Правители Африки: XXI век

2011-2016: Мануэл Пинту да Кошта

Президент Сан-Томе и Принсипи (3.IX.2011-3.IX.2016)

Мануэл Пинту да Кошта
Полное имя Мануэл Пинту да Кошта
Manuel Pinto da Costa
Родился 5.VIII.1937, Агуа Гранде, провинция Сан-Томе,
о-в Сан-Томе, Заморская провинция Сан-Томе и Принсипи
Умер Нет
Президент 3.IX.2011-3.IX.2016
Этнос
Вероисповедание

Пинту да Кошта – ветеран сантомейской политики, дважды президент, сначала – как глава авторитарного режима, ориентированного на социалистический лагерь, потом – как глава демократического государства, умудрившийся упустить переизбрание.

Детство Пинту да Кошта разделил с другим будущим президентом Сан-Томе и Принсипи – Мигелом Травоадой. Остров Сан-Томе был невелик и родители будущих президентов дружили. Два будущих лидера стали друзьями и в 1940-х ходили в одну школу, потом вместе учились в Луанде и Лиссабоне, где их пути временно разошлись.

В 1961 году Пинту да Кошта отправился из Лиссабона в ГДР, где изучал экономику. В 1971 году он защитил кандидатскую диссертацию в Берлинской высшей школе экономики и уехал обратно в Африку. В июле 1972 в городе Санта-Изабель (ныне Малабо) испанской колонии Гвинея Пинту да Кошта, его друг Тровоада и 7 других образованных молодых людей с либеральными взглядами образовали Движение освобождения Сан-Томе и Принсипи (MLSTP). Пинту да Кошта был избран генеральным секретарем движения. Следует отметить, что само движение было скорее, интеллектуальным клубом; никакого влияния на жизнь в колониальном португальском Сан-Томе оно не оказывало. Попыток вооруженного сопротивления португальским колонизаторам не предпринималось. После португальской революции 1974 года новые власти планировали предоставить Сан-Томе и Принсипи автономию, но не независимость. Однако MLSTP, благоразумно обосновавшись в Либревиле, смогло организовать манифестации сантомейских студентов в Лиссабоне, с требованием предоставления независимости. В итоге, в сентябре 1974 года португальское правительство признало MLSTP выразителем интересов населения Сан-Томе и Принсипи, а в следующем году предоставило независимость своей колонии.

После провозглашения независимости 12 июля 1975 года Пинту да Кошта стал президентом нового государства, а его друг и соратник Тровоада – премьер-министром. Новое государство стало строиться по принципу дотационной далекой дружественной провинции социалистического лагеря. Отъезд практически всех португальцев, которые, помимо того, что были колонизаторами, являлись интеллектуальным классом островов, был вызван перспективами установления нового социалистического режима, и стал одной из причин последовавшего экономического упадка. Уехавшие европейцы были заменены гораздо менее образованными кадрами из местного населения, при которых производство главного экспортного товара – какао – начало хиреть.

Пинту да Кошта

Sao Tome Praia Inhame 4

Пляж в Сан Томе и Присипи

Автор: Chuck Moravec

Ранние годы первого правления Пинты да Кошты (1975-1991) характеризовались внутрипартийной борьбой. Сначала, еще до получения независимости, из MLSTP были исключены радикальные элементы – в том числе, члены студенческой ассоциации, которые, собственно, и добились независимости у португальцев. В 1977 году «на западе» остался министр здравоохранения Граса, не пожелавший возвращаться в страну. В 1978 году президент запросил у Анголы и Кубы военные подразделения, аргументируя это угрозой переворота. В следующем 1979 году Пинту да Кошта арестовал и посадил в тюрьму на два года без предъявления обвинений своего бывшего близкого соратника Тровоаду, который был обвинён в подготовке переворота. С этого времени более десятилетия власть Пинту да Кошты никто не оспаривал.

Во внешней политике страна ориентировалась, прежде всего, на Анголу – ближайшего крупного португалоязычного соседа и на Кубу – как революционный пример. Ангола поставляла в Сан-Томе и Принсипи дешевое топливо и оказывала военную поддержку режиму. Тесные связи с Анголой закреплялись личной дружбой президентов Пинту да Кошта и душ Сантуша, которую они поддерживали с молодых лет.

