Правители Африки: XXI век

2005, 2005- : Фор Гнассингбе

Президент Того (5.II.2005-25.II.2005, с 4.V.2005)

Фор Гнассингбе
Полное имя Фор Эссозимна Гнассингбе

Faure Essozimna Gnassingbe

Родился 6.VI.1966, Афаньян, префектура Лас,

Приморский регион, Того

Умер Нет
Президент 5.II.2005-21.II.2005

с 4.V.2005

И.о. президента 21.II.2005-25.II.2005
Этнос  Кабье
Вероисповедание Христианин

Фор Гнассингбе – классический «наследный принц», получивший власть из рук преданных отцу военных, и сохраняющий авторитарный характер режима в интересах правящего клана.

Фор Гнассингбе был одним из множества детей президента Того Эйадемы. Его отец захватил власть, когда Фору не было еще и года, поэтому он всегда принадлежал к тоголезской элите. Первые три десятка лет он провёл преимущественно за пределами Того. Будущий президент получил хорошее образование во Франции (Сорбонна) по специальности финансовый менеджмент, там же отучился в военном лицее в Сен-Сир. В 1992-1997 году Фор Гнассингбе учился в Университете Джорджа Вашингтона в США, получив степень МВА и пройдя стажировку в ряде международных организаций. В 1998 году он вернулся в Того.

Очевидно, что уже тогда Эйадема рассматривал сына Фора как своего преемника. В марте 1999 года он был избран в Национальную Ассамблею Того, где занимался вопросами приватизации и международными отношениями (с 2002 – в качестве главы профильного комитета). По отзывам наблюдателей, в парламенте он произвёл хорошее впечатление своим взвешенным подходом и готовностью к диалогу, что мало кто мог ожидать от отпрыска Эйадемы. Знавшие его люди отмечали, что он был немногословным дисциплинированным человеком, чуждым эпатажа.

В декабре 2002 года последовали поправки в конституцию, снижающие минимальный возраст президента с 45 до 35 лет – совершенно определенно, «под Фора», которому в 2002 году исполнилось 36 лет. В июле 2003 он получил пост в правительстве, став министром общественных работ, шахт, энергетики, почты и телекоммуникаций. В рамках министерских обязанностей в его сферу ответственности входила стратегическая фосфатная промышленность. В качестве министра он зарекомендовал себя как технократ, увлечённо занимавшийся развитием сотовой связи и интернета. Он также управлял очень обширным личным имуществом Эйадемы и председательствовал в Государственном комитете по приватизации. К этому времени Фор приобрёл собственные крупные активы и стал вторым по состоятельности человеком в стране после президента.

Несмотря на продвижение Фора на правительственные посты, наиболее вероятно, что Эйадема не предполагал скорую передачу власти своему сыну. Скорее всего, этот министерский пост должен был быть одним из этапов его биографии, а наследование представлялось президенту делом более-менее отдалённой перспективы. Однако Фор Гнассингбе стал президентом меньше, чем через два года.

Само «наследование», планы на которое Эйадема всегда отрицал, осложнялось большим количеством детей президента, некоторые из которых занимали видные посты. Конкуренцию Фору могли составить его братья: командир спецназа генерал-полковник Эрнест (но в 2003 году он заболел малярией и выбыл из активной борьбы за трон), Кпатча – управляющий зоной свободной торговли SAZOF, которая работала с иностранными фирмами, и Рок – тоже армейский офицер и президент футбольной федерации Того.

Скоропостижная кончина Эйадемы 5 февраля 2005 года застала верхушку Того врасплох. Вероятно, поэтому власти действовали несогласованно и неконституционно. Согласно основному закону, председатель Национальной Ассамблеи Натчаба должен был стать исполняющим обязанности президента. Однако в момент смерти Эйадемы Натчаба был за границей. Немедленно после получения известия о смерти президента, военные закрыли границы страны и организовали принятие Фором Гнассингбе президентской присяги «для поддержания стабильности», ссылаясь как раз на отсутствие Натчабы. Находившийся в Брюсселе Натчаба вроде бы попытался, но не смог вернуться в Того, потому военные его попросту не впустили в страну.

Все происходящее сильно напоминало военный переворот. На следующий день власти попытались «задним числом» исправить ситуацию, подогнав положение дел под требования конституции: Национальная Ассамблея проголосовала за смещение Натчабы с поста председателя, и избрала на его место Фора Гнассингбе.

