Правители Африки: XXI век

2007-2010: Умару Яр’Адуа

Президент Нигерии (29.V.2007-5.V.2010)

Яр'Адуа
Полное имя Аль-хаджи Умару Муса Яр’Адуа
Alhaji Umaru Musa Yar’Adua
Родился 16.VIII.1951, Кацина, Северный регион, Британская Нигерия
Умер (58 лет) 5.V.2010, Абуджа, Нигерия
Президент 29.V.2007-5.V.2010
Этнос Фулани
Вероисповедание Мусульманин

Хороший и скромный человек, обладавший слабым здоровьем, «медленный» Яр’Адуа был выбран Обасанджо в качестве преемника (или марионетки, как утверждали недоброжелатели), больших достижений не показал и скончался через три года президентства.

Умару Яр’Адуа имел аристократическое происхождение. Его отец был придворным, имевшим наследственную должность казначея, и членом государственного совета древнего эмирата Кацина народности фулани. После провозглашения независимости Нигерии отец будущего президента занял достойное место в органах власти нового государства, став депутатом парламента. В парламенте он представлял влиятельную консервативную партию Конгресс Северян (NPC). В январе 1966 года, когда началась эпоха правления военных, Яр’Адуа-старший чудом избежал гибели во время расправы солдат-ибо над партийной верхушкой NPC.

Школьное и вузовское образование будущий президент получил в Нигерии, сначала окончив государственный колледж в Кеффи, городе, неподалёку от Кацины, а потом поступив в Университет Ахмаду Белло, где обучался по специальности химия. Окончив университет в 1975 году, Яр’Адуа сначала один год преподавал в колледже Холи Чайлд в Лагосе, а потом вернулся в кацинский колледж Искусств, науки и технологии. В том же 1976 году власть в Нигерии перешла к Олусегуну Обасанджо, чьим ближайшим подчинённым, «номером 2» во властной иерархии стал брат будущего президента, который был старше его на 8 лет, генерал Шеху Муса Яр’Адуа. В эти годы Умару, который уже познакомился в университете с марксистскими взглядами, вступил в левоцентристскую партию PRP.

После свержения демократического правительства военными в 1983 году Умару Яр‘Адуа оставил преподавание и начал работать на брата, который накопил денег за годы нахождения у власти и открыл агрофирму. До конца 1980-х будущий президент работал в качестве руководителя компании Самбо Фармс де Фунтуа и членом совета директоров еще одной сельхозкомпании, FASCOM. Параллельно с этим он возглавлял несколько местных представительств транснациональных корпораций, работавших в строительстве и продаже недвижимости.

Участвовал он и в политических процессах, присоединившись к Народному фронту Нигерии, деятельность которого разрешала военная диктатура, а в октябре 1989 года – к социал-демократической партии SDP. В мае 1988 года он был избран в Учредительное Собрание, которое занималось разработкой конституции, а позднее – депутатом Национального Собрания. В 1991 году он неудачно баллотировался в губернаторы Кацины; в сентябре 1992 года SDP выдвинула его кандидатом на президентских выборах, но вскоре, по решению находившегося тогда у власти генерала Бабангиды, все гражданские кандидаты утратили свой статус.

После прихода к власти генерала Абачи в 1993 году братья Яр’Адуа попали под пристальное внимание нового режима. Умару сочли неопасным и позволили ему дальше заниматься бизнесом, однако его брата Шеху в марте 1995 года арестовали и отправили в тюрьму строго режима, где он умер в декабре 1997 года.

Кончина Абачи в июне 1998 года открыла дорогу демократическим преобразованиям. Яр’Адуа вместе с другими видными политиками, такими как Атику Абубакар, Алекс Эквуэме, участвовал в создании PDP – силы, доминировавшей в нигерийской политике на протяжении следующих лет. От PDP он баллотировался на региональных выборах и 9 января 1999 года был избран губернатором штата Кацина. Как губернатор, согласно положениям новой федеративной конституции, Яр’Адуа получил широкие полномочия, включая распоряжение большим бюджетом. Он пробыл губернатором весь президентский срок Обасанджо, ничем особенным себя не зарекомендовав, хотя и отличаясь необычной для нигерийских губернаторов скромностью (по свидетельствам, он единственный из всех губернаторов не построил себе поместье после прихода к власти). В августе 2000 года Кацина стала пятым по счёту штатом, который на своей территории ввёл для граждан-мусульман нормы шариата (и в уголовном, и в гражданском праве), причём в наиболее строгой форме, предполагающей в качестве наказания отрубание рук и прочие калечащие процедуры. Яр’Адуа при этом заверял христиан, что к ним нормы применяться не будут, а сам религиозную тематику не особенно педалировал. Тем не менее, Кацина тоже не избежала насилия между мусульманами и христианами во время первого срока Обасанджо.

