Правители Африки: XXI век

2011: Мохаммед Ганнуши

Президент Туниса (14.I.2011-15.I.2011)

Мохаммед Ганнуши
Полное имя Мохаммед бен Хассуна Ганнуши
Mohamed bin Hassouna Ghannouchi
Родился 18.VIII.1941, Сус, Французский Тунис
Умер Нет
Временный президент 14.I.2011-15.I.2011
Этнос
Вероисповедание Мусульманин

«Месье Да, Да!», добросовестно исполнявший волю диктатора Бен Али, оказался «калифом на час» в условиях грянувшей «жасминовой революции».

Ганнуши получил добротное образование. В 1966 году он окончил Тунисский университет по специальности «экономика», после чего его приняли в Национальную школу управления, от которой он был отправлен учиться в Париж, во французское министерство финансов. После этого ему была открыта дорога к работе в правительстве.

Карьера началась в секретариате государственного планирования и национальной экономики. В 1975 году он возглавил департамент общего планирования. Хотя Ганнуши был членом правящей партии (как и другие члены правительства, это было обязательное условие), он не был активным участником политических процессов, позиционируя себя компетентным технократом, чуждым интриг. В июне 1982 года он возглавил департамент госплана, в котором начинал работу в правительстве. В сентябре 1987 года, уже при другом премьер-министре, Ганнуши получил должность государственного секретаря, отвечающего за госплан. Через месяц, с приходом к власти Бен Али, Ганнуши получил пост министра планирования.

При Бен Али Ганнуши быстро выдвинулся на первые роли. Начавшиеся экономические преобразования, большая открытость экономики, перестройка её на рыночные рельсы требовали изменения конфигурации управления. Ганнуши оставался в правительстве, несмотря на кадровые перестановки и смену премьеров. В апреле 1989 году к его должности министра планирования добавилось министерство финансов. На протяжении следующего десятилетия он занимал различные министерские посты в экономическом блоке, отвечая за финансы, экономику, иностранные инвестиции, участвовал в переговорах с МВФ и другими международными организациями. Также Ганнуши был членом совета директоров Национального Банка Туниса и Тунисско-Кувейтского Банка развития. Параллельно он двигался и по партийной линии, хотя это, скорее, была дань политической системе Туниса. С 1998 года он был членом Центрального комитета RCD (через 3 года после этого был включен в Политбюро партии). Наконец, после очередных выборов Ганнуши 17 ноября 1999 года был назначен на пост главы правительства Туниса.

В этом качестве он, конечно, не был самостоятельным политическим игроком. Роль премьер-министра была технической: он должен был осуществлять координацию работы министерств и воплощать в жизнь решения, принимаемые президентом. Ганнуши делал это с таким усердием и энтузиазмом, что получил у тунисцев прозвище «Месье Да, Да!». Техническая роль премьера подчеркивалась и тем фактом, что, в случае недееспособности президента, его полномочия получал не премьер-министр, а глава парламента.

Однако следует признать, что, в том числе, талантам экономиста Ганнуши страна была обязана впечатляющими экономическими показателями, продемонстрированными в 2000-е годы. Премьер строил конкурентную, либеральную модель экономики – разумеется, с поправкой на тунисские реалии. Он смог найти общий язык с международными кредиторами, которые не скупились на похвалы достижениям Туниса. Это его правительство обеспечивало ежегодный рост ВВП на 5%, а также внедрило программу перераспределения национального дохода, чтобы охватить массы простых людей. Однако Ганнуши ответственен и за просчёты, — прежде всего, правительство не смогло ничего придумать для безработной молодежи, которая, впоследствии, и послужила основной средой для оппозиционных настроений, — и действий.

С коррупцией, которая насаждалась окружением президента, в которое он сам входил, Ганнуши наверняка ничего не смог бы поделать, если бы даже захотел. Однако выдающимся коррупционером он сам, кажется, не был. Находясь в должности премьера, он жил вместе с женой в довольно скромном доме в предместьях столицы; один из сыновей Ганнуши, который работал врачом в системе национального здравоохранения, утверждал, что в существовавшей вакханалии коррупции премьер-министр не нажил особого богатства. В целом, Ганнуши производил впечатление строгого, исполнительного и честного чиновника.

К концу правления Бен Али тунисская экономика была достаточно диверсифицированной. Вероятно, благодаря этому, хотя всемирный кризис 2008-2009 годов сильно ударил по Тунису, уже в 2010 году ситуация начала улучшаться. Вместе с тем, несмотря на позитивную динамику, бедные слои населения оставались в весьма уязвимом экономическом положении. К 2010 году накопились и другие проблемы, связанные с высокой безработицей среди образованной молодежи, усталостью от коррумпированного режима, общей безысходностью для значительной части простых тунисцев. В этой ситуации, начиная с сентября 2010 года, правительство Ганнуши начало отменять субсидии на повседневные продукты – муку, масло, сахар, — которые немедленно подорожали. Отмена субсидий была вынужденной мерой, — это было требование МВФ, призванное улучшить бюджетный баланс Туниса. Добавим, что в 2008 году цены на продукты питания уже поднимались. К декабрю ухудшилась ситуация с рабочими местами, покупательская способность населения снизилась. Логично, что хуже всего ситуация была в небольших провинциальных городках, где и раньше не наблюдалось изобилия. Потребовалось событие, после которого народное восстание оказалось уже неостановимым.