Произведенные манипуляции не впечатлили международное сообщество, которое продолжало считать произошедшее переворотом. Возможно, тоголезские депутаты перестарались в своей демонстрации лояльности, так как, вместе с избранием Фора председателем Национальной Ассамблеи, заодно отменили конституционную норму о проведении выборов следующего президента в течение 60 дней. Фор Гнассингбе мог оставаться президентом до конца президентского срока своего отца – то есть, еще три года.

Эта совершенно пещерная операция «преемник» была сработана настолько топорно, что Фор, пусть и формально, не смог удержаться в президентском кресле. Во-первых, своё слово сказала улица, где возмущённые толпы собирались на демонстрации протеста, даже несмотря на официальный двухмесячный запрет митингов из-за траура. Оппозиционные партии провели двухдневную всеобщую забастовку под лозунгом «Того – мертвая страна». Во-вторых, свою роль сыграли могущественные соседи маленького Того, такие, как Нигерия, оказывавшие давление на тоголезские власти. Обасанджо в ультимативной форме объявил Фору Гнассингбе, что если он не оставит президентский пост и не организует выборы, его ждут санкции Африканского Союза и ECOWAS.

В итоге, сначала Гнассингбе был вынужден объявить о том, что проведёт «свободные и честные выборы так скоро, как это будет возможно». То есть, о том, что Фор будет дорабатывать оставшийся срок отца (до июня 2008 года) речь уже не шла. Пришлось вернуться к положению, закреплённому в конституции, о проведении выборов через 60 дней. Однако он попытался остаться в президентском кресле, в результате чего 19 февраля 2005 года ECOWAS наложил эмбарго на поставки оружия в Того и запретил тоголезской верхушке выезжать в любую из стран-членов этой организации. Перед страной нависла перспектива, как минимум, изоляции.

Тоголезским властям пришлось идти на попятную. В конечном счёте, Фор получил приставку «и.о.» от Национальной Ассамблеи, а через несколько дней – вообще покинул президентское кресло, став кандидатом на будущих выборах от правящей партии. Президентом на переходный период был объявлен заместитель председателя Национальной Ассамблеи, член правящей партии Аббас Бонфо. Таким образом были улажены формальности, и это полностью удовлетворило соседей. Обасанджо поздравил тоголезцев с принятыми решениями, назвав их «победой демократии».

Выборы в апреле 2005 года Фор выиграл. От главной оппозиционной силы, чей председатель Жилькрист Олимпио по-прежнему находился в изгнании, был выдвинут 75-летний Эмманюэль Акитани. Довольно быстро стало понятно, что власти не планируют честной игры. Министерство внутренних дел должно было выдавать карты для голосования, но, по утверждениям оппозиции, такие карты не были выданы тысячам человек, которые проживали в избирательных округах, где была сильна поддержка оппозиции. Соответственно, проголосовать эти люди не смогли. Были свидетельства о воспрепятствовании работы международных наблюдателей, запугивании избирателей. После выборов оппозиционный кандидат Акитани не стал дожидаться вердикта избирательной комиссии и провозгласил себя победителем с результатом 70%. 26 апреля избирком официально объявил победителем Гнассингбе, набравшем 60,2% голосов против 38% у Акитани. Выступления оппозиции, которая немедленно вывела людей на улицы, были жестоко подавлены. По некоторым данным, погибло до 1 тыс. человек, еще 40 тыс. покинули страну.

В отличие от февраля, на этот раз реакция Африканского Союза была совершенно другой. Он предпочёл не вмешиваться и признал эти весьма спорные результаты. Вероятно, пришло осознание, что клан Гнассингбе так просто с политической арены не убрать; кроме того, в конце концов, приличия были соблюдены. 4 мая 2005 года Фор Гнассингбе окончательно унаследовал президентский пост своего отца. На его инаугурации не было ни одного президента из соседних стран, только некоторые иностранные дипломаты невысокого ранга.

Фор Гнассингбе
Togo_president_visit_to_watari

Посещение президента Того Ватари, Япония
Автор: Great East Japan Earthquake (MOFA, Japan)

Обасанджо и Танджа попытались сразу после вступления в должность Гнассингбе организовать нечто вроде круглого стола в надежде сформировать кабинет министров с участием оппозиции. Новый президент частично пошёл навстречу, назначив премьер-министром умеренного оппозиционера Эдема Коджо. Однако из переговорного процесса была исключена главная политическая сила UFC, а кабинет министров представлял собой чиновников режима Эйадемы. Если у кого-то еще были какие-то надежды на трансформацию режима, они должны были угаснуть после назначения министром обороны брата Фора – Кпатчи Гнассингбе. Стало совершенно понятно, что всё осталось по-старому.

