Правители Африки: XXI век

2019: Мохаммед Эннасер

Президент Туниса (25.VII.2019-23.X.2019)

Мохаммед Эннасер
Полное имя Мохаммед Эннасер
Mohamed Ennaceur
Родился 21.III.1934, эль-Джем, магистрат Махдия, Французский Тунис
Умер Нет
Временный президент 25.VII.2019-23.X.2019
Этнос
Вероисповедание Мусульманин

Председатель нижней палаты парламента временно занимал пост главы государства в течение трех месяцев после кончины президента Эссебси.

Мохаммед Эннасер происходил из бедной семьи и тому, что он выбился в число первых лиц государства, обязан исключительно своему трудолюбию и успехам в учёбе. Ему удалось получить высшее образование, сначала в Тунисе, где он окончил в 1956 году Институт правовых исследований, а позднее во Франции, где он защитил кандидатскую диссертацию по юриспруденции в Сорбонне (1976 год). Был практикующим юристом с 1978 года.

Ещё будучи студентом, он в 1954 году вступил в Нео-Дестурскую партию, где в последующие годы занимал не слишком высокие посты. Однако членство в правящей партии позволило ему в 1963 году занять пост мэра своего родного города эль-Джем. Примерно в это же время Эннасер наладил связи с Международной организацией труда (ILO) и структурами ООН, занимающимися социальными вопросами. С 1963 года Эннасер был членом правительственной делегации Туниса на конференциях ILO в Женеве. Также он работал в Совете ООН по социальным вопросам, в административном совете ЮНИСЕФ, в Исследовательском институте ООН по социальному развитию. Эту работу он совмещал с государственной службой.

По отзывам сотрудников, которые близко знали Эннасера, он не имел особых амбиций и не гнался за постами, зато был добросовестным исполнителем, в котором можно было быть уверенным. Отмечали, что он умел очень хорошо слушать собеседника и не торопился с принятием решений, делал это взвешено. По всей видимости, публичность он не очень любил, по, крайней мере, на ранних этапах карьеры. В 1972-1973 годах, на протяжении 9 месяцев он занимал пост губернатора Суса, и эта работа ему не нравилась из-за того, что он был вынужден заниматься политикой. Его всегда привлекали социальные вопросы, и, в конце концов, он получил назначение в этой сфере. В мае 1973 года он получил пост главы правительственного департамента занятости, трудовой иммиграции и дополнительного образования, а в январе 1974 был назначен министром по социальным вопросам.

В сентябре того же года он вошёл в Центральный комитет PSD, что не добавляло особого влияния, но было престижно. Однако, по отзывам, он не стремился делать партийную карьеру и не примыкал ни к одной фракции, держась особняком. Очевидно, партийная карьера его не интересовала.

На посту министра по социальным вопросам, который он занимал до 1977 года, Эннасер играл ключевую роль в определении социальной политики государства. В этот период как раз проходило упорядочивание системы отношений между работниками и предприятиями, а также системы социальных выплат. Будучи юристом, Эннасер курировал, в частности, определение условий и заключение трудовых договоров между коллективами работников и предприятиями-работодателями (процедура охватывала практически весь тунисский рынок труда). Также под его руководством были разработаны нормативы о минимальном размере оплаты труда для работающих в промышленности и сельском хозяйстве, была преобразована пенсионная система. Эннасер также пытался бороться с безработицей, организуя систему курсов переобучения.

В 1977 году, после обострения отношений между правительством и крупнейшим тунисским профсоюзом UGTT, Эннасер был отправлен в отставку. Однако, когда в следующему году конфликт дошёл до кровавых столкновений, его привлекли к переговорам, как человека, хорошо знающего профсоюзных лидеров. После этого его снова вернули на пост министра, и эту должность он занимал с 1979 по 1985 год.

В 1985-1991 годах Эннасер возглавлял Совет по экономическим и социальным вопросам, а в 1991 году Бен Али отправил его за рубеж. Вплоть до 1996 года он занимал различные посты в международных институтах в Женеве и был постоянным представителем Туниса в ООН. В дальнейшем Эннасер продолжил участие в различных международных проектах, где выполнял роль аудитора или консультанта. В эти годы он приобрел множество статусных позиций, например, члена Международного института социального аудита (в 2000 году сам основал Тунисский институт социального аудита), президента Института социального консультирования, советника Центра стратегических исследований в Париже. Еще в 1985 году он основал Тунисскую Ассоциацию по социальным правам. С 2005 года Эннасер работал в структурах ООН, координатором проекта Глобальный договор в Тунисе.