Яр’Адуа, этот скромный и не особенно выделяющийся какими-то талантами человек, конечно, не мог рассчитывать на успех в масштабах всей Нигерии, если бы Обасанджо, после провала попытки организовать себе третий срок, не выбрал бы его в качестве своего преемника. Свои планы стать президентом не скрывал вице-президент Атику Абубакар, с которым Обасанджо разругался и теперь искал ему альтернативу. После лишения Абубакара в сентябре 2006 года возможности выставить свою кандидатуру, на сцене неожиданно появился поддерживаемый президентом Яр’Адуа.

Яр’Адуа был политиком регионального уровня, плохо известным за пределами Кацины, не обладавшим опытом работы в федеративных структурах. Не обладал он и харизмой, особенно в сравнении с активным, даже авторитарным Обасанджо, рядом с которым Яр’Адуа было трудно представить самостоятельным политическим актором. К тому же, Яр’Адуа был слаб здоровьем, у него было хроническое заболевание почек. Были у него, однако, и достоинства. Как губернатор он был неплох, управлял регионом компетентно. Он был одним из нескольких глав регионов, официально задекларировавших свои доходы и к которому у Антикоррупционного комитета не возникло вопросов (он был состоятельным бизнесменом, легально заработавшим свои деньги). Тема коррупции для Нигерии была весьма болезненной. Но самое главное – как брат Шеху Яр’Адуа, популярного военного, он мог рассчитывать на поддержку северных мусульманских регионов Нигерии. А Обасанджо мог обеспечить поддержку христиан юга. В качестве вице-президента Яр’Адуа был подобран христианин, губернатор нефтедобывающей провинции Байелса Гудлак Джонатан, по национальности иджо. Этим делался реверанс в сторону неспокойных регионов дельты Нигера.

Причин, почему Обасанджо выбрал именно Яр’Адуа, вероятно, несколько. Помимо личных мотивов (брат бывшего соратника Шеху) и происхождения из северных штатов, Обасанджо наверняка преследовал и другие цели. Недоброжелатели отмечают, что, продвигая на пост главы государства этого явно неготового, некомпетентного человека, Обасанджо хотел «сыграть» на контрасте, потому что легко было ожидать провальных результатов его правления («Обасанджо управлял бы лучше»). Весьма вероятно, что этот ставленник должен был «покрыть» грешки самого Обасанджо, которые наверняка накопились за годы правления, и которые было всё сложнее расследовать с течением времени. По крайней мере, так можно было обезопаситься от возможных расследований со стороны менее «ручного» президента. Помимо этого, обладавший слабым здоровьем, Яр’Адуа очевидно скоро бы сошёл со сцены.

Политики из оппозиционного лагеря открыто называли Яр’Адуа «марионеткой Обасанджо», а его избрание – тем самым «третьим сроком», который Обасанджо достиг посредством избрания Яр’Адуа.

В качестве предвыборной программы Яр’Адуа заявлял продолжение курса Обасанджо, что в благоприятных экономических условиях 2007 года было верным решением. Кое в чём, однако, Яр’Адуа демонстрировал желание двигаться дальше: так, он декларировал намерение открыть всеобщее национальное обсуждение правил распределения богатства между населением Нигерии, а также реформу экономических полномочий регионов. Кандидат подчёркивал важность разрешения конфликтов в южных нефтедобывающих регионах Нигерии.

Избирательная кампания была грязной; во время неё погибло около 200 человек. На выборах были зафиксированы всевозможные нарушения, начиная от простого организационного бардака до расхождений при подсчётах голосов и сообщений о вбросах. Международные наблюдатели говорили, что нигде в мире никогда такого не видели. О том, что выборы были сфальсифицированы, было понятно абсолютно всем. Яр’Адуа победил с большим отрывом в первом туре, остальные кандидаты победы не признали. Когда 23 апреля 2007 года были объявлены результаты (69% за Яр’Адуа) в городах прошли волнения сторонников оппозиции, особенно большая демонстрация прошла в Кано, где на улицу вышли сторонники Бухари. Основные кандидаты заявили о намерении оспаривать результаты в суде. Представители ЕС объявили результаты «не заслуживающими доверия».

