Правители Африки: XXI век

2012- : Маки Салл

Президент Сенегала с 2.IV.2012

Маки Салл
Полное имя Маки Салл
Macky Sall
Родился 11.XII.1961, Фатик, провинция Син-Салум,
Сенегал
Умер Нет
Президент с 2.IV.2012
Этнос Пулаар / серер
Вероисповедание Мусульманин

Непубличный технократ, инженер-геолог на посту президента, Салл смог добиться заметного экономического роста в Сенегале и стал одним из успешных африканских лидеров.

Салл родился в семье функционера Социалистической партии Сенегала (единственной на тот момент разрешённой партии) и уличной продавщицы арахиса. Образование получил в Сенегале, окончив в 1988 году дакарский Университет Шейха Анта Диопа по специальности «горный инженер». В дальнейшем продолжил обучение во Французском нефтяном институте, окончив в 1993 году Высшую национальную школу нефтедобычи по специальности гидрогеология и геофизика. В 1994 году Салл устроился в нефтяную компанию PETROSEN.

В начале 1980-х Салл вступил в правящую марксистко-ленинскую партию, однако довольно быстро покинул её. В биографии президента это объясняется тем, что он не разделял марксистской идеологии и, к тому же, был против бойкота президентских выборов 1983 года. В 1990 году, на волне демократизации африканских государств, и, в частности, Сенегала, он присоединился к оппозиционной демократической партии (PDS), возглавляемой Абдулаем Вадом. В 1998 году началась его партийная карьера, когда он вошёл в секретариат партии, занимающийся вопросами промышленности, и стал региональным руководителем PDS в Фатике.

После того, как Вад в 2000 году стал президентом, Салл получил назначение в качестве советника в сфере горного дела и энергетики. В декабре 2000 года он был назначен генеральным директором PETROSEN, а в мае следующего года занял пост в правительстве как министр энергетики и горного дела. В дополнение к этому, через год Салл стал мэром родного Фатика. Его должности в правительстве менялись, в ноябре 2002 года он вошёл в новый кабинет министров Идриссы Секка, с августа 2003 года став министром внутренних дел и местных общин, а также получил полномочия озвучивать официальную позицию правительства.

В 2004 году, недовольный отсутствием должной динамики кабинета Секка, а также видя лично в премьере потенциального политического соперника, президент Вад отправил правительство в отставку. На место главы правительства был выбран Салл, который также занял второй по значимости партийный пост в PDS.

Премьерство Салла (2004-2007) пришлось на годы реализации масштабных инфраструктурных проектов – строительства нового аэропорта, обустройства протяжённой набережной Дакара, скоростных магистралей. В качестве «человека №2» в руководстве страны Салл неизбежно стал рассматриваться как потенциальный преемник престарелого президента Вада. Его статус и поручаемые ему дела, вроде бы, подтверждали большое доверие, которое ему оказывал президент. В частности, именно Салл вёл президентскую кампанию по переизбранию Вада в 2007 году.

Однако президент не собирался уходить «на покой» даже после второго срока, хотя в то время об этом никто не знал. Поэтому через несколько дней после парламентских выборов, состоявшихся в июне 2007 года, он сместил влиятельного подчинённого с поста премьера. Правительство Салла было отправлено в отставку, пост премьер-министра занял чиновник-технократ без выраженных политических амбиций. В качестве компенсации Салла сделали председателем Национальной Ассамблеи, в которой правящая PDS получила подавляющее большинство кресел. Какой бы «сладкой» не была пилюля, было очевидно, что Вад избавился от чрезмерно усилившегося правительственного чиновника.

Но Салл не собирался покорно отсиживаться в парламенте. «Война» началась в конце 2007 года, и на кону было выдвижение на пост президента на выборах 2012 года от правящей партии. По конституции Вад не мог баллотироваться на третий срок. Салл, в качестве главы парламента, сделал запрос о чрезмерных расходах, которые были сделаны в рамках подготовки к саммиту Организации Исламская конференция. Нюанс был в том, что национальное агентство ОИК возглавлял Карим Вад, сын президента и, как многие были уверены, человек, которого Абдулай Вад хотел бы видеть в президентском кресле после себя.

