Правители Африки: XXI век

2008-2011: Рупиа Банда

Президент  Замбии (19.VIII.2008-23.IX.2011)

Рупиа Банда
Полное имя Рупиа Бвезани Банда

Rupiah Bwezani Banda

Родился 13.II.1937, Гванда, Матабелеленд,

Британская Южная Родезия

Умер Нет
И.о. президента 19.VIII.2008-2.XI.2008
Президент 2.XI.2008-23.IX.2011
Этнос  Чева
Вероисповедание Христианин

Рупиа Банда – «деловой» президент, который был слишком лоялен китайской экспансии, получил свои коррупционные бонусы, и после всего этого умудрился избежать тюрьмы.
Банда родился на территории Южной Родезии (ныне – Зимбабве), куда его родители переселились в поисках работы. Возможности для мальчика открылись, когда ему оказал материальную поддержку священник голландской реформистской церкви, а потом – семья политических активистов Наик, благодаря чему будущий президент получил хорошее образование (Университет Аддис-Абебы и шведский университет Лунд). Вероятно, под влиянием своих благотворителей, Банда заинтересовался политикой, еще в начале 1960-х недолго побыв членом умеренной националистической партии ZANC, а потом перейдя в молодежное крыло UNIP – правящей партии президента Каунды. Будучи студентом университета Лунд, Банда стал партийным представителем в странах Северной Европы.
Вернувшись на родину и пройдя недолгое обучение в сфере международных отношений, уже в 1965 году (ему не было и 30 лет) Банда был назначен послом Замбии в Египте, а в 1967-1969 – послом в США. После этого он стал «многофункциональным» чиновником, занимая самые различные должности, от работы в сфере сельского хозяйства и горного дела до постоянного представителя в ООН и министра иностранных дел. В качестве дипломата он участвовал в переговорах, призванных разрешить значимые африканские конфликты – в Анголе (Жонаса Савимби он знал лично и был с ним дружен), в Намибии.
С конца 1970-х годов он с переменным успехом работает депутатов в парламенте, представляя правящую партию. Первые многопартийные выборы в Замбии в 1991 года привели к серьезному поражению UNIP, сам Банда тоже их проиграл кандидату от набирающей силу MMD и лишился места в парламенте. В течение 1990-х он оставался членом UNIP; в это время партия находилась в оппозиции правительству Чилубы, и Банда не являлся видной политической фигурой. В 2000 году, на фоне партийного раскола и роста авторитарных тенденций в руководстве партии, Банда оставил UNIP и поселился в своем имении в Чипате, у границы с Малави.
Новый виток политическая карьера Банды получила после восхождения политической звезды Леви Мванавасы в 2001 году. Мванавасе требовались союзники, своя «фракция» в MMD, так как для партии он был, по сути, чужаком. Банда оказался ценным приобретением для MMD. В качестве кандидата от правящей партии он долгое время избирался в парламент от восточной части страны, где позиции MMD традиционно были слабы. На выборах 2001 года Банда смог обеспечить победу MMD, за счет известности и личного авторитета. К моменту переизбрания президента в 2006 году кандидатура Банды, опытного политика и чиновника, да еще и «восточника» (сам Мванаваса традиционно имел поддержку на западе Замбии), оказалась идеальной на пост вице-президента. Банда не был особенно близок Мванавасе, но это отвечало тренду формирования кабинета: отсутствие близких личностных отношений между кабинетом и президентом, и представленность разных политических сил. В должности вице-президента Банда занимался, например, урегулированием напряженности с Зимбабве в августе 2007 года, после того, как Мванаваса, не стесняясь, озвучил свою нелицеприятную оценку режима Роберта Мугабе.
Президентская власть, пока в качестве исполняющего обязанности, свалилась на Банду неожиданно, после инсульта президента 29 июня 2008 года. Смерть Мванавасы в августе 2008 года однако, не означала, что вице-президент Банда будет исполнять его обязанности до окончания срока полномочий в 2011 году (как это могло бы быть в США или многих других странах). Конституция Замбии предполагала, что через 60 дней должны быть объявлены выборы, победитель которых и будет президентом до 2011 года (т.е. всего 3 года, а не 5). Эти выборы Банда выиграл с трудом, едва опередив харизматичного Майкла Сату, бывшего члена MMD и опытного оппозиционера-популиста. 2 ноября 2008 года Банда избавился от приставки «и.о.» и был приведен к присяге в качестве президента Замбии.
Президентство Банды разительно отличалось от правления Мванавасы, что лишний раз показывает, насколько разными политиками они были. Самым наглядным отличием было фактическое прекращение антикоррупционной кампании. С переходом президентских полномочий к Банде довольно быстро были сняты обвинения с бывшего президента Чилубы, суд над которым тянулся долгие годы. Это было знаковое событие, которое не только дало пищу для критики новых властей, но и показало всем, что времена изменились.
По прошествии лет мы можем предположить, что Банда был именно тем типом чиновника, с которым демонстративно боролся предыдущий президент. Грубо говоря, он не чурался коррупции, получая преференции самолично и обогащая сыновей. Президентская семья впоследствии обвинялась, в числе прочего, в получении взяток от фирм Кении и Нигерии за покровительство в импорте нефтепродуктов и в коррупционной приватизации телекоммуникационной компании (занижении её стоимости). Сам президент обвинялся в получении 19 машин от китайской компании на общую сумму 360 тыс. долл. То, что Рупиа Банду так и не посадили, говорит скорее о его способности выкручиваться из щекотливых ситуаций, а не о честности.
