Правители Африки: XXI век

2001-2003, 2003-2011: Фрадике де Менезеш

Президент Сан-Томе и Принсипи (3.IX.2001-16.VII.2003, 23.VII.2003-3.IX.2011)

Фрадике де Менезеш
Полное имя Фрадике Бандейра Мелу де Менезеш
Fradique Bandeira Melo de Menezes
Родился 21.III.1942, Агуа Телья,
Мадалена, округ Ме Зоши, о-в Сан-Томе,
Заморская провинция Сан-Томе и Принсипи
Умер Нет
Президент 3.IX.2001-16.VII.2003
23.VII.2003-3.IX.2011
Этнос Португалец / креол
Вероисповедание Христианин

Фрадике де Менезеш – богатейший бизнесмен, чувствовавший себя как рыба в воде в мутной и полной коррупции политической жизни Сан-Томе и Принсипи.

Менезеш был сыном португальца, также Фрадике де Менезеша, и сантомейской женщины-креолки. Отец будущего президента работал бухгалтером компании Вале Флор, которой принадлежали плантации на Сан-Томе. Он был представителем древней, но обедневшей португальской фамилии. Леонор Телеш, жена короля Португалии Фернанду I (1367-1383), происходила из этого рода.

Родившийся в 1942 году Фрадике воспитывался в Португалии с 10 лет, окончив школу в Визеу. Военную службу будущий сантомейский президент проходил в Мозамбике в 1965 году, где участвовал на стороне колониальных сил в борьбе с повстанцами. Начав учиться после военной службы в Свободном университете Брюсселя на психолога он, однако, через какое-то время снова вернулся в ряды колониальной армии. После завоевания Мозамбиком независимости Менезеш вернулся в Сан-Томе, где в начале 1980-х годов вместе с женой-бельгийкой преподавал французский язык. После переезда он стал членом правящей социалистической MLSTP.

Вероятно, на маленьком Сан-Томе, с которого после 1975 года уехали все португальцы, был недостаток просто образованных людей, поэтому Менезеш оказался заметной фигурой. В 1986 году он получил назначение в правительство в качестве министра иностранных дел и сотрудничества; в 1987 году началась его дипломатическая карьера в качестве посла в Бельгии и Германии.

После краха социалистической ориентации Сан-Томе и Принсипи Менезеш ушёл в бизнес. На этом поприще он достиг
исключительных успехов, его компания CGI экспортировала большинство производимого какао и фактически монополизировала импорт цемента. В 1992 году Менезеш стал председателем сантомейской торгово-промышленной палаты. В 1994 году он вышел из MLSTP и вступил в пропрезидентскую ADI. К началу 1990-х относится получение им португальского гражданства, от которого он был вынужден отказаться в 2001 году, чтобы баллотироваться в президенты.

Выдвижение Менезеша от оппозиционной, но про-президентской партии ADI, было неожиданным политическим решением и, до определённой степени, стечением обстоятельств. Во-первых, на руку Менезешу сыграло отсутствие у Тровоады, который по конституции не имел права баллотироваться вновь, достойного и популярного политического наследника. Сын президента Патрис Тровоада, хотя уже был вовлечён в политическую жизнь, был еще слишком молод, ему не было и 40 лет. Других политических «тяжеловесов» в лагере уходящего президента не было. Во-вторых, богатейший бизнесмен Менезеш, очевидно, сам «дозрел» до публичной политики, хотя до 2001 года не проявлял интереса к политической карьере. Возможно, он захотел себя реализовать в новой сфере. Очевидно, политики смогли договориться, и Менезеш превратился в кандидата «от власти». Сын уходящего президента Патрис Тровоада занял видное место в «обойме» политиков эпохи Менезеша, и был впоследствии премьер-министром, министром иностранных дел и советником по вопросам нефти, хотя впоследствии оказался в лагере противников президента.

Менезешу повезло в том, что сантомейское общество было утомлено бесконечными политическими конфликтами, в которых были вовлечены одни и те же лица. Прежние политики попросту надоели и не вызывали доверия – а Менезеш это был новый, многообещающий вариант. Это был шанс на политический мир. К тому же, Менезеш был достаточно богат, чтобы не заниматься только коррупционными схемами. Избирательная кампания была проведена ярко, шумно, с разнообразными обещаниями и раздачей товаров населению. Кандидат обещал бороться с бюрократией, бедностью и стимулировать экономический рост. Кроме того, было очевидно, что бизнесмен Менезеш лучше всего подходит для управлением нефтяными доходами, которые вот-вот должны были потечь в казну. Впечатлённый электорат предпочёл выбрать его, а не бывшего президента социалистического периода Пинту да Кошту, который сначала считался фаворитом.

