.

Автостопом в Судан

Автостопом в Судан

Через заснеженный Кавказ, Грузию, Турцию, Сирию, Иорданию, Египет, автостопщики отправились в далёкий и загадочный Судан (в начале 1999 года). Путешествие было непростым. В Батуми участников поездки посадили в тюрьму, в Египте — запрещали путешествовать автостопом.


Эфиопская цивилизация

Эфиопская цивилизация

Эфиопия, также известная как Абиссиния, — государство, в конце своего существования объединявшее территории современных Эфиопии и Эритреи. На пике могущества оно также включало Южный Египет, Восточный Судан, Йемен и запад Саудовской Аравии и существовало в различных формах от 980 до 1974 года.