Правители Африки: XXI век

1995-2001: Мигел Тровоада

Президент Сан-Томе и Принсипи (22.VIII.1995-3.IX.2001)

Мигел Тровоада
Полное имя Мигел душ Анжуш да Кунья Лисбон Тровоада
Miguel dos Anjos da Cunha Lisboa Trovoada
Родился 27.XII.1936, Сан-Томе, Заморская провинция Сан-Томе и Принсипи
Умер Нет
Президент 22.VIII.1995-3.IX.2001
Этнос
Вероисповедание

Мигел Тровоада был профессиональным революционером и демократически избранным президентом, 10-летнее правление которого было неспокойным и прошло в политических дрязгах.

Тровоада родился в столице португальской заморской провинции Сан-Томе. Его родители дружили с родителями еще одного будущего сантомейского президента Пинту да Кошты, который был сначала его другом и единомышленником, а потом – личным врагом и политическим соперником. Вместе с Пинту да Коштой он ходил в начальную школу в родном городе (1944-1948), а потом продолжал образование в Португальской Анголе (семинария в Луанде) и Португалии, потому что в Сан-Томе учиться было негде. В Лиссабоне Тровоада учился в университете по специальности юриспруденция, но не окончил его.

Конец 1950-х – начало 1960-х годов характеризовалось предоставлением независимости целой группе африканских колоний. Этот «парад» независимостей, однако, касался в основном французских колоний; в Португалии авторитарный режим Салазара совершенно не был склонен следовать этому примеру. Тем не менее, находясь под впечатлением успешной борьбы за независимость на континенте, совместно со своим товарищем Пинту да Коштой, Тровоада оказался одним из основателей Комитета по освобождению Сан-Томе и Принсипи (1960 год). Никакого реального влияния на дела в португальской колонии этот комитет поначалу не имел и вооруженного сопротивления португальцам никогда не оказывал. Тем не менее, Комитет оказался в ряду других освободительных движений, что открыло ему путь в большую международную политику. Сам Тровоада в 1961-1975 годах с территории Габона руководил международными связями сначала комитета, а с 1972 года — Движения за независимость (MLSTP).

Через год после португальской революции 1974 года Сан-Томе и Принсипи была предоставлена независимость, а MLSTP оказался правящей партией. Глава движения Пинту да Кошта стал президентом и назначил премьером Тровоаду, своего старинного товарища. Новое государство вошло в «социалистический лагерь». В 1975-1979 годах, помимо премьерского поста, Тровоада занимал и другие должности в правительстве, был министром обороны, экономики, туризма, промышленности и др. Однако в 1979 году Тровоада впал в немилость и был обвинён в попытке свержения президента. Он попытался попросить политическое убежище в Португалии, а когда ему было отказано, укрылся в миссии ООН в Сан-Томе. Однако, пока дипломаты договаривались о том, чтобы он смог спокойно выехать за рубеж, власти силой вывезли Тровоаду из здания миссии ООН прямиком в тюрьму. В ней он провёл два года, после чего был выслан во Францию.

Возвращение Тровоады в Сан-Томе и Принсипи оказалось возможным только после развала социалистического лагеря и неизбежных изменений государственного строя, которые претерпели многие африканские страны. Вернувшись в мае 1990 года на родину, Тровоада, как «оппозиционер», сразу получил политические очки – которые, возможно, совсем не заслуживал. Тем не менее, в уникальной африканской атмосфере начала 1990-х годов всё было возможно. В марте 1991 года беспартийный Тровоада, будучи единственным кандидатом (два других отказались от участия в ходе предвыборной кампании), победил на президентских выборах. Он принёс присягу 3 апреля 1991 года.

Дальнейшие события в островном государстве, пожалуй, лучше всего характеризуются термином «бардак». Возможно, что этот бардак был неизбежен. Переход от социалистически ориентированного, дотационного государства к многопартийной демократии не мог быть простым. Кроме того, сам Тровоада, по сути, не имел управленческого опыта за пределами распределительной экономики социалистического типа. Ситуацию усугубляло и то, что островная экономика, помимо долгих лет изоляции, имела ограниченные возможности – фактически, монокультурой был какао, цены на который все падали. Одним словом, трудные времена были неизбежны. Значительная иностранная помощь не могла решить все проблемы, хотя, например, в 1993 году Сан-Томе и Принсипи получил от иностранных спонсоров рекордные 378 долл. на душу населения.

Cocoa Beans

Sao Tome Monteforte Cocoa Beans

Какао-бобы на плантации компании Монтефорте

Автор: Chuck Moravec

В дополнение ко всему в Сан-Томе и Принсипи разгорелась бурная политическая жизнь. Установленная в стране, как назло, полупрезидентская республика, то есть, с сильной властью премьер-министра, предопределила трения между президентом и главой правительства. Победившая на парламентских выборах про-демократическая партия PCD поставила премьером Даниэла Дайю, который, однако, уже в апреле 1992 года был отправлен в отставку президентом. Помимо не сложившихся личных отношений, причиной падения правительства были выступления населения против политики «затягивания поясов», проводившейся под руководством МВФ: повышения цен на бензин и девальвации национальной валюты добры на 40%.