В сфере экономики положение нового государства быстро стало плачевным. Доставшееся от португальцев наследие – производство какао – пострадало вследствие потери рынка сбыта в лице Португалии. В довершение к этому, были проведены социалистические преобразование в экономике: правительство перегруппировало все плантации в 15 крупных государственных агрофирм. Трудовой процесс на плантациях мало изменился после ухода португальцев, и в этом была большая проблема. Дело в том, что местное население, креолы, не желали работать на плантациях, и португальцы всегда привлекали чернокожую рабочую силу из Анголы и Кабо-Верде. Креолы не изменили они свою точку зрения на плантационный труд и в условиях победившего социализма. После отъезда португальских колонизаторов качество производственного менеджмента сильно упало, хозяйственная база пребывала в небрежении и разрушалась. Управляющие агрофирмами постепенно превратились в их фактических хозяев, несмотря на то, что формально фирмами владело государство. И в сфере производства какао, и в других сферах быстро сформировались коррумпированные «вертикали», замкнутые на президента. Неэффективная экономика довольно быстро привела к тому, что режим стал полностью дотационным, зависимым от внешней помощи, и накопил внешний долг.

Уже в 1984 года Пинту да Кошта, чьи политические позиции в стране были незыблемы, был вынужден признать экономическую катастрофу. Производство какао упало по сравнению с 1968 годом с 11,1 до 3,4 тыс. тонн, отчасти из-за плохого хозяйствования, отчасти из-за мировой конъюнктуры: цены на какао на международным рынке падали, что снижало рентабельность его производства, в частности, из-за транспортировки из Сан-Томе, географически оторванного от рынков сбыта.

Социалистические страны не могли полностью решить проблемы Сан-Томе и Принсипи, поэтому в 1985-м, не найдя никаких других вариантов, Пинту да Кошта был вынужден обратиться за средствами к МВФ и Всемирному банку и согласиться на их условия, что фактически означало отход от социалистических принципов в экономике. С 1986 года руководители 5 агрофирм, для которых нашлись иностранные инвесторы, начали переводиться на контрактную систему и работать под надзором зарубежных компаний. Для 10 других агрофирм инвесторов не нашлось.

На фоне либерализации экономики улучшились отношения с западными странами, в частности, с Португалией. В 1988 году из ссылки вернулся бывший министр Граса и был назначен министром иностранных дел.

В политической сфере заскорузлый однопартийный режим тоже начал претерпевать изменения. Сначала они были в форме борьбы фракций внутри правящей партии, вылившейся в проведенную под эгидой MLSTP в декабре 1989 года Национальную конференцию. Это была первая на всем Африканском континенте «конференция» — собрание различных политических сил и общественных организаций, призванное найти выход из кризисной ситуации (в Сан-Томе и Принсипи это была фактически только дискуссия внутри партии). Организаторы еще не осознавали, что не смогут контролировать это собрание. Впоследствии в ряде африканских стран в начале 1990-х были проведены такие конференции, и в большинстве случае это означало фактическую утрату власти правящим режимом. В Сан-Томе и Принсипи, однако, это был первый опыт, и никто не ждал такого подвоха.

Дискуссии Национальной конференции вышли из-под партийного контроля и принятые в 1990 году итоговые решения вряд ли ожидались теми, кто задумывал мероприятие. Возможно, сказалось резкое падение советского влияния и, наоборот, рост могущества прозападных сил. Как бы то ни было, Конференция рекомендовала введение многопартийности, что было одобрено верхушкой MLSTP. За этот демарш сантомейский режим удостоился осуждения от других, все еще социалистически ориентированных португалоязычных стран Африки, которые, впрочем, сами быстро последовали тем же путём.