Новый президент, по описаниям знавших его лично, был типичным бизнесменом: практичным, уверенным в себе, сильным лидером. Неудивительно поэтому, что правление Менезеша сразу приобрело хорошо знакомые сантомейцам авторитарные черты. Он быстро вошёл в конфликт с парламентским большинством, представлявшим MLSTP. В сентябре 2001 года депутаты отказались утвердить предложенную им кандидатуру премьер-министра. Соответственно, попытка депутатов уточнить сферу компетенции парламента и президента, которая содержалась в проекте конституционных поправок, принятых 2/3 голосов, была отвергнута президентом — 16 января 2002 года он наложил на неё вето. Возник очередной политический тупик. Назначенные президентом еще ранее парламентские выборы были попыткой разрубить «гордиев узел» проблем. Но если Менезеш надеялся получить какой-то другой парламент, он ошибся: результаты голосования, проходившего в марте 2002 года, лишь подтвердили существовавший в парламенте расклад сил.

В результате ему пришлось включить в новое правительство представителей всех парламентских партий, то есть, собрать коалиционный кабинет, возглавляемый про-президентским премьером да Коштой. Это правительство протянуло полгода, но в итоге было вынуждено уйти в отставку из-за разногласий по поводу кадровой политики в армии. Проблема плохого снабжения военных и низкого жалования никуда не делась после переворота 1995 года. В конце концов, Менезеш был вынужден поручить формирование правительства парламентскому большинству MLSTP. В январе 2003 года парламентарии повторно попытались принять поправки к конституции, ограничивающие президентские полномочия – и Менезеш, как годом ранее, наложил вето и объявил о внеочередных парламентских выборах. Однако на этот раз его не поддержала даже собственная партия MDFM, и через три дня он отметил этот указ. Вероятно, сплочение парламентариев было вызвано еще и тем, что в ближайшее время ожидались торги по нефтяным контрактам, и все хотели поучаствовать в дележе будущих нефтяных денег. Случился тот редкий случай, когда сантомейские политики смогли, наконец, договориться о реформе конституции. Изменения, однако, должны были вступить в силу только в 2006 году.

В этой атмосфере ожидания и политической борьбы нашлись желающие половить рыбку в мутной воде. Пока президент был в Нигерии, 16 июля 2003 года произошёл бескровный переворот, организованный бывшими наёмниками, сражавшимися в Анголе на стороне UNITA, и военными, которыми политики долгое время пренебрегали, во главе с майором Фернанду Перейрой. Мотивы и «закулисье» этого переворота до конца не ясны, возможно, в нём были как-то замешаны Ангола, которая оказалась оттеснённой от нефтяных контрактов, и клан бывшего президента Тровоады, разругавшегося с Менезешем.
Путчистами были заняты правительственные здания и арестованы министры. Было объявлено о формировании Военной хунты национального спасения во главе с Перейрой. Судя по всему, заговорщики планировали организовать передачу власти переходному правительству и исключить Менезеша из политической жизни Сан-Томе и Принсипи. Население и армия восприняли переворот равнодушно, а частично его даже поддержали. Никакого видимого сопротивления заговорщикам оказано не было, что, конечно, было плохим знаком для правительства Менезеша. Похоже, о его свержении никто особенно не жалел.

Однако на поддержку законного президента Менезеша встало все международное сообщество. Прежде всего, на путчистов давил нигерийский президент Обасанджо – переворот явно угрожал нефтяному соглашению между Нигерией и Сан-Томе и Принсипи. Сам Менезеш заявлял, что «запах нефти» — единственная причина путча. В целом, как и переворот 1995 года, это выступление военных было обречено. Слишком слабая армия Сан-Томе и Принсипи вряд ли выдержала бы мало-мальски серьёзного военного вторжения со стороны любой соседней страны – особенно Нигерии, президент которой почти сразу начал обсуждать такую возможность с другими региональными лидерами. Путчистам ничего не оставалось, как вернуть власть законному президенту, что произошло через неделю после переворота, 23 июля 2003 года. Менезеш гарантировал им амнистию, а также туманно пообещал участие в распределении доходов от нефти. Хотя президент признал, что правительство допускало «серьёзные повторяющиеся ошибки», в отставку он его так и не отправил, и никаких политических изменений, по сути, переворот не принёс.