После Жасминовой революции в январе 2011 года Эннасер опять занял пост министра по социальным вопросам, который он уже занимал раньше, более 30 лет назад. Его кандидатуру, вероятно, продвигали профсоюзы, прежде всего UGTT, с которым, как считается, Эннасер был близок. Поэтому он получил министерский посту уже в кабинете Ганнуши и остался его занимать в правительстве Эссебси (2011). С Эссебси он сработался и был приглашён в создаваемую демократическую светскую партию Нида Тунис. Близость Эннасера к Эссебси подтверждалось также тем, что в 2013 году, когда шло обсуждение состава «технического» правительства, которое должно было сменить «партийное» правительство Эннахды, кандидатуру Эннасера предлагали в качестве премьер-министра. Однако на это не согласились представители Эннахды и их союзники (так называемая «тройка»), посчитав его слишком ангажированным.

Действительно, вскоре после этих переговоров Эннасер был назначен вице-президентом Нида Тунис – партии, основанной бывшим премьером Эссебси. На выборах 2014 года Эннасер возглавил список Нида Тунис в своём родном регионе – Махдии и был избран в парламент. А 4 декабря он был избран спикером парламента – председателем Ассамблеи народных представителей.

Когда Эссебси стал президентом, Эннасеру доверили пост председателя Нида Тунис. Он определённо не стал главным действующим лицом Нида Тунис, но именно под его формальным руководством партия начала разваливаться, так и не перековавшись из предвыборного блока в единую политическую силу. Возможно, в этом была вина и Эннасера, который не занимался «партийным строительством». Он не держался за свой партийный пост и, подтверждая полную лояльность президенту, спокойно уступил место председателя партии сыну Эссебси Хафеду, дежурно объяснив это необходимостью дать дорогу новому поколению.

В качестве председателя парламента Эннасер запомнился, скорее, как миротворец. Он старался не допускать бурных обсуждений, споров, ведя себя спокойно и даже медленно. Был приверженцем достижения консенсуса между партиями, поэтому откладывал дебаты по некоторым вопросам, давая время договориться. Отказывался ставить на голосование некоторые заведомо скандальные заявления депутатов. Также он работал в парламентской согласительной комиссии.

Договариваться депутатам удавалось, однако, не всегда. К примеру, в марте 2018 года, когда парламент голосовал за продление деятельности комиссии, расследующей преступления режима Бен Али (Институция Правды и Достоинства), скандала избежать не удалось. Позиция партии Нида Тунис и президента республики, который никогда не был сторонником разбирательств с деятелями режима Бен Али, была в том, что мандат комиссии продлевать не нужно. В итоге спикер Эннасер полностью солидаризовался с позицией своей партии, обеспечив нужное решение. Правда, голосование было проведено в отсутствие кворума и никогда не было опубликовано в официальной газете, как того требовал закон. Оппозиция посчитала это открытым переходом Эннасера на сторону контрреволюционных сил, на сторону «старого режима», и заявила, что он потерял статус парламентского арбитра.

К числу неудач председателя парламента обозреватели относили плохую депутатскую дисциплину (он так и не смог «победить» депутатов-прогульщиков) и то, что парламент так и не смог назначить членов Конституционного Суда.

Кончина 92-летнего президента сама по себе была проверкой тунисской демократии на прочность. И эта проверка была пройдена: в соответствии с конституцией 85-летний председатель парламента Эннасер получил полномочия временного президента на срок 3 месяца, в течение которых должны были пройти выборы. Правда, незадолго до этого сам Эннасер был болен и поэтому в политических кругах опасались, что новый глава государства тоже не сможет исполнять свои обязанности. На похоронах Эссебси временный президент был грустен, эмоционален и трогателен. «Теперь судьба говорит мне: «Заверши миссию своего товарища, теперь она твоя, миссия служить Отечеству и народу…»

Первой задачей после смерти Эссебси было определить новую дату выборов. Они уже были назначены на 17 ноября, что, однако, уже не годилось. Полномочия Эннасера как временного главы государства заканчивались 23 октября, поэтому дату пришлось переносить на более ранний срок. Далеко не сразу, но Избирком определили новую дату – 15 сентября. Избирательная кампания, таким образом, должна была длиться только около 1,5 месяцев.