Стремительное развитие событий (возвращение Мигела Тровоады в Сан-Томе и Принсипи в мае, принятие новой конституции в августе 1990 года) привело к трансформации MLSTP в социал-демократическую партию (с приставкой PSD). Сам президент сначала объявил о намерении баллотироваться в качестве независимого кандидата, но уже в конце 1990 года, поняв, что выборы он неизбежно проиграет, снял свою кандидатуру. Более того, он вообще объявил об уходе из политики, однако нестабильность и отсутствие какого-либо заметного улучшения уровня жизни населения в первый президентский срок Тровоады, вероятно, побудили его попытать шансы. В 1996 году он вернулся на политическую сцену и лишь немного уступил на президентских выборах Тровоаде.

Последующие годы Пинту да Кошта и его MLSTP, которую он официально возглавлял с 1998 года, играли роль одной из ведущих политических сил Сан-Томе и Принсипи. Партия имела либо большинство, либо, как минимум, являлась второй по влиятельности в парламенте, что в условиях полупрезидентской республики позволяло в полной мере устраивать фронду. В 2005 году Пинту да Кошта, которому к тому времени было под 70 лет, ушёл с поста председателя партии и вообще вышел и неё. В президентских выборах 2006 года он не участвовал. Это был его второй «уход на покой», как и первый, он оказался неокончательным.

В последние годы правления Менезеша, который не мог, согласно конституции, быть избран на третий срок, уважаемого и популярного председателя Национальной Ассамблеи Франсишку да Силву многие рассматривали в качестве наиболее вероятного преемника уходящего президента. Однако в апреле 2010 года да Силва умер от рака, что лишило президентские выборы 2011 года очевидного фаворита. В руководстве MLSTP, по-прежнему влиятельной среди населения партии, произошел раскол, в результате которого, помимо официального кандидата 45-летнего бизнесмена Мартиньша, выдвинулись два партийных «тяжеловеса»: бывшие премьеры Пинту и даш Невеш. От другой крупной политической партии ADI был выдвинут экономист Карвалью, являвшийся политическим новичком. В этой обстановке Пинту да Кошта почувствовал, что судьба дала ему еще один, последний шанс вернуться к власти.

Позиции бывшего президента, баллотировавшегося в качестве независимого кандидата, имели несомненные преимущества. Пинту да Кошта хорошо знали все; «демократический бардак», царящий с 1991 года, играл против его соперников, представлявших новые, демократические политические партии. Пинту да Кошта вышел на выборы в образе умудрённого политика, который «выучил урок», осознал свои прежние ошибки, чувствует себя обязанным стране и людям, и не может спокойно наблюдать разруху. Он также пообещал политическое примирение, беспощадную борьбу с коррупцией и политическую стабильность – собственно, то, что страна жаждала на протяжении всех 20 лет, которые прошли после ухода Пинту да Кошты в отставку. В итоге ветеран политических битв Пинту да Кошта с небольшим перевесом во втором туре был избран президентом и приведен к присяге 3 сентября 2011 года. Ему было 74 года.

Пинту да Кошта

President Manuel Pinto Da Costa arrives in South Africa, 28 August 2013

Президент Мануэл Пинту да Кошта прибывает в Южную Африку, 28 августа 2013

Автор: GovernmentZA

Несмотря на то, что избрание Пинту да Кошты сопровождалось опасениями наступления новой эпохи авторитаризма, сам президент демонстрировал готовность к диалогу. Поначалу достигать консенсус действительно удавалось. С премьер-министром Патрисом Тровоадой, который, по конституции, делил исполнительную власть с президентом, а фактически имел больше власти, он установил доверительные отношения. В конечном счёте, по сантомейским меркам, президент и премьер сосуществовали довольно долго, больше года, учитывая, что они представляли разные политические силы, а правительство Тровоады было правительством меньшинства. Впрочем, кончилось всё достаточно ожидаемо: борьбой за власть.