За этими действиями последовала бюрократическая борьба, в ходе которой Салл лишился поста руководителя Исполкома PDS, однако остался во главе парламента. Хотя в январе 2008 года Вад и Салл достигли соглашения, примирение, если и было, то только внешнее. Вад понимал, что перед ним серьёзный противник. Большая часть 2008 года прошла в подковёрной борьбе, но осенью, наконец, президент инспирировал смещение Салла с поста главы Национальной Ассамблеи. Для этого депутаты проголосовали за сокращение срока полномочий председателя парламента с 5 лет до одного года. 9 ноября 2008 года Салл покинул свой пост, после чего немедленно объявил о выходе из PDS, лишившись одновременно депутатского мандата и поста мэра Фатика.

Рассорившись с властями, Салл уже 1 декабря презентовал новую собственную политическую партию, «Альянс во имя республики» (APR). Ухудшающееся экономическое положение, рост цен на рис и другие продукты не способствовали популярности правящей партии, поэтому на муниципальных выборах в марте следующего года Салл триумфально вернулся на пост мэра Фатика.

Маки Салл
Eine Strassenszene in Dakar mit dem Wahlplakat der Partei Alliance Pour la Republique (APR) des Prasidenten Macky Sall

Улица в Дакаре, виден щит Партии APR президента Маки Салла
Автор: Heinrich-Boll-Stiftung

В последующие годы Салл оказался, возможно, не вполне заслуженно, лидером оппозиционных сил. Больше всего ему помог сам президент, который, несмотря на преклонные годы и конституционные ограничения, не собирался оставлять свой пост. Стремление Вада участвовать в выборах 2012 года сплотило различные оппозиционные партии, образовавшие движение М-23. Этой коалиции потребовался лидер, которым и стал Маки Салл. Он был не вполне «классическим» вождём, так как всегда был чрезвычайно серьёзен, холоден и редко улыбался. Зато Салл имел большой опыт работы в правительстве и политическую поддержку среди некоторых членов PDS.

На президентских выборах 2012 года Салл оказался одним из 14 кандидатов. Помимо Вада, в них участвовали еще два бывших премьера и крупный партийный функционер от PDS. На выборы Салл шёл под лозунгом «Путь настоящего развития [страны]». Он вышел во второй тур с результатом 27% (Вад набрал 35%). После второго тура Саллу удалось сплотить вокруг себя сторонников проигравших кандидатов, что было несложно в силу общего недовольства попытками Вада остаться президентом. Избирателей он привлекал обещанием уменьшить президентский срок с 7 до 5 лет, а также чистым популизмом вроде обещаний снижения цен на продукты и более интенсивной борьбы с бедностью и распоясавшими коммунальными компаниями (борьба за справедливое ЖКХ!). Во втором туре выборов 25 марта 2012 года Салл победил с результатом 66% голосов.

К счастью, Вад не стал сопротивляться и довольно быстро признал своё поражение. Это было воспринято как победа всей страны. Выступая перед многотысячной толпой сторонников в ночь после выборов, Салл заявил: «Мы доказали всему миру, что наша демократия – зрелая! Я буду президентом всех сенегальцев». Он был приведён к присяге 2 апреля 2012 года.

Первое правительство Салла включало членов предвыборной коалиции – все крупные партии получили министерские портфели, а популярный певец Юссу Н’Дур, который мог бы составить конкуренцию Ваду, если бы был допущен к выборам, стал министром культуры и туризма. Утверждая свою власть, Салл весьма быстро избавился от контроля бывшего президента над Национальной Ассамблеей: уже 1 июля 2012 года состоялись парламентские выборы, на которых про-президентская коалиция завоевала 119 из 150 мест. Новым главой парламента стал Мустафа Ньяссе, ранее бывший премьером у Вада, а ныне сторонник Салла.

Маки Салл
Macky Sall , Moustapha Niasse et mbaye ndiaye

Маки Салл, Мустафа Ньяссе и Мбайе Ндиайе
Автор: Serigne diagne

Новые власти начали с ревизии наследия Вада. За короткий срок были приняты решения по оптимизации структур управления. В частности, были сокращены 59 департаментов и комиссий, среди которых были, например, «Национальное агентство новых гаваней Сенегала» и «Национальное агентство по осуществлению верховной власти в пустынных районах». Был запущен аудит деятельности предыдущей администрации и объявлен национальный план по борьбе с коррупцией. Сам президент Салл опубликовал аудит собственных финансовых активов, демонстрируя курс на прозрачность. Некоторые контракты, заключенные правительством Вада, были разорваны. В апреле 2013 года был арестован сын бывшего президента Карим Вад по обвинениям в незаконном обогащении, и через два года приговорён к 6 годам тюрьмы и крупному штрафу. Правда, довольно скоро президент его помиловал и выслал из страны, но, скорее, это было политическим шагом – Карим мог стать опасным конкурентом Саллу на выборах.