Эта удивительная кампания, подобной которой, наверное, ещё долго не будет в Тунисе, характеризовалась большой конкуренцией и отсутствием внятного лидера. Выдвинулось 24 политика, среди них – действующий премьер-министр Шахед. Он фактически обладал реальной властью в стране и, похоже, не сомневался, что выберут именно его, — молодого, динамичного, прогрессивного. Но, кроме Шахеда, выборы привлекли множество других политиков, которые имели шансы – медиамагната Каруи, кандидата от исламистской Эннахды Муру, бывшего президента Марзуки, а также бывших министров и политических деятелей старого и нового режимов. В итоге граждане Туниса получили максимально богатый выбор со всех сторон политического спектра.

Кипящая политическая жизнь требовала обеспечения порядка в стране, и в начале августа Эннасер продлил на месяц чрезвычайное положение, введённое ещё в июле, а потом продлил его снова. После ареста в августе одного из видных кандидатов, Набиля Каруи, по обвинению в экономических преступлениях, Эннасеру пришлось давать пресс-конференцию. На ней он признал, что арест может вызвать беспокойство, опасения и оказать влияние на ход предвыборной кампании. Однако сразу же после этого он отверг предположения о том, что действия полиции были политически мотивированы. Эннасер выразил полную поддержку силовым министерствам и подчеркнул, что все кандидаты имеют равные условия участия в выборах. В конце своего выступления он призвал всех кандидатов избегать любого насилия во время кампании.

Однако «случай Каруи» оказался центральным политическим событием кратковременного президентства Эннасера. Кандидат набрал 15,6% голосов в первом туре и вышел во второй, оставаясь в тюрьме. Это создало коллизию с далеко идущими последствиями. Каруи не мог лично вести кампанию, к тому же, если бы он проиграл во втором туре, он имел бы хорошие шансы оспорить неблагоприятный для себя результат. В итоге Эннасер выступил с заявлением, что нахождение Каруи в тюрьме наносит ущерб выборам, и высказался за его освобождение. «Один из двух кандидатов, которые выиграли первый раунд [выборов], находится в тюрьме и не имеет возможности вести кампанию или разговаривать со своими избирателями», — заявил президент, «Мы обращаемся ко всем официальным лицам найти достойное решение, которое позволит судебной системе преодолеть эту необычную и странную ситуацию». Его поддержали и международные наблюдатели. Каруи выпустили за несколько дней до выборов, то есть, удалось «соблюсти лицо».

По существу, временный президент выполнил свою работу хорошо. Он дистанцировался от всех политических сил, не делал никаких политических заявлений, за исключением призывов к ненасилию. Он встречался с силовиками, демонстрируя контроль над ситуацией, но, по правде говоря, вряд ли на что-то влиял. Только в самом конце, перед сдачей полномочий, он позволил себе высказаться о необходимости формирования коалиционного правительства, чтобы учесть интересы всех тунисцев. Это заявление было, по сути, единственным политическим актом Эннасера за все время, пока он занимал пост главы государства.

23 октября 2019 года, с инаугурацией избранного президента Саида, полномочия Эннасера как главы государства, прекратились. Ещё летом он заявлял, что, после сложения полномочий, он оставит политику и удалится на покой, что и сделал.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2019)


Хотите узнать больше?

Гудлак Джонатан

Гудлак Джонатан

Гудлак Джонатан – президент, имевший хорошие намерения и даже средства для их реализации, но оказавшийся неспособным справиться с коррупционными традициями собственного окружения. В то же время он был первым нигерийским президентом, который признал своё поражение на демократических выборах и ушёл в отставку.


Мухаммаду Бухари

Мухаммаду Бухари

Бывший диктатор, называвший себя потом «новообращённым демократом», был избран на волне надежд на победу над Боко Харам, но его правление, в конечном счёте, оказалось под огнём критики.

Притхвираджсинг Рупун

Рупун

Депутат, чиновник, министр, занимавший различные посты в парламенте и правительстве от партии MSM, Прадип Рупун был избран президентом Маврикия спустя 1,5 года после отставки предыдущего главы государства.

В дебрях Африки

В дебрях Африки

Что толкает человека на авантюры, заставляет совершать подвиги? Порой это так и остается загадкой. Личность одного из самых известных исследователей Африки Генри Мортона Стенли (1841—1904) до сего дня окутана тайной.


История Африки в биографиях

История Африки в биографиях

Настоящая книга — история Тропической и Южной Африки в биографиях. В ней представлены судьбы тех, кто формировал историю континента с начала XIX в. до наших дней, кто остался в исторической памяти его народов и сам стал историей.