После года сосуществования с парламентом и правительством, контролировавших оппозиционной ADI, президент начал действовать. На протяжении 2012 года на премьер-министра Тровоаду оказывалось давление, его обвиняли в коррупции. В октябре три политические партии провели антиправительственную демонстрацию и попытались организовать голосование по вопросу доверия правительству. Несмотря на ухищрения и препоны ADI, голосование состоялось. Пинту да Кошта мог выбрать: либо оставить премьер-министром Тровоаду и объявить парламентские выборы, либо заменить премьера. Он предпочёл отказать кандидатуре Тровоады и назначить другого политика (впрочем, нейтрального и даже близкого когда-то к ADI). Смещённый премьер Патрис Тровоада объявил произошедшее «переворотом» и уехал в Португалию.

Во внешней политике новый глава государства вытащил из колоды незамысловатый, но ожидаемый козырь: укрепление связей с прежними союзниками Сан-Томе и Принсипи. Уже в конце января 2012 года он посетил с официальным визитом Анголу, правительство которой всегда влияло на сантомейскую политику, а у власти по-прежнему находился душ Сантуш. Ангола, впрочем, и так была сильно вовлечена в дела республики. Еще при Менезеше был заключен договор на реконструкцию единственного сантомейского аэропорта (который из-за отсталости был в международном «черном списке») и порта Ана Шавиш: это были наиболее крупные актуальные инфраструктурные проекты. В середине 2013 года Пинту да Кошта посетил Кубу – другого союзника времён социалистической ориентации страны.

В том же 2013 году администрация Пинту да Кошты начала восстанавливать связи с КНР, разрушенные после признания Республики Китай (Тайваня) в 1997 году. В ноябре было открыто торговое представительство в здании бывшего посольства. Наконец, сам президент летом 2014 года посетил КНР с частным визитом, который предварительно получил одобрение Национальной Ассамблеи. Однако официально Сан-Томе и Принсипи продолжало признавать Тайвань, что исключало дипломатические отношения с КНР, и до конца правления Пинту да Кошты эта ситуация сохранялась.

Пинту да Кошта

President Ma’s second-day itinerary in Sao Tome and Principe. (2014/01/26)

Второй день пребывания президента Ма в Сан Томе и Принсипи

Автор: 總統府

Экономическое положение страны оставалось стабильным. Хотя зависимость от иностранной помощи и кредитов никуда не исчезла (маловероятно, что хоть какое-то правительство сможет это изменить в ближайшем будущем), страна всё же демонстрировала некоторый экономический рост. По африканским меркам его темпы были средние: от 4 до 5% в 2013-2014 годах. Развивался туризм, на который всё чаще стали возлагать надежды по мере угасания призрака нефтяной бонанзы. Треть населения оценивала экономические условия в Сан-Томе и Принсипи как «плохие», а большинство – как «ни плохие, ни хорошие». Согласно опросу «Афробарометр» более половины сантомейцев позитивно оценивали управление властями экономикой, однако усилиями по преодолению диспропорции в уровне доходов, созданию рабочих мест, повышению уровня жизни довольны не были.

Политическая обстановка после отставки Патриса Тровоады накалилась. Его сторонники в знак протеста попытались парализовать работу парламента с помощью бойкота, перестав посещать заседания. Однако по сугубо меркантильным причинам бойкот провалился. Оставшиеся заседать депутаты в феврале 2013 года проголосовали за то, что отсутствующие депутаты перестают получать зарплату. После этого фракция ADI вернулась к работе в парламенте, но сделала еще одну попытку: бойкотировала заседания парламентских комитетов. Однако с этим тоже ничего не вышло. В июле 2013 года депутаты, пропускающие заседания комитетов, были лишены права пользоваться казенными автомобилями, после чего партийный протест ADI закончился. Пинту да Кошта, пользуясь возможностью, сумел отложить на год проведение муниципальных и региональных выборов.

Смещение правительства Тровоады открыло череду новых бесконечных внутриполитических конфликтов. Вернулись худшие времена, с взаимными обвинениями в коррупции, отмывании денег и претензиями разного калибра. Дрязги подстегнуло новое законодательство против коррупции и злоупотреблений, которое было принято под давлением стран-доноров. Находившаяся ранее у власти ADI обвиняла членов нового кабинета в коррупционных сделках, ее противники обвиняли бывшего премьера Тровоаду в отмывании подозрительных 600 тыс. евро, отправленных в Габон. Конфликты длились весь 2013 и большую часть 2014 года.