Важным шагом был также арест и суд над чадским диктатором Хиссеном Хабре, который жил в Сенегале после свержения. После подачи в 2000 году в суд Сенегала коллективного иска от родственников жертв Хабре, президент Вад под разными предлогами всячески увиливал от проведения суда. Возможно, он понимал, что когда-то также смогут судить и его. С приходом к власти Салла дело сдвинулось: Хабре был арестован, началось расследование.

Несколько неожиданно новый президент обнаружил себя, в какой-то степени, рупором Африки на международной арене. Интроверт, не обладающий особой харизмой, он, однако, выгодно отличался от своих коллег на континенте способностью работать в команде, выслушивать разные мнения. К тому же, Салл не был зациклен на собственной персоне, как это нередко встречается среди национальных лидеров. Он обладал здравомыслием и имел собственные принципы, которые не боялся отстаивать. Так, он не поддался очарованию Обамы и во время визита американского президента публично отказался отменять действующую в Сенегале уголовную статью, направленную против сексуальных меньшинств. Он лишь заметил при этом, что Сенегал не является «гомофобской» страной. Отказавшись «прогнуться» перед Обамой, Салл обрел горячую поддержку среди граждан поголовно мусульманского Сенегала и привлёк к себе всеобщее внимание.

Сенегальский лидер демонстрировал независимость взглядов и в дальнейшем. Во время саммита по миграционному кризису в ноябре 2015 года он откровенно заявил европейцам, что «пока Африка не будет получать справедливую плату за свои ресурсы, будет поток мигрантов». Ранее он отмечал, что континент не будет нуждаться в помощи со стороны иностранных государств, в случае, если транснациональные компании будут платить столько, сколько на самом деле они должны платить за выкачиваемые ресурсы. Салл снова показал себя отличным дипломатом в 2015 году, когда, в качестве председателя сообщества ECOWAS, играл ключевую роль в переговорах с участниками переворота в Буркина-Фасо. В результате довольно быстро там был восстановлен статус-кво. Таким образом, Салл к середине первого срока состоялся как один из самых авторитетных африканских лидеров и влиятельных дипломатов континента.

Также правительство взялось за решение застарелой проблемы провинции Казаманс, попытавшись предложить экономические программы. В 2014 году удалось достичь соглашения о прекращении огня, которое, в целом, соблюдалось. Правительство, со своей стороны, тоже выполняло свою часть обещаний и финансировало проекты в Казамансе. Определённую роль в дестабилизации обстановки играл гамбийский диктатор Джамме, поставлявший повстанцам оружие. Однако, когда Джамме неосторожно заигрался в демократию и допустил объявление победителем на выборах оппозиционера, Салл воспользовался случаем. Он «дожал» африканскую и международную общественность, добившись отставки Джамме под угрозой вторжения. Казаманс получил определённую автономию, но не получил никакого специального статуса, который мог бы потенциально быть использован сепаратистами.

После прихода к власти администрация Салла сделала шаги по облегчению положения беднейших слоёв населения. Меры эти были популистскими, но их чрезвычайно тепло встретила улица. Выполняя предвыборные обещания, действительно были снижены цены на топливо, рис и сахар, а также увеличены пенсии и предусмотрены чрезвычайные субсидии крестьянам. Были снижены налоги на работающих в госсекторе, а в феврале 2014 года была снижена арендная плата на недвижимость, что особенно облегчило положение горожан и мелкого бизнеса в столице страны. Было введено всеобщее медицинское обслуживание.

Вместе с тем, первые годы правления Салла характеризовались сохраняющейся социальной напряженностью. Несмотря на то, что базовые продукты подешевели, уровень жизни сенегальцев оставался низким: по-прежнему сохранялась высокая безработица, особенно среди молодежи. Повсюду господствовала бедность. В первые годы президентства рост экономики был слабее среднеафриканских показателей (около 3,5%), соответственно, главной претензией к властям было именно медленное экономическое развитие.