Парадоксально, но, возможно, Банда на посту президента оказался более полезным для развития страны, чем его предшественник. Мванаваса был суров не только с подчиненными, но и с иностранными инвесторами, не всегда продуманно привносил элементы государственного регулирования в экономику, что периодически приводило к сбоям – дефициту, оттоку инвестиций. Банда, наоборот, был «дельцом» и постарался наладить самые широкие экономические контакты в самых разных отраслях. Прежде всего, это касалось главного экспортного ресурса Замбии – меди. Цены на медь как раз начали расти после всемирного экономического кризиса 2008 года, и за годы правления Банды (2008-2011) доходы от её экспорта выросли более чем вдвое. Именно в годы правления Банды, начиная с 2009 года, страна пережила бурный рост сделок с китайскими фирмами и рост экспорта природных ресурсов (начало сотрудничества с Китаем, впрочем, приходится еще на правление Мванавасы). Китай плотно «зашел» в Замбию, особенно в сектор полезных ископаемых, но не только. Китайские фирмы выполняли различные государственные подряды, например, на строительство дорог.
Наверняка президент и его окружение получили своё от сделок с китайцами, но сами сделки означали возможности для развития других отраслей экономики и роста уровня жизни. Замбия при Банде активно инвестировала в развитие сельского хозяйства, в частности, в производство маиса – жизненно важной культуры для бедняков – сои и пшеницы.
И все же, несмотря на высокие экспортные доходы, экономическая политика Банды в глазах многих замбийцев, и особенно оппозиции, выглядела ангажированной. Например, несмотря на то, что цена на медь утроилась за 2008-2011 годы, президент упорно отказывался повысить экспортные пошлины. Он объяснял это важностью инвестиционного климата, однако многие подозревали банальную коррупцию – за то, чтобы пошлины остались прежними, Банде заплатили китайские компании-экспортеры.
Кроме того, власти очень лояльно относились к тому, как китайцы на своих предприятиях обращались с замбийским персоналом. Тяжелые условия труда вызывали ожесточенность со стороны рабочих, которые не получали никакой поддержки от своего правительства. Добывающие предприятия, принадлежащие китайским фирмам, являли собой примеры в духе «классического капитализма» эпохи Карла Маркса, с «желтыми» угнетателями-китайцами и угнетенными неграми-замбийцами. Китайский менеджмент вел себя очень жестко и прямолинейно. Договариваться с профсоюзами никогда не пытались, очевидно, считая это слабостью. Соответственно, последовали вспышки насилия; в феврале 2010 года замбиец-рабочий убил менеджера-китайца; в том же году два менеджера-китайца открыли огонь по бастующим рабочим угольной шахты. Хотя тогда никто не погиб, 11 рабочих получили ранения. Поначалу правительство Замбии объявило о том, что китайцы понесут наказание, но впоследствии дело «спустили на тормозах», что вызвало всплеск недовольства среди населения.
Засилье китайцев в экономике, социальная несправедливость и обвинения в коррупции составили основу предвыборной программы оппозиционного кандидата Майкла Саты на выборах 2011 года. Сам Сата был изрядным популистом, с острым языком, антикитайской риторикой, всё это било в цель. В итоге выборы 2011 Банда проиграл, немного отстав от Саты. Возможно, правительство попыталось немного «помухлевать» с результатами, но широкие протесты сторонников победившего Саты заставили отказаться от таких попыток. В целом, Банда довольно быстро признал поражение и призвал всех обеспечить мирную передачу власти.
После ухода в отставку на семейство Банды обрушились обвинения в коррупции. Наиболее громким было дело его сына Генри, который был обвинен в коррупционных сделках и сбежал в ЮАР. Сам Рупиа Банда назвал обвинения политически мотивированными. В 2013 году он был лишен президентского иммунитета, взят под стражу, хотя и отпущен под залог. Кончина в 2014 году президента Саты, который упорно преследовал Банду так же, как Мванаваса преследовал Чилубу, в общем, избавила бывшего президента от активного внимания правоохранительных органов. Банда дальновидно поддержал на президентских выборах 2015 года кандидата Эдгара Лунгу – хотя он был выдвинут от оппозиционной PF, а не от MMD. Это был скандал. Дополнительной пикантности ситуации добавлял тот факт, что избирательную кампанию Лунгу Банда финансировал, очевидно, коррупционными деньгами, полученными от нефтяных контрактов с нигерийскими фирмами. Вобщем, это был коррупционный апофеоз, который изрядно испортил имидж самого Лунгу.
Как бы то ни было, Банда знал, что делает – после прихода Лунгу к власти его иммунитет, как бывшего главы государства, был восстановлен. Соответственно, судебные органы прекратили расследование, которое не было завершено. Хотя Банда и остается крайне противоречивой фигурой замбийской политики, ему удалось избежать тюрьмы. Время от времени он принимает участие в официальных мероприятиях, режет «ленточки», даёт интервью и ведет жизнь заслуженного политического пенсионера.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Кумба Яла

