Правители Африки: XXI век

1967-2005: Гнассингбе Эйадема

Президент Того (14.IV.1967-5.II.2005)

Гнассингбе Эйадема
Полное имя Гнассингбе Эйадема (с 8.V.1974)
Gnassingbe Eyadema
Этьен Эйадема (до 8.V.1974)
Etienne Eyadema
Родился 26.XII.1935, Пья, округ Сокоде,

Французское Того, Французская Западная Африка

Умер (69 лет) 5.II.2005, на борту самолета над территорией Туниса
Президент 14.IV.1967-5.II.2005
Этнос  Кабье
Вероисповедание Христианин

Гнассингбе Эйадема еще при жизни стал легендой – легендой зловещей. Брутальный диктатор, он безраздельно правил маленьким Того почти 38 лет и умер на посту президента. Фигура Эйадемы стоит в одном ряду с другими колоритными президентами Африки – Бокассой, Мугабе, Мобуту.

Точная дата рождения Эйадемы неизвестна. Он родился в маленькой деревушке Пья, в центральной части Французского Того, и рано связал свою судьбу с военной карьерой. С 1953 года он служил во французской армии и участвовал в колониальных войнах в Алжире и Индокитае. К моменту обретения Того независимости он уже был опытным военным. Вернувшись в Того в 1962 году, он уже в 1963 году, в звании сержанта, участвовал в свержении президента Олимпио. Само свержение, по всей видимости, представляло собой выходку группы нетрезвых ветеранов, которые просто хотели покачать права. Однако их не кому было остановить и, в итоге, они нашли и убили президента. Эйадема впоследствии утверждал, что лично его застрелил. Тень убийства Олимпио преследовала Эйадему до самой смерти: очевидно, что он боялся ответственности и мести родственников убитого, тем более, что сын Олимпио, Жилькрист, со временем стал главным тоголезским оппозиционером и, вероятно, мог бы выиграть свободные выборы, если бы они проводились.

Переворот в Того в 1963 году был первым переворотом в молодых африканских государствах и подал плохой пример для всего континента – вскоре перевороты стали обычной африканской практикой. Однако в данном случае совершённое злодеяние было, скорее всего, незапланированным, а сами «заговорщики» не знали, что делать дальше. По совету французского правительства главой государства был провозглашён оппозиционный политик Грюницкий.

Хотя убийцы Олимпио не получили верховной власти, но, вместе с тем, и избежали какого-либо наказания. Вместо этого Эйадема за несколько последующих лет сделал впечатляющую военную карьеру, став, в конце концов, начальником штаба армии. Продвигая на руководящие армейские посты других военных-кабье, Эйадема укреплял свое влияние в армии. В 1967 году, на фоне неудач правительства Грюницкого, Эйадема сверг его, объявив себя президентом.

Гнассингбе Эйадема
Togo: Étienne Eyadema c. 1969-72

Этьен Эйадема, около 1969-1972 гг.
Автор: Tommy Miles

На момент прихода к власти Эйадема ничего не понимал в государственном управлении и, как утверждали некоторые, один из советников президента де Голля поначалу «управлял Того по телефону». Однако учить его расправляться с политическим противниками было не нужно: некоторые уехали из страны, другие, как бывший вице-президент Меатчи и популярный полковник Коффи Конго, внезапно скончались. В связи с «зачисткой» легального политического поля, борьба за власть полностью перешла в сферу заговоров и покушений. Эйадема перенес их несколько, по меньшей мере, семь. Он был склонен к демонстративному поведению: прошитый пулями ноутбук, который спас ему жизнь, он выставил в стеклянном коробе в президентском кабинете; пулю, извлеченную хирургом после одного из покушений, хранил как амулет.

Политические решения Эйадемы не были замысловатыми. Он организовал в стране однопартийную систему, а по новой конституции 1979 года председатель этой партии, Движения тоголезского народа, автоматически становился кандидатом в президенты, которого избирал президиум партии и одобрял народ на безальтернативном референдуме. Народ одобрял Эйадему в 1979 и 1986 годах: с этим проблем не было.

Главным столпом режима, вне всяких сомнений, была армия. При Эйадеме её состав был такой: 80% военных были родом с севера страны, как и сам Эйадема, половина принадлежала к его этносу кабье, а около 25% армейского состава были родом из его деревни (эту армию даже называли «армия кузенов»). Тоголезская армия получала регулярную иностранную помощь, преимущественно из Франции. По размеру государственных расходов на вооружённые силы вплоть до 1991 года она занимала лидирующие позиции среди всех африканских стран. По соотношению численности армии и численности населения Того было одним из самых милитаризованных государств мира. Кроме армии, президент опирался на других «силовиков»: службу безопасности и неформальные вооружённые отряды сторонников-кабье.