Однако нужно было отдать должное президенту: у него действительно имелся план действий и он педантично следовал ему практически с момента избрания. В одном из интервью он изложил эту логику: сначала облегчить жизнь бедняков (снижение стоимости жизни, что и было сделано), потом привлечь инвестиции и организовать рабочие места, попутно повышая качество управления. Первые месяцы на своём посту он занимался, фактически, именно нарабатыванием авторитета для себя и своего правительства. И, в конце концов, он вправду заслужил признание среди международной финансовой бюрократии, проводя в стране антикоррупционные меры и повышая эффективность управления. Тем самым Салл обеспечил своему правительству доверие и кредитоспособность. К началу 2014 года Сенегал был готов договариваться с благожелательно настроенными международными инвестиционными агентствами и получил принципиальное одобрение крупного кредитного пакета.

В качестве своей программы экономического развития Салл обнародовал антикризисный план (так называемый «План Расцветающий Сенегал», PSE) общей стоимость 21 млрд. долл. План был рассчитан до 2035 года и предполагал инвестиции в сельское хозяйство, туризм и развитие инфраструктуры. Удвоение экономического роста (до 7%) правительство рассчитывало достичь уже в 2017 году. Президент анонсировал, что власти будет брать займы по 500-800 млн. долл. в год. Ближайшими целями было объявлено строительство инфраструктурных объектов, в частности, основание компании Эйр Сенегал, строительство нового аэропорта Дакара, железных и автомобильных дорог, а также энергетических объектов. Помимо европейских кредиторов, Салл охотно обращался к Китаю, хотя МВФ предупреждал Сенегал об опасности закредитованности. Несмотря на это, именно Китай стал крупнейшим инвестором, вложив 1,6 млрд. долл. в различные проекты. Китайцы строили автодороги, в том числе до второго по величине города Тубы, индустриальный парк и железнодорожную ветку Дакар – Диамниадио и многое другое. За первые пять лет президентства Салл виделся с председателем Си три раза, причём один раз Си Цзиньпин лично приехал в Сенегал.

Среди реализованных проектов можно особо упомянуть два. Во-первых, открытие моста Сенегамбия – через реку Гамбия, а фактически, «через Гамбию», что позволило напрямую связать основную часть страны и провинцию Казаманс, существенно упростив доступ туда. Вторым особым проектом, с идеологической точки зрения, было открытие музея Черной Цивилизации – давней мечты первого сенегальского лидера Сенгора. Он был открыт в декабре 2018 года, с явным прицелом на президентские выборы, которые состоялись через 2 месяца. На фоне открытия власти Сенегала снова потребовали от Франции вернуть произведения африканского искусства, вывезенные в Европу безжалостными колонизаторами.
В целом, методичному и организованному Саллу удалось добиться заявленных целей своей экономической программы. Среднегодовой рост ВВП в последующие годы составил около 6%, в 2017 году составил 7,2%. Это были одни из лучших показателей в Африке.

Маки Салл
President Macky Sall of Senegal

Президент Сенегала Маки Салл
Автор: MONUSCO Photos

Проблема нехватки электроэнергии была основным тормозом развития промышленности Сенегала. Отключения света были обычным явлением в президентство Вада; правительству Салла удалось достичь того, что отключения стали более редкими. Полностью решить проблему не удалось, так же как и исправить ситуацию с электрификацией сельских областей – примерно половина населения там не имели доступа к электроэнергии.

В сельском хозяйстве, где было занято около 70% населения, правительство поставило задачу увеличить производство риса – важнейшего источника питания для простых сенегальцев. Согласно плану, к 2017 году рост должен был составить 1,6 млн. тонн, а страна могла бы полностью обеспечить себя этим продуктом. В результате производство выросло меньше (примерно на 1 млн. тонн), но это всё равно был прорыв. Выросло производство и экспорт фруктов и овощей. Вместе с тем, успешность сельского хозяйства по-прежнему сильно зависела от природных условий. Одной из целей правительства было увеличение площади орошаемых земель.

Наибольшие неудачи правительства были связаны с тем, что так и не удалось достичь большого прогресса в борьбе с безработицей и неполной занятостью, особенно среди молодежи. Отчасти это связано с высокой рождаемостью и быстрым ростом населения страны, но, в большей мере, с тем, что крупные проекты, особенно реализуемые китайцами, по сути, мало влияли на благосостояние среднего сенегальца. Большинство населения в освоение средств и участие в строительстве вовлечено не было. Хотя при Салле было открыто несколько университетов, их выпускников трудоустраивать было некуда. Образованная молодежь составила яркую группу противников Салла перед его переизбранием в 2019 году. «Маки Салл обещал создать 500 тысяч рабочих мест для молодежи, но этого так и не произошло», — заявлял один из таких молодых выпускников.