Пока представители оппозиции и влиятельные христианские лидеры обсуждали возможности формирования переходного правительства и скором проведении повторного голосования, Яр’Адуа, как ни в чём ни бывало, заявил о желании «протянуть руку дружбы» оппонентам для «примирения». Он был приведён к присяге 29 мая 2007 года, не смотря ни на что, хотя в инаугурационной речи был вынужден признать наличие проблем при голосовании и пообещал провести реформы, чтобы такого не повторилось. Соперники «победителя» долгое время пытались оспорить результаты этих выборов, но успеха не достигли.

Несмотря на очевидную многим нелегитимность нового президента, сказалось многолетнее диктаторское наследие Нигерии, где большую часть времени «по праву сильного» президентами были военные, и не претендовавшие ни на какую легитимность. Вобщем, не смотря на очевидно подтасованные выборы, Яр’Адуа начал свою работу в качестве главы государства.

Яр'Адуа
Britain’s Queen Elizabeth II receives the President of Nigeria, Umaru Yar’Adua, at Buckingham Palace, London.

Королева Великобритании Елизавета II принимает президента Нигерии Умару Яр’Адуа в Букингемском дворце, Лондон.
Автор: Foreign and Commonwealth Office

Первые шаги нового президента вдохновляли. Он пригласил оппозицию войти в состав правительства (например, партия ANPP, выдвигавшая Бухари, отреагировала на это позитивно, хотя сам Бухари – нет). Он сделал гласным размер своего состояния (около 6 млн. долл., не считая активы). Он сразу же созвал конференцию по проблеме регионов дельты Нигера, пригласив все заинтересованные партии и группы (землевладельцев, профсоюзы, представителей протестующих групп и т.д.). Конференция, в конечном счёте, оказалась провальной (потому что накопившиеся проблемы решить конференцией было невозможно, особенно в условия продолжавшейся в регионе военной операции) и была закрыта в августе 2008 года.

В целом, новый президент в первый год правления, можно сказать, завоевал сердца, по меньшей мере, журналистов. Не будучи харизматичен, он зато был скромен и демонстрировал умеренность, называя себя «президентом-слугой». Совершенно ясно, что он не был жаден до власти, и вообще, очень сильно отличался от своего предшественника по темпераменту. Такой сдержанный, трезвомыслящий президент хорошо смотрелся бы где-нибудь в Европе, но в Нигерии с её персоналистской культурой менеджмента, где много значили личные отношения и «мачизмо», это был, скорее, недостаток. В итоге умеренность и мудрость воспринималась как проявление слабости, и президент скоро получил прозвище Baba-go-slow (можно перевести как «медленный папаша», но на самом деле так называли старую раздолбанную колымагу, застрявшую в уличной пробке).

Прозвище отражало разочарование в результатах работы новой власти: предвыборные обещания Яр’Адуа были какими-то космическими, для их выполнения экономика Нигерии должна была расти минимум на 10% в год на протяжении нескольких лет и к 2020 году войти в число лидирующих экономик мира. Довольно быстро стало очевидно, что этого не будет. С наступлением всемирного экономического кризиса 2008-2009 годов упали цены на нефть и угас инвестиционный бум. Война в дельте Нигера так и продолжалась, электричество стали отключать ещё чаще, чем раньше. Дела шли так же, как раньше, или хуже.

Борьба с коррупцией так и не случилась: в ближайшее окружение президента входили такие одиозные личности, как, например, бывший губернатор штата Дельта Джеймс Ибори, которого ранее обвиняли в казнокрадстве, а в 2012 году посадили в английскую тюрьму за отмывание денег. После прихода Яр’Адуа к власти был смещён глава Антикоррупционного комитета, который вместе с семьёй был вынужден покинуть страну, а новая глава, Фазида Вазири, была полностью лояльна президенту. Впрочем, отдельные громкие дела всё же были: угодил в тюрьму видный функционер PDP Боуд Джордж, а министр здравоохранения Грандж был уволен после того, как не смог вернуть в казну неиспользованные государственные средства.