Члены правительства в этой ситуации превратились в пешки для размена, которых президент жертвовал, стремясь успокоить улицу. Решения об отправке в отставку министра торговли, а позднее – министра внутренних дел, определенно принимались самим Бен Али. Интересно, что сам Ганнуши не привлекал особого интереса протестующих, их интересовал только президент. В определенный момент Ганнуши вышел из тени, когда от своего имени приказал освободить всех арестованных демонстрантов – но это было уже в последние часы существования режима. Накануне бегства из страны Бен Али распустил правительство, однако оставил Ганнуши премьер-министром, ответственным за исполнительную власть.

Бен Али бежал из страны около 18 часов 14 января 2011 года. Объявил об этом нации в телевизионном обращении премьер-министр Мохаммед Ганнуши, в окружении председателя Парламента и Сената. Было заявлено, что, в связи с тем, что президент «временно не может исполнять свои обязанности», премьер-министр, в соответствии со статьёй 56, принимает на себя полномочия в качестве «временного президента». В кратком обращении самопровозглашённый временный президент пообещал уважать конституцию, восстановить управление страной и реализовать «все социальные и политические реформы, о которых было объявлено совместно с политическими партиями и гражданским обществом». Также Ганнуши призвал всех тунисцев сплотиться в эти трудные для страны времена.

Наверняка все понимали, что озвученная конфигурация власти была согласована с Бен Али, а формулировки допускали его возвращение в случае, если властной верхушке удастся взять под контроль ситуацию в стране. Использование статьи 56 было весьма сомнительным. Формулировка «временная неспособность исполнять обязанности» нужна была только для того, чтобы исполнительную власть возглавил именно Ганнуши. В случае отставки президента главой государства становился председатель нижней палаты парламента Мебаза, а не Ганнуши.

Протестующих никак не могло удовлетворить появление Ганнуши в кресле Бен Али. Этот чиновник 11 лет возглавлял правительство, был известен как верный исполнитель указаний президента. В его верности режиму и свергнутому президенту не было причин сомневаться. Конечно, он был воспринят как марионетка беглого Бен Али. Немедленно после телеобращения «временного президента» появились требования отставки Ганнуши, да и всей властной верхушки в лице правящей партии RCD.

На следующий день стало понятно, что фокус с «временным президентством» Ганнуши не проходит. Конституционный Совет постановил, что президентское кресло вакантно на постоянной основе, после чего временным президентом Туниса был назначен Фуад Мебаза, как и предусматривала конституция. Однако высшие эшелоны власти по-прежнему полностью состояли из людей Бен Али, других просто не было. В этих условиях, после принятия присяги новый глава государства поручил Ганнуши сформировать правительство национального единства.

Правительство объявило о сотрудничестве со всеми оппозиционными партиями без исключения, об освобождении всех политзаключённых и легализации всех политических партий. Уже 17 января Ганнуши объявил о новом составе кабинета как «новой странице в истории Туниса». Была ли эта страница настолько уж «новой», было весьма сомнительно. 9 членов обновлённого кабинета были членами RCD, а 6 чиновников заняли те же должности, что занимали при Бен Али. Министр внутренних дел Ахмед Фриаа был, пожалуй, наиболее вопиющим случаем – это была креатура Бен Али, который в разгар протестов назначил его на место скомпрометированного предшественника. Хотя Фриаа не был замечен в особых злодеяниях, всё же он до последнего выполнял волю свергнутого диктатора. Его включение в новый состав правительство явно не было дальновидным решением. Кроме него, на своих местах остались прежние министр обороны, иностранных дел и финансов. О какой «новой странице в истории» заявлял Ганнуши, было непонятно. Оппозиционные партии получили только три министерских кресла, гораздо менее «интересных» — министерства высшего образования, регионального развития и здравоохранения. Еще три министерских поста получили представители крупнейшего профсоюза, остальные члены нового правительства не принадлежали к политическим партиям, были общественниками и деятелями культуры.

Разумеется, премьер-министр всё еще оставался заложником структуры власти, сформированной при Бен Али, и, может быть, не имел свободы выбора кандидатур. Было очевидно, что Ганнуши попытался реализовать комфортный для элиты вариант переходного правительства, в котором силовой блок оставался под контролем сторонников Бен Али.