Трения между парламентским большинством и президентом продолжились и в последующие годы, представляя собой борьбу за властные полномочия. Обе стороны продвигали свою интерпретацию полномочий ветвей власти, прописанных в конституции нечётко. К парламентским выборам 1994 года Тровоада создал собственную партию ADI во главе с сыном Патрисом. Однако недовольство населения политической неразберихой, падением уровня жизни привело к тому, что победителем оказалась обновленная MLSTP – один из первых примеров возвращения к власти бывших партий «советского разлива». Немаловажной причиной победы MLSTP был, очевидно, становившийся всё более видимым разрыв в уровне благосостояния между элитой и основной массой населения. Поступающая в руки сантомейских властей иностранная помощь и отсутствие эффективного контроля за её расходованием быстро коррумпировало политическую верхушку.

Новое правительство бывшей социалистической MLSTP во гласе с Карлушем Грасой, несмотря на некоторые действия по борьбе с коррупцией, в конечном счёте мало отличалось от «демократов». 15 августа 1995 года военные, которые не получили никаких преференций от получения независимости, подняли путч, на время лишивший Тровоаду президентского поста. Непосредственной причиной путча была длительная, 6-месячная задержка солдатского жалованья, которое и так было копеечным. Младший лейтенант Мануэл Кинташ де Алмейда был провозглашён главой Хунты национального спасения (до переворота его жалование в армии составляло 14 долл. в месяц).

Путч не был простым выплеском солдатского недовольства и нашёл своих сторонников, недовольных политической нестабильностью и отсутствием эффективного правительства. Сами военные объявили переворот «демократическим», призванным привести в чувство политическую элиту. Кинташ де Алмейда подчеркивал, что военные не ставят цель захватывать власть. Целью путча был президент Тровоада, которого военные считали главной причиной политического хаоса в стране и, в частности, бедственного положения армии.

Как бы то ни было, переворот был крайне негативно воспринят за рубежом, последовали угрозы лишить страну иностранной помощи, в которой она жизненно нуждалась. В итоге, 22 августа военные вернули власть Тровоаде, заручившись парламентской амнистией участникам переворота и потребовав напоследок реформы политической системы. Глава хунты выразил удовлетворение тем, что «политикам преподали урок» и они, очевидно, будут больше обращать внимания на проблемы страны. Вернувшийся в президентский дворец Тровоада, однако, отмёл все обвинения в свой адрес, заявив, что в рамках своих полномочий он не ответственен ни за коррупцию, ни за обнищание народа.

Плановые президентские выборы 1996 года превратились в арену дальнейшей политической поляризации. На политическую сцену вернулся Пинту да Кошта, изъявивший намерения участвовать в выборах. Назначенные на март 1996 года, они, в итоге, были перенесены на несколько месяцев из-за неспособности властей провести регистрацию избирателей. Всё это наложилось на общую внутреннюю нестабильность, демонстрации, взаимные претензии. Наконец, 30 июня состоялся первый, а 21 июля – второй тур выборов. Победителем оказался Тровоада с результатом 52,7%, что, на фоне нервозной политической обстановки, породило разные подозрения.

После выборов сформировалось два поляризованных политических лагеря. Большинство мест в парламенте имела коалиция бывших коммунистов (MLSTP-PSD) и тех, кто пять лет назад их сменил (PCD-GR). «Лицом» этого союза был бывший президент Пинту да Кошта. Этой коалиции противостоял союз президентской ADI и ряда других партий: они сформировали парламентскую оппозицию. Отсутствие консенсуса между политическими силами тормозило принятие важных решений, в частности, по приватизации. Полная зависимость от иностранной помощи, галопирующая инфляция и громадный внешний долг заставили власти в 1997 году обратиться к МВФ. Достаточно сказать, что, по состоянию на 1996 год, внешний долг составлял 630% ВНП. Международные банкиры согласились смягчить долговое бремя в обмен на инфраструктурные реформы. Однако власти Сан-Томе и Принсипи не смогли выполнить рекомендаций банка, получив в начале 1998 года от МВФ предсказуемый отказ в помощи.

Попыткой найти выход из глубокого политического кризиса, продолжающегося годами, был Форум национального единства и реконструкции. По замыслу Тровоады, он должен был предложить пути разрешения политического кризиса. Форум состоялся 27-30 марта 1998 года и собрал около 600 делегатов, включая 55 членов парламента. Как и любое подобное собрание, из-за слишком большого числа делегатов оно оказалось неспособным принять внятный результирующий документ. Тем не менее, участники Форума, среди которых хватало парламентариев и представителей политических партий, обратили своё внимание на дисбаланс властных полномочий – в частности, на слишком широкие полномочия президента. Общим решением было организовать ревизию конституции и установить переходный период, во время которого должно было работать коалиционное правительство. В качестве инструмента нормализации власти в стране рассматривалось перераспределение полномочий в сторону большего усиления парламента.