В марте 2014 года президент анонсировал начало «Национального диалога», процесса, призванного дать рекомендации по изменению законодательства. К «диалогу» были приглашены различные некоммерческие организации, политические и общественные движения (ADI приглашена не была). Кажется, однако, что «диалог», в основном, имел целью мобилизовать политические силы в преддверии намеченных на октябрь парламентских выборов. Если цель действительно была такова, то манёвр не удался: про-президентская MLSTP по результатам голосования потерпела серьёзное поражение. Ее соперник, партия ADI одержала внушительную победу, получив большинство в парламенте, а вернувшийся из Португалии Тровоада снова занял кресло премьера. Исполнительная власть опять оказалась в руках противоборствующих политических сил. Хотя президент и премьер предпочитали не вступать в открытый конфликт, они избегали совместной деятельности, что точно не шло на пользу никому.

Доминирование ADI в парламенте и отсутствие пространства для парламентских интриг заставило президента концентрироваться на внешнеполитической деятельности. Он активно ездил в соседние страны на различные саммиты, несколько раз посещал Анголу, республику Конго и многие другие государства, встречался с тайваньским президентом. Вместе с тем, внутри страны влияние премьера Тровоады росло и в этом смысле наступившая политическая стабильность играла против Пинту да Кошты. Похоже, население начало осознавать, что централизация власти – это не всегда плохо (до этого момента президент и премьер обычно принадлежали к разным политическим силам). Приближались президентские выборы 2016 года.

Основным противником Пинту да Кошты был представитель ADI Эваристу Карвалью, а также ряд других известных политиков, включая Марию даш Невеш. Карвалью и Пинту да Кошта уже встречались на выборах в 2011 году, и тогда представитель ADI составил серьезную конкуренцию. Однако мало кто мог ожидать, что уже в первом туре выборов 17 июля 2016 года действующий президент потерпит такой оглушительный разгром: за него проголосовало только 25% избирателей, немногим больше, чем за даш Невеш (24%). Изначально было объявлено, что Карвалью набрал 50,2% (что означало бы его победу в первом туре), но потом результаты были уменьшены до 49,8%.

Обнародованные результаты не были признаны ни Пинту да Коштой, который заявил: «Продолжать участвовать в таком искажённом электоральном процессе означает поддерживать его. Я не стал бы этого делать как кандидат, и еще меньше – как президент республики». После того, как Конституционный трибунал отказался отменить итоги первого тура, президент отказался участвовать во втором туре голосования, назначенного на 7 августа. Таким образом, Пинту да Кошта уже второй раз в своей политической карьере вышел из электоральной гонки. Мария даш Невеш также заявила о бойкоте второго тура, который, тем не менее, всё равно состоялся – в отсутствие оппонентов представляющий ADI Карвалью был избран 81% голосов.

Оправившись от разочарования, Пинту да Кошта всё же присутствовал на церемонии передачи власти 3 сентября 2016 года.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Джон Махама

Джон Махама

Джон Махама – президент, прозванный «мистер Отключение» за плохое электроснабжение, чье правление оказалось не очень успешным, и которому так и не удалось переизбраться.


Джон Куфуор

Джон Куфуор

Джон Куфуор – прозападный демократический президент, сумевший добиться большого успеха в развитии экономики Ганы и борьбе с бедностью.

Мамаду Танджа

Мамаду Танджа

Мамаду Танджа – военный, политик, оппозиционер, который был избран на демократических выборах, но не смог отказаться от власти и был позорно свергнут военными.

Нигеро-конголезский праязык: личные местоимения

Нигеро-конголезский праязык

Книга предназначена для специалистов по африканским языкам, сравнительно-историческому и ареально-типологическому языкознанию, африканистов, а также для всех, кто интересуется историей и доисторическим развитием человеческого языка.


Колониальные войны и локальные конфликты (комплект из 2 книг)

Колониальные войны

1. англо-Бурская война. 1899-1902. Дойл А. К. 2. Индия, Судан, Южная Африка. Походы Британской армии. 1897-1900