Склоки между президентом и оппозиционным парламентским большинством продолжались и принимали удивительные, гротескные формы. Особенно урожайным на взаимный эмоциональный обмен «любезностями» был 2005 год. К примеру, президент издал специальное обращение к парламенту, включающее критику MLSTP и главы парламентской фракции Жоржи Амаду. Исходя из документа, президент сомневался в профессиональных качествах Амаду, и прямо называл его коррупционером, которому следует «посмотреть в зеркало и увидеть безусловно коррумпированного однопартийца [то есть, члена MLSTP]». На следующий день Амаду заявил, что «всю ночь и утро смотрелся в зеркало, но не увидел никакой коррупции», но вместо этого увидел превышение полномочий самим президентом, узурпировавшим государственную собственность и регулярно нарушающим конституцию. К этому он добавил обвинение в том, что Менезеш на частном самолёте ввёз на территорию Сан-Томе и Принсипи двух свиней, больных африканской чумкой свиней. Таков был уровень дискуссии.

Партии Менезеша удалось получить больше всего мест в парламенте на выборах в марте 2006 года, а сам президент уверенно победил на выборах главы государства в июле. Вступили в силу изменения, принятые еще в 2003 году и разграничивающие власть президента и парламента. Однако реального влияния на политическую жизнь страны они не оказали. Тем не менее, после выборов Менезешу удалось сформировать более-менее стабильное правительство, продержавшееся 1,5 года. В 2007 году это правительство смогло договориться с МВФ о списании долгов. В январе 2006 и октябре 2007 годов были мятежи специальных подразделений полиции быстрого реагирования, вызванные, опять же, невыплатой субсидий, обещанных правительством. Мятежники ограничились захватом нескольких зданий и начальника полиции, после чего пошли договариваться с властями. Комичность ситуации была в том, что эти элитные подразделения, подготовленные ангольскими военными, создавались как раз для того, чтобы предотвратить возможность вооруженного мятежа. После последнего выступления президенту пришлось их распустить.

В начале 2008 года премьер-министр Вера Круз ушёл в отставку после провала в парламенте проекта бюджета и массовых демонстраций, вызванных ростом цен на продукты питания (рис, масло, сахар) и электроэнергию. Премьер в сердцах объявил, что поведение оппозиции делает страну «неуправляемой». Потом были еще смены правительства, которые по существу никак не влияли на течение повседневной жизни населения.

Правление Менезеша продолжило традиции политической культуры предыдущих лет. На выборах царил неприкрытый подкуп избирателей, на который тратились деньги иностранной помощи, предназначенные для совсем других целей. Коррупционные скандалы происходили регулярно и были связаны как раз с расходованием иностранной помощи. К примеру, правительство Марии даш Невеш в 2004 году ушло в отставку из-за скандала с распределением продовольствия агентства GGA. Изменило ли это хоть что нибудь? Правительства в Сан-Томе и Принсипи менялись легко и часто, практически ежегодно. Обвинение должностного лица в коррупции обычно не вело к судебным преследованиям – напротив, чиновник снова появлялся в составе кабинета министров спустя какое-то время, либо получал почётную должность за рубежом. Безнаказанность была развращающим правилом. Премьер-министр Патрис Тровоада открыто заявлял: «коррупция – это часть островной традиции, как и покупка голосов, конечно. Я делаю это, также как и Фрадике».

Сам Менезеш, не только его министры, легко преступал национальное законодательство, если этого требовали бизнес-интересы. Наибольший резонанс получил случай передачи португальской туристической компании Pestana Group территорий, находящихся под охраной государства. Так, была снесена находившаяся под охраной государства резиденция национального героя страны Нуну Шавьера, для того, чтобы построить парковку для отеля Пестана Экуадор. Также под этот отель была отдана часть территории около форта Жуан Жерониму, который считался историческим наследием Сан-Томе и Принсипи.

Sao Tome Pestana Old Dutch Fort 8

Sao Tome Pestana Old Dutch Fort 8

Старый голландский форт

Автор: Chuck Moravec

Наследие президентства Менезеша выглядело достаточно скудным: 9 премьер-министров за 10 лет, продолжающийся политический хаос, отсутствие обещанного экономического благополучия. Сам президент растерял популярность и к концу второго президентского срока имел ограниченное влияние. Его партия MDFM-PL получила только одно место в парламенте на выборах 2010 года.