Кумба Яла

Президент-неудачник Кумба Яла, конечно, запомнился всем прежде всего своей красной шапочкой, но он был еще и теологом, философом, знал много языков и был не похож на других.


Вериссиму Коррейя Сеабра

Вериссиму Коррейя Сеабра

Генерал, свергнувший демократически избранного президента, во имя восстановления демократии, и позже убитый восставшими солдатами.

Фор Гнассингбе

Фор Гнассингбе

Фор Гнассингбе – классический «наследный принц», получивший власть из рук преданных отцу военных, и сохраняющий авторитарный характер режима в интересах правящего клана.

Великий Бенин

Великий Бенин

В погоне за золотым песком, райскими семенами и другими благами португальский мореход вместе со своей командой отправляется в Великий Бенин. Однако по прибытии на родину главным поводом для гордости оказывается не перец и не бронзовые скульптуры, а «черная слоновая кость».


Майк Кэдмен: Южная Африка. Путеводитель

Феномен

Южная Африка — это мир первозданной природы, леса, полные диковинной жизни, отвесные скалы и глубокие долины, саванны, выжженные пустыни и бесконечные океанские пляжи, это страна, которая отражает весь мир. Здесь великолепные курорты с их бурным ритмом жизни соседствуют с маленькими городками, где время словно остановилось.