Для своих западных союзников, которые его вооружали, Эйадема иногда выполнял «чёрную работу», не забывая о своих интересах. В 2000 году расследование ООН обнаружило, что Того на протяжении многих лет нарушало эмбарго на поставки оружия ангольским повстанцам. С ведома президента Эйадемы UNITA закупало в Того оружие и обмундирование более чем на 100 млн. долларов в год. Повстанцы платили алмазами, которые добывались ими на занятых территориях.

Сам президент был, без сомнения, харизматичной личностью, производившей впечатление на тех, кто с ним встречался. Ни у кого не было сомнений в его жестокости, авторитарности, он вызывал страх и одновременно обладал обаянием. Эйадема любил эпатировать, но «по-царски», подчеркивая свой статус. К примеру, после неудачной попытки покушения стрелявший в него солдат был посажен в тюрьму, но через год помилован и приглашен отобедать с президентом. Он часто был дружелюбным и щедрым со своими оппонентами, надевая маску доброго, всепрощающего «отца». Периодически он устраивал «чистки» в правительстве, сажая в тюрьму министров, крупных чиновников – очевидно, с профилактическими целями, чтобы подчеркнуть свою абсолютную власть. Отчасти для этого, вероятно, у него в обычае было также спать с женами своих министров.

Закономерно, что в Того получил распространение культ личности Эйадемы, который постепенно занял важную нишу в государственном устройстве. Он удачно эксплуатировал местные оккультные верования и больше всего напоминал собственную маленькую «религию» с песнопениями, большими портретами, статуями президента и легендами. День 24 января (в этот день в 1974 году президент выжил в авиакатастрофе) был объявлен в стране «Праздником победы над силами зла», так как Эйадема считал авиакатастрофу попыткой покушения на свою жизнь. Спасение в этой катастрофе приняло почти религиозный оттенок – президент настаивал, что это событие доказывает, что он – особый человек, обладающий сверхспособностями. Сакрализация личности Эйадемы, при всей кажущейся смехотворности, оказалась крайне эффективным инструментом, выводящим президента «вовне» любой политической и общественной повестки, — потому что от «бога» невозможно что-то требовать, можно лишь просить. В официальной биографии Эйадема представал, не много ни мало, как «природная стихия». Говорилось, что он «не является политиком, и в этом его сила». Утверждалось, что «своим патриотическим самопожертвованием он заслужил доверие и любовь всего народа».

Гнассингбе Эйадема
Sarakawa Crash Site, Togo

Место авиакатастрофы, Саракава. Рядом с монументом — фотографии погибших в авиакатастрофе генералов
Автор: Julius Cruickshank

В культ Эйадемы был грамотно вплетён институт традиционных вождей: была провозглашена политика «аутентичности» [корням], а вожди были объединены Национальную конфедерацию традиционных правителей Того (учреждена еще в августе 1969 года).

Не подвергая сомнению деспотичный и жестокий характер диктатуры Эйадемы, следует отметить, что, именно благодаря своей несменяемости и тотальному проникновению во все сферы жизни, режим смог обеспечить спокойное стабильное существование страны на долгие годы. Все соседние страны (и не по одному разу!) испытали моменты политической нестабильности, разрушительно воздействующие на экономику и благосостояние людей, чего Того избежало.

Эйадеме повезло в том, что Того оказалась единственной страной в регионе, не присоединившейся к «социалистическому лагерю». Поэтому режим, несмотря на очевидную недемократичность, получил поддержку США и западных стран (впрочем, в то время ни США, ни СССР не интересовались спецификой политического строя лояльных режимов). На протяжении десятков лет от 40 до 82% всеобщего валового дохода (GDI) Того представляли собой иностранную помощь. Крупные иностранные инвестиции в промышленность, прежде всего – в добычу фосфатов, а также финансовая помощь из-за рубежа обеспечили относительное процветание государства. В 1980-х годах Того даже называли «маленькой африканской Швейцарией», а столица Ломе была региональным финансовым центром, крупнейшим портом и городом модных бутиков. Разумеется, «Швейцарией» Того называть было неоправданно, так как большинство тоголезцев имели крайне низкий уровень жизни.