Во время президентства Яр’Адуа сохранялось весьма плачевное состояние социальной сферы без каких-либо положительных подвижек. Это тоже ставили в вину президенту, обещавшему перед выборами ей заняться. Однако, по-прежнему, средняя продолжительность жизни в Нигерии не превышала 47 лет, а представительница ЮНИСЕФа однажды сказала, что в Нигерии каждые 10 минут умирает женщина из-за послеродовых осложнений и недостатка лекарств. Смертность новорожденных составляла 500 детей в день. В образовании состояние тоже было плачевным: грамотность не превышала 40%, а среднюю школу посещало только 32% мальчиков и 27% девочек. Государственные университеты были хронически недофинансированы.

Во внешней политике Яр’Адуа не имел никаких амбиций и не пытался ничего делать. Возможно, он избегал этой сферы, потому что был в ней некомпетентен. Трудно выступать на мировой арене сразу после поста губернатора небольшого штата северной Нигерии. Еще при администрации Обасанджо Нигерия получила статус представителя стран Центральной и Западной Африки на переговорах со странами Большой восьмерки в рамках программы «Новое партнёрство во имя развития Африки» (NEPAD). Вследствие этого Нигерия была одной из нескольких африканских стран, приглашённых на саммиты G8 в 2007-2008 годах. Яр’Адуа на них добросовестно съездил, однако, когда американцы решили создать в Африке центральное командование, то есть, основную базу для операций в регионе, и захотели обосноваться на территории Нигерии, Яр’Адуа предпочёл отказать. В итоге они обосновались в соседнем Чаде, который получил от этого очевидные выгоды – оружие, инструкторов, гарантии поддержки режима. Казалось, президент не хотел ни с кем ссориться. В августе 2008 года, несмотря на большое недовольство внутри страны, Камеруну была передана часть спорной территории полуострова Бакасси. Хотя решение было принято еще в 2002 году Международным уголовным судом, Обасанджо не торопился его исполнять, — но Яр’Адуа выполнил.

Отсутствие хороших результатов и примирительная, если не сказать, пассивная позиция Яр’Адуа, возможно, была результатом его плохого здоровья. Это был серьёзный недостаток, и особенно для президента такой страны, как Нигерия. И вот, когда в очередной раз обострилась ситуация в нигерской дельте, Яр’Адуа в стране не было: в конце августа 2008 года он тайно отбыл в Саудовскую Аравию, где ему была сделана операция по пересадке почки. Его не было, по меньшей мере, две недели. После того, как стало известно об операции, оппозиция потребовала полной информации о состоянии здоровья президента.

Между тем ситуация в дельте Нигера совершенно вышла из под контроля: сепаратисты из движения MEND объявили «войну» компаниям, занимающимся добычей нефти, в частности, Шеврон и Шелл, похищали иностранных рабочих, взывали нефтепроводы. Президент был вынужден объявить очередную армейскую операцию, которая вылилась в настоящую войну и шла ещё и в следующем году. В конце 2008 года прошли особенно кровавые столкновения христиан и мусульман в городе Джос, столице штата Плато, которые тоже умиротворяла армия. Яр’Адуа, впрочем, удалось найти компромисс с повстанцами MEND, — правда, в основном за счёт обещаний рабочих мест и уступок. Был выпущен на свободу лидер MEND Генри Ока, в октябре 2009 года большинство повстанцев сложили оружие и согласились участвовать в интеграционных программах правительства.

Но на всё президента не хватало. В неспокойной обстановке бунтов и столкновений шла религиозная радикализация, даже тех групп, которые ранее избегали насилия. Так в Нигерии появилось и радикальное исламское движение, известное впоследствии как Боко Харам («[западное] образование – грех»). Оно возникло в Борно ещё в 2002 году и получило распространение в слаборазвитых мусульманских регионах северо-восточной Нигерии. Изначально сектанты не прибегали к насилию, пытаясь убедить мусульманок следовать традиционной роли женщины в обществе раннего ислама – так, как они это понимали. Однако по мере рутинизации насилия, а также после контактов с Аль-Каидой в 2008 году, группировка перешла к активным действиям по похищению и удержанию женщин. В целом, по идеологии Боко Харам был сопоставим с афгано-пакистанским «Талибаном», среди целей называлось распространение шариата на всю Нигерию и борьбу с западной культурой. Правительство впервые попыталось справиться с движением 30 июля 2009 года, когда в ходе совместной операции армии и полиции Боко Харам был нанесён серьезный удар, в результате боя погибло около 700 радикалов, в том числе был убит духовный лидер движения Мохаммед Юсуф. Однако это было только начало, движение не было разгромлено и стало главной головной болью для всех преемников Яр’Адуа, а также соседних стран.