Впрочем, важно отметить, что новый президент не стал «вторым Эйадемой». Ему было далеко до своего авторитарного и всевластного отца. Именно поэтому сложившаяся властная вертикаль претерпела изменения: власть покойного Эйадемы не перешла полностью к сыну – он получил лишь какую-то её часть. Армия без старого «хозяина», безусловно, обрела большую самостоятельность — вполне вероятно, являясь основным средоточием власти в стране. Такого контроля, какой имел над ней Эйадема, сейчас нет ни у кого. Помимо этого, есть бизнес-элита (родственники и близкие к клану бизнесмены), которая была обязана всем умершему диктатору, но его сыну она, по сути, ничем не обязана. Справедливо предположить, что президент Гнассингбе лишь представляет верхушку тоголезского общества, но ни в коем случае не «обладает» ей так, как это делал его отец.

Под давлением международного сообщества в 2006 году состоялись переговоры различных групп влияния и политических сил, закончившиеся подписанием в августе «мирового соглашения». В этом документе заявлялась важность проведения институциональных и политических реформ и, в частности, ограничение числа президентских сроков двумя. В 2007 году были проведены парламентские выборы. Если кто-то питал надежды на изменение политического ландшафта, то напрасно: правящая партия Движение тоголезского народа снова получила подавляющее большинство. Однако некоторые улучшения всё же последовали; в частности, состоялись выборы местных органов власти, которые до этого не проводились более 30 лет. Все эти годы Эйадема просто назначал мэров и членов муниципальных советов из числа членов правящей RPT.

Хотя оппозиция, в общем, получила официальный статус без опасения немедленной расправы со стороны властей, шансов победить на политическом поле у неё по-прежнему нет. Демонстрации жестоко разгоняются, военные устраивают показательные погромы, — к примеру, как это было в январе 2013 года на рынках Ломе и Кара. Хотя формально правительство Того предприняло некоторые шаги в области прав человека, во многом они лицемерны. В 2009 году была отменена смертная казнь и запрещены пытки (такие вот достижения!), а в январе 2016 года страна стала членом Совета по правам человека ООН. В сфере дипломатии Того участвует в различных мероприятиях Африканского Союза, в сфере урегулирования конфликтов (Мали, Судан), в совместной борьбе с пиратством в Гвинейском заливе.

Фор Гнассингбе был переизбран в 2010 на второй срок и, несмотря на возмущение и протесты оппозиции, в 2015 году – на третий. В 2009 году внутри клана Гнассингбе возник заговор по главе с министром обороны и братом президента Кпатчей, который, однако, удалось нейтрализовать. В 2011 году заговорщики были осуждены на тюремное заключение, включая брата президента. На международной арене Фор Гнассингбе, как и его отец, старается опереться на Францию –наиболее крупного торгового партнера страны и старинного покровителя династии. В 2015 году был вновь открыт Французский институт Того, занявший видное место в качестве регионального культурного центра.

Опасаясь за свою власть и пытаясь предотвратить рост противоречий среди своего окружения, президент периодически делает реверансы в сторону оппозиции и идёт на некоторые косметические реформы. В апреле 2012 года правящая партия была модернизирована и сменила название на «Союз за республику». В декабре 2013 года было объявлено о реформе армии, которая выразилась в замене высшего командного состава на более лояльный Фору Гнассингбе.

До последнего времени оппозиция режиму пыталась действовать в правовом поле. Главной целью было введение ограничения на число президентских сроков, но про-президентское большинство в парламенте всегда блокировало эти попытки – последний раз в 2014 году. Тема ограничения числа сроков впоследствии использовалась администрацией Гнассингбе для успокоения оппозиции, но по-настоящему власти не были настроены что-то менять. Например, в марте 2017 года сама правящая партия внесла в парламентскую повестку обсуждение ограничения количества президентских сроков. Но это обсуждение так никогда и не состоялось. Также очевидным PR-мероприятием была церемония ритуального очищения, посвящённая памяти жертв столкновений 1991-1993 и 2005 года, которая прошла в июле 2017 года в области Бе. В церемонии участвовали христианские и мусульманские священники, а также шаманы культа вуду. Столкновения, напомним, были между оппозиционерами и подконтрольными Эйадеме вооруженными отрядами и полицией, так что мероприятие было весьма лицемерным.