Экономическая политика на протяжении многих лет представляла собой экспорт природных богатств без каких-либо серьёзных попыток развивать местную промышленность. Эйадема просто «качал» деньги из страны, не слишком заботясь о населении. Любой бизнес в стране мог существовать только с одобрения президента или, как минимум, кого-то из властной верхушки. «Если вы хотите начать какой-нибудь небольшой бизнес, вы договариваетесь с министром или ещё кем-то [из представителей власти] и делаете дела» — делился один бизнесмен, работающий в Того. «Но если вы хотите начать серьёзный бизнес, вам нужно встретиться с президентом. Дела обстоят вот так. Если это касается военных дел, вы встречаетесь с Эрнестом [сыном президента, командиром элитного подразделения десантников]. Его боятся даже министры, и он отчитывается только перед президентом».

Несмотря на отсутствие развитой экономики, Того удалось стать, в каком-то смысле, товарным «хабом» для окружающих стран: не имеющих выхода к морю Буркина-Фасо и Нигера, но также и для Ганы и Нигерии, которые много импортировали именно через тоголезскую столицу Ломе. «Буржуазное» Того оказалось своеобразным местным «базаром», который были вынуждены посещать соседние страны социалистического лагеря, если сталкивались с товарным дефицитом. Такое положение продолжалось примерно до 1985 года, после чего ситуация в мире стала меняться и Того утратило описанный выше статус «хаба». Эти изменения, вместе с прочими факторами, повлияли на рост экономических трудностей в стране к началу 1990-х. Однако главной проблемой было падение цен на фосфаты в конце 1980-х, что заметно отразилось на благосостоянии населения.

В начале 1990-х годов Того, как и другие страны Африки, захватила волна демократизации. Как и в соседнем Бенине и, например, республике Конго, в стране была организована Национальная конференция, главной задачей которой была смена авторитарного режима и проведение демократических выборов. Как и в других странах, она фактически овладела полнотой исполнительной власти. Президент был оставлен на положении «английской королевы», а власть перешла к избранному в августе 1991 года премьер-министру Жозефу Коффиго. Все шло к окончательному отстранению Эйадемы от власти.

Но Эйадема оказался «крепким орешком» и власть не отдал, хотя все было против него. Он сохранился на своём посту, в отличие от многих других диктаторов 1970-х и 1980-х годов, которые были вынуждены уйти.

Сначала он просто попытался разогнать Национальную конференцию, но в итоге воздержался от этого и признал ее решения, оставив даже пост министра обороны и оставшись церемониальным президентом. Власть перешла к премьер-министру Коффиго, а в 1992 году должны были состояться выборы, в которых и Эйадеме, и Коффиго было запрещено участвовать. Но у «церемониального» президента оставался один ресурс – личное влияние в армии. Армия была предана Эйадеме, и это его спасло.

Эйадема начал давить персонально на Коффиго. Можно только посочувствовать этому человеку, которого Эйадема попросту сломал. В октябре 1991 года группа военных захватили радиостанцию и потребовали отставки Коффиго. Через неделю военные попытались похитить самого Коффиго, что вылилось в перестрелку и беспорядки. После запрета эйадемовской партии «Движение тоголезского народа» в ноябре 1991 военные начали осаду резиденции Коффиго, требуя отставки правительства и угрожая «стереть город в порошок». Тут на сцене появился Эйадема в качестве посредника между Коффиго и солдатами. Удалось договориться о включении сторонников Эйадемы в правительство.

Но это было только начало: в декабре 1991 года, в результате настоящего боя, жертвой которого стало, вероятно, до 200 человек, солдатам все же удалось захватить премьер-министра. Они привезли его к Эйадеме и в тот же день было объявлено о формировании нового переходного правительства. Хотя Коффиго остался премьер-министром (и был им до 1994 года), фактическая власть вернулась к Эйадеме полностью. Коффиго, по сути, стал ширмой, с которой Эйадема все меньше и меньше считался. Президент контролировал даже персональный состав кабинета министров. В итоге Коффиго полностью стал «человеком президента» и демонстрировал абсолютную лояльность Эйадеме, занимая различные посты в его администрации.