Тем не менее, общий итог первого срока правления Салла следовало признать положительным. Был взят определённый экономический темп, развивалась и социальная сфера (там по-прежнему можно было многое делать), власти демонстрировали внимание к нуждам населения. По мере приближения выборов было понятно, что за того президента, как Салл, не грех проголосовать. Кроме того, правительству сильно помогло открытие нефтегазового месторождения на шельфе в 2017 году – это был определённый знак успешности, удачи, хотя экономической отдачи пока не было.

После обнаружения крупных запасов углеводородов, которые в начале 2020-х, вероятно, изменят структуру сенегальской экономики, правительство начало в быстром темпе работать над законодательством в этой сфере, чтобы быть готовым к моменту начала добычи. В июне 2018 года состоялась Национальная Согласительная конференция представителей властей и гражданского общества. На ней было решено, что треть доходов будет переходиться в создаваемый «Фонд будущих поколений». Также будет создан «стабилизационный фонд», на случай скачков цен на нефть, куда пойдет 5% доходов, а остальные деньги пойдут на обслуживание долгов и инфраструктурные проекты.

Задолго до выборов 2019 года президент реализовал предвыборное обещание, связанное с изменениями конституции. В результате работы Национальной комиссии по институциональной реформе, были подготовлены поправки, которые в 2016 году были одобрены на референдуме. В числе прочего срок полномочий президента опять был сокращён до 5 лет, расширены полномочия Конституционного суда и парламента. Явно с оглядкой на неспокойного Абдулая Вада был введён предельный возраст для кандидата в президенты – 75 лет. Будучи человеком основательным, президент позаботился о том, что два наиболее опасных претендента в выборах участие не приняли. Популярный мэр Дакара, тоже по фамилии Салл, в марте 2018 года был посажен в тюрьму за растрату, что имело все признаки политического преследования. Адвокаты говорили, что процесс над Халифой Саллом – один из самых закрытых, непрозрачных. Другой потенциальный претендент – Карим Вад – находился в ссылке и не был зарегистрирован, хотя и хотел. Среди всего лишь 4 кандидатов был один бывший премьер и один молодой оппозиционный лидер, но составить серьёзную конкуренцию президенту они не смогли.

В феврале 2019 года, на очередных президентских выборах, Маки Салл победил в первом туре. В ходе избирательной кампании его кандидатура преподносилась, ни много ни мало, как «модернизатора» страны, который смог дать людям работу. Хотя это было и не совсем правдой, в общем, это была заслуженная победа не самого плохого президента.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2019)


Хотите узнать больше?

Рауф Бундхун

Рауф Бундхун

Рауф Бундхун – уважаемый политик, министр, партийный функционер, один из депутатов созыва 1967 года, проголосовавших за независимость Маврикия. Недолго исполнял обязанности президента перед тем, как бывший премьер Джагнот занял высший пост в стране.


Анируд Джагнот

Анируд Джагнот

Ветеран маврикийской политики, центральная фигура на политической сцене на протяжении последних 35 лет, Джагнот сумел удержать власть в своей семье и в свои почти 90 лет остается влиятельным «министром-ментором».

Исмаил Омар Гелле

Исмаил Омар Гелле

Исмаил Омар Гелле – племянник своего предшественника, успешный диктатор, чьими услугами вынуждены пользоваться все, кто хочет иметь военную базу в Аденском заливе.

Снега Килиманджаро. Хемингуэй Эрнест

Снега Килиманджаро. Хемингуэй Эрнест

В этот сборник вошли рассказы разных лет, в том числе «визитные карточки» писателя – «Снега Килиманджаро» и «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера». Как всегда, проза Хэмингуэя – очень личная, во многом автобиографичная. В этих рассказах отразилась влюбленность писателя в Африку, его любовь к охоте, и, конечно же, его душевные переживания.


Войны Черного континента. Военные конфликты в Африке 1950-2000 гг.

Войны Черного континента

Новая книга известного военного журналиста и эксперта И.П. Коновалова рассказывает о военных конфликтах второй половины ХХ века в Африке.