В экономике президент занялся улучшением делового климата, была принята программа инвестиций, нацеленная на развитие разных сфер экономики, от финансового сектора до портового хозяйства Ломе (единственного глубоководного порта в Гвинейском заливе). Правительство нацелено на сотрудничество со всеми крупными экономиками, в первую очередь с Евросоюзом и Китаем. Стартовавшая в 2011 году национальная программа инвестиций в продовольственную безопасность нацелена на внедрение новых технологий в сельском хозяйстве, которое остаётся сферой занятости большинства граждан Того. В целом, в 2012-2016 годах власти добились оживления во многих сферах экономики. В добывающем секторе начали разработку фосфатов компании Эленильто и Вэньфу (ожидается добыча в будущем 5 млн. тонн фосфатов в год). В июле 2017 года был открыт цементный завод в Аванджело. Инвестиционная активность, однако, привела к заметному росту внешнего долга, поэтому правительство было вынуждено сбавить обороты и в 2017-2018 году при содействии МВФ заниматься финансовым оздоровлением экономики. В целом, за последние 5 лет удается поддерживать рост экономики на уровне 5-6%.

Фор Гнассингбе
Extracting Resources

Добыча ресурсов на севере Того
Автор: The EITI

Препятствием экономического развития остаётся политическая монополия клана Гнассингбе, отсутствие ясных политических перспектив, а также терпимость властей к разного рода криминальному бизнесу. По оценкам обозревателей, Того в настоящий момент является одной из главных перевалочных баз наркоторговцев в Западной Африке и центром отмывания денег. Процветает бизнес по контрабанде подержанных европейских машин в Нигерию.

Сам президент, очевидно, является заложником политической системы, построенной его отцом и от которой он сам не может отказаться. Будучи хорошо образованным, и, что немаловажно, – европейски образованным, Фор Гнассингбе осознает нужды страны и предпринимает меры для ее модернизации. В этом смысле режим Того находится на одной волне с другими динамичными африканскими режимами. В то же время, Гнассингбе остается авторитарным правителем, представителем семейного клана и верхушки военных, — то есть, диктатором.

В последние годы разрозненной оппозиции удалось консолидировать силы, благодаря чему она заручилась поддержкой и на юге, и на севере страны. Начиная с 2017 года режим Гнассингбе испытывает нарастающее давление. Важно, что противники президента уже не настроены на диалог, так как разочарованы предыдущим опытом. Они требуют его отставки. «С народа довольно, я не верю в начало диалога с режимом» — заявил один из лидеров оппозиции Атчадам. На протяжении 2017-2018 года страну периодически сотрясают протестные акции, возможно, более опасные для властей, чем прежние выступления.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Кумба Яла

Кумба Яла

Президент-неудачник Кумба Яла, конечно, запомнился всем прежде всего своей красной шапочкой, но он был еще и теологом, философом, знал много языков и был не похож на других.


Мануэл Серифу Ньямаджу

Мануэл Серифу Ньямаджу

Ньямаджу — слабый президент переходного периода, зависимый от военных и с трудом организовавший президентские выборы.

Идрис Деби Итно

Идрис Деби Итно

Идрис Деби Итно – один из «классических» африканских диктаторов, который уже больше 25 лет правит в стране, где не прекращается гражданская война.

Уилл Рэндалл: Африка. Год в Ботсване

Уилл Рэндалл: Африка. Год в Ботсване

Простой британский учитель Уилл Рэндалл оказался на юге Африки, в Ботсване, где поступил волонтером в местную начальную школу. Целый год Рэндаллу предстоит провести в самом сердце национального заповедника, где он будет учить английскому языку и физкультуре чернокожих детей из окрестных деревень.


Африка под покровом обычая

Африка под покровом обычая

Автор книги много лет работал в странах Африки (к югу от Сахары) в качестве корреспондента ТАСС. Книга В.А. Корочанцева не беглые путевые заметки, а итог внимательных и долгих наблюдений за жизнью народов Камеруна, Верхней Вольты, берега слоновой кости и других стран.