Успех правительства в урегулировании ситуации в дельте Нигера был последним событием, в котором президент принимал непосредственное участие. Состояние его здоровья ухудшалось. После возникновения проблем с сердцем Яр’Адуа покинул Нигерию 23 ноября 2009 года и снова оказался в больнице Джедды, где врачи диагностировали у него перикардит. Когда стало понятно, что лечение не будет быстрым, раздались призывы к отставке Яр’Адуа по состоянию здоровья, — проходили демонстрации, выступали политики и даже были обращения в суд. Впрочем, президентская администрация утверждала, что Яр’Адуа в состоянии принимать решения и самые ключевые проблемы обсуждает по телефону, поэтому требования протестующих необоснованы.

Однако для Нигерии отсутствующий президент не мог играть системообразующей роли. 12 января 2010 года Яр’Адуа из больницы в Саудовской Аравии был вынужден дать интервью ВВС по телефону, только лишь чтобы опровергнуть циркулирующие слухи о своей смерти. Но этого было недостаточно, было понятно, что у государства нет главы, и вновь вспыхнули старые конфликты. Буквально через несколько дней после того телефонного интервью в Джосе опять схлестнулись скотоводы-мусульмане из племени хауса с фермерами-христианами йоруба, в результате чего погибло около 300 человек. В конце января «замирённый» было MEND объявил о прекращении перемирия и готовности к новым атакам в дельте.

Такое подвешенное состояние не могло более продолжаться, и 9 февраля 2010 года вице-президент Гудлак Джонатан был объявлен председателем Национальной Ассамблеи и.о. президента до момента, когда Яр’Адуа снова сможет исполнять свои обязанности; при этом последний официально оставался президентом. Однако скоро стало совершенно понятно, что Яр’Адуа уже не сможет управлять. Он неожиданно вернулся в страну 24 февраля, после 93 дней отсутствия. Однако само возвращение состоялось в обстановке секретности, Яр’Адуа по прибытии никому не показали и увезли на скорой помощи. Поскольку не было опубликовано никакой декларации о том, что Яр’Адуа снова принимает на себя управление, Джонатан продолжал оставаться и.о. президента. О состоянии здоровья президента не было информации, кроме того, что он находится в реанимации.

Отставки недееспособного президента потребовали снова в марте, после настоящей бойни в штате Плато, когда около Джоса была вырезана христианская деревня и было убито около тысячи человек, включая женщин и детей. Демонстранты требовали «невидимого» президента либо показаться, либо, если он не может это сделать, окончательно освободить его от должности.

Но Яр’Адуа на публике больше никто не увидел. Он скончался около 9 вечера 5 мая 2010 года, согласно официальному сообщению, в президентской резиденции Асо Рок в Абудже. Вице-президент Джонатан на следующий день был провозглашён полноправным президентом Нигерии.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Анируд Джагнот

Анируд Джагнот

Ветеран маврикийской политики, центральная фигура на политической сцене на протяжении последних 35 лет, Джагнот сумел удержать власть в своей семье и в свои почти 90 лет остается влиятельным «министром-ментором».


Раджкесвур Пурьяг

Раджкесвур Пурьяг

Лояльный сторонник PTR на протяжении многих лет, Пурьяг был поставлен на президентский пост парламентским большинством PTR и ушёл в отставку, когда к власти пришла оппозиция.

Мокгвитси Масиси

Мокгвитси Масиси

Масиси – представитель известной в Ботсване семьи, являющейся частью политической элиты, и выбранный предшественником наследник – как это принято в ботсванской политике.

Галина Зубко: Фульбе — гранды африканской саванны. Опыт реконструкции этнокультурного кода.

Галина Зубко

Раскрыто место культуры фульбе в мировом культурном наследии. Рассмотрена роль слова в культурной жизни фульбе применительно к различным жанрам. Освещены этногонические легенды народа.


Южная Африка: ЮАР, Зимбабве, Мозамбик, Ботсвана, Намибия, Замбия, Малави, Свазиленд

Южная Африка - 2

Почему путеводители Lonely Planet — самые лучшие в мире? Все просто: наши авторы — страстные, увлеченные путешественники.