Важно также отметить, что в правительстве не было представительства двух важных партий – исламистской Эннахда, с которой всю жизнь боролся Бен Али и которая была вне закона, и Конгресса за Республику (CPR), чей лидер Марзуки находился в изгнании, но только что вернулся в Тунис. Представители обеих партий называли новое правительство «маскарадом», «правительством национального исключения» (вместо «национального единства»), и, в конечном счёте, контрреволюционным, крадущим плоды революции.

Ганнуши в ответ включил представителей CPR в правительство, состав которого оставался нестабильным. Надо отдать ему должное, он боролся за свой кабинет министров. Оправдывая включение в состав кабинета функционеров прежней власти, он заявлял, что «все министры, которые остались [в правительстве], имеют чистые руки и высокую степень компетентности». Также Ганнуши постарался отмежеваться от коррумпированной клики Бен Али – Трабелси, поддерживая призывы привлечь их к суду.

Однако в сложившейся ситуации шансов на плавный переход к формированию новой государственной элиты не было. В Тунисе совершалась именно революция, движущей силой которой были народные массы. Их нежелание мириться с представителями прежних элит оказалось решающим. Под давлением улицы премьер-министр и члены кабинета были вынуждены выйти из некогда всесильной RCD. Возникла непосредственная угроза членам правительства – выходцам из команды Бен Али. 21 января Ганнуши был вынужден заявить о том, что после окончания переходного периода уйдёт из политики, а главная цель его команды – отмена «антидемократических законов». 23 января были арестованы бывший министр обороны Каллель и бывший генеральный секретарь RCD Бен Дхия. Самого Ганнуши, похоже, спасло то, что его поддерживало армейское командование и представители крупнейшего тунисского профсоюза UGTT.

Тем не менее, общественный настрой оставлял мало шансов сохраниться правительству Ганнуши. К концу января, после серии отставок, в кабинете не осталось заметных фигур, связанных с режимом Бен Али, кроме самого премьер-министра. В столице продолжались протесты, которая разгоняла полиция, теперь уже от имени новых властей. Премьер-министр, желая укрепить своё положение, провёл через парламент, который по-прежнему занимали в основном депутаты от RCD, законопроект о расширении полномочий временного президента. Вероятно, в лице Мебазы, чья власть была весьма формальной, он хотел получить союзника, способного реально влиять на политику.

Однако идея была не очень удачной. Протестующими решения парламента, усиливающие Мебазу, были восприняты как угроза. Правительство получило рост протестных выступлений, кульминацией которых были столкновения с полицией 25-26 февраля, принявшие крайне ожесточённый характер. В этой ситуации непопулярный премьер-министр принял решение уйти в отставку, о чём было объявлено 27 февраля 2011 года. Сам Ганнуши указывал, что «не желает быть человеком, который принимает решения, приводящие к человеческим жертвам». «Я не бегу от ответственности. Это нужно, чтобы дать дорогу новому премьер-министру», — сказал премьер-министр на прощальной пресс-конференции, — «Эта отставка послужит Тунису, революции и будущему Туниса». Впоследствии он говорил, что Эссебси (пришедший ему на смену в качестве премьера) «избавил его от тяжкого груза».

После отставки Ганнуши избегал участия в политике, а также отказывался давать показания, касающиеся времени правления Бен Али. Он, однако, участвовал в деятельности общественных организаций, в частности, был председателем Ассоциации Форума Ибн Халдуна за развитие.

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2019)


Хотите узнать больше?

Монсеф Марзуки

Монсеф Марзуки

Врач и профессиональный оппозиционер, Марзуки был первым революционным президентом Туниса, проповедующим принципы демократии и гражданских свобод


Беджи Каид Эссебси

Беджи Каид Эссебси

Опытный и взвешенный политик, Эссебси смог обеспечить стабильную работу государственных институтов в постреволюционном Тунисе и, вероятно, спас страну от анархии, заслужив признательность граждан.

Мануэл Пинту да Кошта

Мануэл Пинту да Кошта

Пинту да Кошта – ветеран сантомейской политики, дважды президент, сначала – как глава авторитарного режима, ориентированного на социалистический лагерь, потом – как глава демократического государства, умудрившийся упустить переизбрание.

Азия и Африка в Первой мировой войне: История в наградах

Азия и Африка в Первой мировой войне

Книга доктора исторических наук О.Н.Розанова посвящена событиям Первой мировой войны, в которые были вовлечены страны, территории и народы Азии и Африки. Автор изучил состояние и развитие накануне и в период войны наградных систем Японии, Сиама (Таиланда), Китая, Египта, Османской империи (Турции).


Воеводский, Архангельская, Балезин: История Африки в биографиях

Воеводский, Архангельская, Балезин: История Африки в биографиях

Настоящая книга — история Тропической и Южной Африки в биографиях. В ней представлены судьбы тех, кто формировал историю континента с начала XIX в. до наших дней, кто остался в исторической памяти его народов и сам стал историей