Эпоха Менезеша также стала эпохой несостоявшихся надежд на нефтяное благополучие. После первых результатов разведки, которые давали надежду на промышленные запасы, страна готовилась получить большие нефтяные барыши. Во многом, в ожидании них грызлись сантомейские политики. Было принято хорошо разработанное, продуманное законодательство в области нефтедобычи. Было заключено соглашение с Нигерией. Всё было готово, но… Но годы шли, а нефти не было! Дальнейшая разведка не обнаружила промышленных запасов, и все приготовления оказались тщетными. Инвесторы потерпели убытки, в том числе, выплачивая ренту правительству Сан-Томе и Принсипи, которое всё-таки между 2003 и 2013 годами получило от несостоявшейся «нефтедобычи» в общей сложенности 300 млн. долл. В настоящее время добыча нефти в Сан-Томе и Принсипи не ведётся – потому что промышленных запасов обнаружено так и не было.

Еще одним несостоявшимся проектом было строительство порта, который мог бы стать транспортным хабом для стран Гвинейского залива. В 2008 году с французскими инвесторами был заключён контракт на 260 млн. евро, по которому они получали 80 га земли около города Фернан Диаш для строительства. Французы, однако, не смогли привлечь достаточно инвестиций и проект был закрыт.

Airport Africa's Connection

Sao Tome Airport Africa’s Connection

Аэропорт Сан-Томе

Автор: Chuck Moravec

После ухода в отставку в сентябре 2011 года Менезеш пытался остаться в сантомейской политике. Перед парламентскими выборами 2014 года, несмотря на слабые позиции своей партии, он заявил, что рассчитывает занять пост премьер-министра. Возможно, он планировал возглавить коалиционное правительство, даже если партия выступит и не очень хорошо. Объясняя своё желание занять премьерский пост, он указывал, что эта работа подходит ему больше: «В то время, когда я был президентом республики, я говорил, что это не очень хороший пост для меня. Вместо президента, мне бы следовало быть главой правительства, потому что я по природе своей человек действия. Я работник, я вникаю в работу, и эта работа должна быть сделана… У меня было столько конфликтов [во время президентства], потому что я не мог просто сидеть как глава государства в резиденции, не беспокоясь о том, что происходит с людьми». На выборах, однако, партия Менезеша MDFM-PL набрала только 3% голосов и лишилась единственного мандата, который у ней был.

В декабре 2017 года Менезеш подал в суд на председателя Верховного суда Мануэла да Силва Гомиша Кравида, и двух других судей. Имя бывшего президента всплыло в связи с попыткой дачи взятки пивоваренной компанией Розема, и напрямую касалось бывшего министра юстиции Жустину Вейга и ряда других политиков. Хотя Менезеш фигурировал только в качестве свидетеля, он счёл, что само упоминание в таком контексте наносит ущерб его репутации.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Вериссиму Коррейя Сеабра

Вериссиму Коррейя Сеабра

Генерал, свергнувший демократически избранного президента, во имя восстановления демократии, и позже убитый восставшими солдатами.


Мамаду Туре Курума

Мамаду Туре Курума

Фиктивный глава военной хунты после переворота, нацеленного на недопущение избрания президентом единственного по-настоящему влиятельного человека в Гвинее-Бисау.

Рупиа Банда

Рупиа Банда

Рупиа Банда – «деловой» президент, который был слишком лоялен китайской экспансии, получил свои коррупционные бонусы, и после всего этого умудрился избежать тюрьмы.

Воспоминания участников оказания помощи Алжирской Народной Демократической Республике

Воспоминания

Алжирская Народная Демократическая Республика (АНДР) — одно из первых африканских государств, с которым СССР наладил военно-политическое и военно-техническое сотрудничество. Начиная с 1960-х годов, в ходе оказания помощи Алжиру (разминирование протяженных участков государственной границы страны, поставки вооружения и боевой техники, подготовка кадров для вооруженных сил и т.д.) в стране побывали тысячи наших сограждан: военных советников, специалистов, переводчиков.


Мы вынуждены сообщить вам, что завтра нас и нашу семью убьют. Истории из Руанды

Мы вынуждены

В 1994 году мир шокировали новости из Руанды, когда в течение 100 дней были жестоко убиты более 800 000 человек. .Филипп Гуревич, журналист The New Yorker, отправился в Руанду, чтобы собрать по кусочкам историю массового убийства, произошедшего в этой маленькой африканской стране. Он взял интервью у оставшихся в живых представителей тутси, которые рассказали ему свои ужасные истории потерь и опустошения. .Как случилось, что через 50 лет после Холокоста произошло подобное зверство? Почему люди согласились убивать соседей, друзей, коллег? Как жить дальше в стране насильников и жертв? .Эта мощная, мастерски написанная книга дает неожиданные ответы на вопросы.