В августе 1993 года в стране были впервые организованы президентские выборы, где можно было выбрать более чем из одного кандидата. Эйадема попытался «легализовать» свой режим, но из этого ничего не вышло: оппозиция выборы бойкотировала, а победа президента с 96% голосов не очень походила на свободный выбор населения. После этих выборов европейские страны заморозили помощь Того в знак протеста против нарушений прав человека и подтасовки результатов. Хотя в 1998 году Эйадема победил с официальным результатом всего в 52%, эти выборы тоже сопровождались преследованиями политических оппонентов и электоральными нарушениями. В следующем году Эмнести Интернешнл опубликовал доклад, в котором говорилось об убийстве руками военных и просто вооружённых про-президентских банд перед выборами сотен сторонников оппозиции.

Последовательный бойкот выборов оппозицией заставил власти в начале 2000-х пытаться найти компромисс. Для этого Эйадема пошёл на некоторые декларативные уступки, например, допустив комиссию ООН к расследованию событий июня 1998 года, когда были убиты протестующие. На пост председателя избирательной комиссии был назначен оппозиционный политик. Западные наблюдатели начали выражать надежду на то, что парламентские выборы 2002 года будут более демократичными, чем все предыдущие.

Однако эти манёвры режима не обманули местную тоголезскую оппозицию, которая решила продолжать бойкотирование выборов. Власти ещё до выборов продемонстрировали отсутствие намерений «сдать власть», внося изменения в избирательное законодательство и утвердив тюремное заключение в качестве наказания за оскорбление должностных лиц. Выборы в парламент состоялись в октябре 2002 года и 90% избранных депутатов представляли правящую партию.

Вскоре после этого, в декабре 2002 года в конституцию были внесены изменения, позволяющие Эйадеме баллотироваться на третий срок в 2003 году. Снятие ограничений на количество президентских сроков было инициировано властями еще в 2001 году. Как выразился тогда премьер-министр Коджо, страна нуждается в «мудрости и опыте президента Эйадемы». Тогда же минимальный возраст кандидата в президенты был снижен с 45 лет до 35 лет – очевидно, Эйадема подготовил возможности для своего сына Фора унаследовать власть, «если чего случится». Заявление о том, что президент будет баллотироваться снова на выборах 2003 года, было подано как его «самопожертвование» ради блага страны. Нужно ли говорить, это эти выборы президент тоже выиграл.

Последние годы Эйадемы у власти характеризовались нарастающими экономическими проблемами. Хотя президент сохранял полный контроль над страной, он был вынужден пойти на переговоры с европейскими странами о политической либерализации в обмен на финансовую помощь. В 2004 году были отменено уголовное преследование за «оскорбление» официальных лиц, а власти анонсировали «22 реформы», — то есть, масштабную реформу всей государственной машины. Лично Эйадема пытался выбраться из политической изоляции, участвуя в мирных переговорах в Кот д`Ивуаре, но особых успехов не добился. Однако в ноябре 2004 года Евросоюз пообещал снять санкции в обмен на проведение в апреле 2005 года честных парламентских выборов.

Эйадема скончался неожиданно в феврале 2005 года как раз в разгар переговоров с Евросоюзом. У него случился сердечный приступ в то время, когда он находился в родной деревне Пья, и было принято решение транспортировать его во Францию. Однако президент умер еще на борту самолета, когда тот пролетал над территорией Туниса, направляясь в Париж.

Армия не подвела Эйадему и после смерти – начальник штаба Закари Нанджа, как только узнал о смерти президента, тут же провозгласил главой государства его сына Фора, несмотря на то, что по конституции президентом становился совсем другой человек.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Леви Мванаваса

Леви Мванаваса

Леви Мванаваса – яркая авторитарная личность и борец с коррупцией, оставшийся противоречивой фигурой для замбийцев даже после смерти.


Гай Скотт

Гай Скотт

Гай Скотт – первый белый, который был, пусть и недолго, главой независимого африканского государства.

Абдельазиз Бутефлика

Абдельазиз Бутефлика

Абдельазиз Бутефлика – президент, остановивший многолетнюю гражданскую войну, но к концу правления превратившийся в беспомощного малоподвижного старика, цепляющегося за власть.

Эфиопия. «С отдыхающей львицею схожа…»

С отдыхающей львицею

Сегодня это первая христианская страна и третье по численности населения государство в Африке, одно из старейших в мире, независимое с незапамятных времен, страна увлекательной истории и бесконечных преданий…


Африка. История и историки

Африка. История и историки

В сборнике суммируются результаты исследований ведущими российскими африканистами широкого спектра проблем, связанных с историческим сознанием африканских обществ в колониальную и постколониальную эпохи, которое остается практически не изученным в отечественной и зарубежной исторической науке.