Урезание президентских полномочий совсем не входило в планы Тровоады, поэтому решения Форума были поставлены президентским лагерем под сомнения, — а были ли они действительно приняты? Сторонникам Тровоады удалось, в конце концов, саботировать результаты Форума, а вместо этого были проведены очередные парламентские выборы, лишь подтвердившие лидерство MLSTP.

Для большинства сантомейцев не изменилось ничего. Продолжались манифестации «бюджетников», протестующих против ухудшающихся условий труда и низких зарплат. В этих условиях президент старался переложить ответственность на своих политических противников, контролирующих правительство. В июле 1999 года он признал требования населения по повышению зарплат и пенсий справедливыми, одновременно обвинив «политических лидеров» в стремлении к личному обогащению.
В то же время, сам президент не избежал обвинений в коррупции со стороны политических противников. Наиболее известным случаем был скандал 1997 года, когда Тровоада, вопреки решению парламента и позиции правительства, официально признал Республику Китай (то есть Тайвань), что немедленно привело к разрыву дипломатических отношений с КНР. Также Сан-Томе и Принсипи было принуждено немедленно выплатить 17 млн. долл. долга Китаю. Решение Тровоады, по слухам, было принято под воздействием взятки в 30 млн. долл, которые ему заплатил Тайвань. Правда, тайваньцы впоследствии инвестировали в экономику острова и инфраструктуру около 150 млн. долл., так что, может, оно того стоило.

В 1999 году страна обрела надежду на нефтяное богатство. Гвинейский залив известен залежами нефти, и в 1999 году американская нефтяная компания Exxon-Mobil произвела разведку запасов на шельфе у берегов Сан-Томе и Принсипи. Заключения геологов оказались положительными, и сантомейские власти поспешили заключить с американцами соглашение об эксплуатации 22 месторождений. Однако Exxon-Mobil добычу так и не начал, по причине политической неопределенности. Дело в том, что нефтеносные поля лежали в неразграниченной пограничной зоне с Нигерией. В августе 2000 года Тровоада провёл переговоры с президентом Нигерии Обасанджо о совместной эксплуатации нефтеносного шельфа. Итоговое соглашение было заключено в марте 2001 года, по которому Сан-Томе и Принсипи получало право на 40% доходов.

Конец президентства Тровоады ознаменовался еще одним большим политическим и экономическим успехом: власти всё-таки договорились с МВФ о списании 2/3 внешнего долга (200 млн. долл), которое произошло в декабре 2000 года по программе Закредитованных бедных стран (HIPC).

Второй президентский срок Тровоады заканчивался в 2001 году; он не имел права баллотироваться на третий срок. Победителем июльских выборов оказался относительно мало известный стране и прежде далёкий от политики Фрадике де Менезеш. Избранный президент пользовался поддержкой Тровоады и, весьма вероятно, был его креатурой. Население предпочло этого богатого бизнесмена представителям традиционных политических партий, в том числе бывшему президенту Пинту да Коште.

После ухода в отставку Мигел Тровоада не оставил политику. Несмотря на возраст, он по-прежнему востребован в качестве международного дипломата. В 2009-2014 годах он был исполнительным секретарём Комиссии Гвинейского залива, в 2014-2016 годах – специальным посланником и главой миссии ООН по восстановлению мира в Гвинее-Бисау. В августе 2017 года Тровоада возглавлял миссию наблюдателей сообщества португалоязычных стран на выборах президента Анголы.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2018)


Хотите узнать больше?

Фрадике де Менезеш

Фрадике де Менезеш

Фрадике де Менезеш – богатейший бизнесмен, чувствовавший себя как рыба в воде в мутной и полной коррупции политической жизни Сан-Томе и Принсипи.


Эваристу Карвалью

Эваристу Карвалью

Эваристу Карвалью – представитель «революционного» поколения сантомейских политиков, верный союзник семьи Тровоада и её протеже в кресле президента.

Франс-Альбер Рене

Франс-Альбер Рене

Франс-Альбера Рене можно назвать образцом «полезного» диктатора. Ему удалось превратить Сейшелы из группы затерянных в океане островов в страну, которая сейчас занимает первое место в Африке по ВВП на душу населения.

Лаборатория империи. Мятеж и колониальное знание в Великобритании в век Просвещения

Лаборатория империи

Это исследование — первая в российской и зарубежной историографии интеллектуальная история решения «Хайлендской проблемы» Великобритании в конце XVII — первой половине XVIII вв. В центре внимания автора — роль колониального знания в умиротворении и «цивилизации» Горной Шотландии.


Уничтожьте всех дикарей

Уничтожьте всех дикарей

«Уничтожьте всех дикарей» (1992) – путешествие по современной Африке вглубь ее «черной» истории: истории ее варварской колонизации европейскими державами. Вместе с Брюсом Чатвином и Клаудио Магрисом Свен Линдквист, «один из наиболее оригинальных и изобретательных авторов конца XX века», является первопроходцем трэвелога как жанра, сплавляющего воедино путешествие в пространстве и сквозь время.