Правители Африки: XXI век

2011-2014: Майкл Сата

Президент  Замбии (23.IX.2011-28.X.2014)

Майкл Сата
Полное имя Майкл Чилуфья Сата

Michael Chilufya Sata

Родился 6.VII.1937, деревня Читулика близ Мпика,

Северо-Восточная провинция,

Британский протекторат Северная Родезия

Умер (77 лет) 28.X.2014, Лондон, Великобритания
Президент 23.IX.2011-28.X.2014
Этнос  Биса (бемба)
Вероисповедание Христианин

Майкл Сата – оппозиционер, популист, демагог, «король-кобра», который загипнотизировал нацию.
Детство и происхождение Саты, как и некоторых других африканских лидеров, на протяжении жизни оспаривались политическими оппонентами, с целью исключить их участие в выборах по формальным основаниям. Например, утверждалось, что его родители происходят с территории современной Танзании, а сам он переселился в Северную Родезию только в возрасте 9 лет. Как бы то ни было, первое послешкольное образование Саты обеспечили протестантские миссионеры. Обучение в семинарии или катехизической школе с перспективой стать священником было одной из немногих возможностей получить образование и выбиться в люди для провинциальных жителей африканской глубинки. Сата получал религиозное образование в течение нескольких лет, но так его и не завершил и священником не стал.
Вместо этого в 1957 году он стал полицейским на службе колониальных властей Северной Родезии. В это время разворачивалось движение за независимость, и усилились столкновения между белым и черным населением; белая полиция не справлялась, поэтому англичанами было принято решение сформировать подразделение полиции «из местных». Около 1960 года он либо был уволен за какие-то правонарушения (как утверждали его противники), либо за помощь борцам за независимость в качестве информатора среди полиции – ясности нет никакой. В 1961 году он уже работал в строительной фирме, где быстро стал одним из ярких профсоюзных лидеров отрасли. Очевидно, именно тогда завязались его первые политические контакты, так как профсоюзы активно сотрудничали с Кеннетом Каундой и его партией UNIP. Эта партия поддерживалась СССР, поэтому – любопытный факт – в 1963-1964 годах Сата проходил обучение в Советском Союзе в качестве прогрессивного профсоюзного лидера. Однако после получения Замбией независимости и прихода Каунды к власти Сата не получил никаких постов. Уже тогда он демонстрировал большую активность и способности к интриге, так что, Каунда, похоже, предпочел его в команду не брать.
В итоге, Сата был вынужден уйти в бизнес. То, чем он занимался, стоит перечислить – открыл консалтинговую компанию в сфере строительства, основал Институт Управления персоналом, работал в компании, занимающейся изготовлением чучел. Наконец, в 1970 году он уехал в Великобританию, где работал дворником на железнодорожном вокзале Виктория – факт, который в дальнейшем получил широкую известность. Через три года он вернулся в Замбию, где работал в разных частных компаниях.
В 1981 году Сата вернулся в политику, пока что региональную, на должность советника муниципалитета Баулени. Постепенно ему удалось наладить отношения с Каундой, и в 1985 году он получил должность губернатора столицы Лусаки. На этом посту он впервые получил широкую известность, так как был не похож на обычного чиновника: очень активный, язвительный, острый на язык, не боящийся конфликтовать. В конце 1980-х он стал членом парламента и, наконец, министром децентрализации. Всё это не помешало ему в 1991 году, когда стали очевидны грядущие изменения политического строя, со скандалом уйти из правительства, обвинив Каунду в диктаторстве и других грехах (говорят, расстроенный президент даже сказал: «так вроде не делается…»). Сата переметнулся в стан оппозиции, вступив в MMD, что позволило ему остаться во власти и работать в качестве министра в правительстве при следующем президенте Чилубе.
В 2001 году Сата пытался стать преемником Чилубы на посту президента, однако в результате MMD выдвинула другого кандидата – Мванавасу. После этого Сата вышел из партии и основал собственную – Патриотический Фронт (PF). Начиная с этого времени Сата на протяжении 10 лет был одним из основных оппозиционеров, дважды проиграв президентские выборы в 2006 и 2008 годах, но каждый раз занимая второе место. За острый язык, популизм, нападки на власть он получил прозвище «король-кобра». Очевидно, он был чем-то вроде Жириновского по стилю общения и экспрессии.
Одной из главных тем, которые эксплуатировал Сата, были антикитайские настроения. Работа китайских компаний, с китайским менеджментом и местными рабочими, со временем действительно превратилась в проблему, так как правительство старалось вообще не вмешиваться в их работу, а китайцы вели себя как колонизаторы – похлеще англичан. Поэтому ощущение ограбления страны иностранными пришельцами присутствовало у многих. Сата пошел дальше и, подогревая националистические настроения, протестовал против приезда вообще любых китайцев в Замбию (в страну приезжали не только китайские управленцы, но и китайские фермеры, селившиеся в деревнях и выращивавшие, например, кур). Антикитайскую тему он эксплуатировал и перед выборами 2011 года – когда, наконец, смог их выиграть.
Победа Саты на волне популистских обещаний (больше рабочих мест, больше денег) и антикитайской риторики вызвали обеспокоенность за рубежом – инвесторы опасались гонений, доноры – разбазаривания выделяемых средств на популистские, но экономически неэффективные проекты. Поэтому новому президенту пришлось отчасти дезавуировать свои собственные заявления. В отношении китайских инвесторов Сата, например, заявил, что приветствует их работу, однако они должны соблюдать трудовое законодательство, улучшить условия труда рабочих. Одновременно он подчеркнул, что в Замбии рады любым иностранным инвесторам. Однако лично Сата был крайне скомпрометирован своей прежней антикитайской риторикой в глазах инвесторов (еще бы, в 2006 году он грозился признать Тайвань!). Поэтому контакты с китайскими фирмами (крайне важная сфера с большими денежными потоками) осуществлялись через вице-президента Гая Скотта, который был белым потомком англичан-колонизаторов, и которого невозможно было заподозрить в национализме.
В конечном счете, в отношении китайских и других иностранных компаний новое правительство стало проводить более строгую политику, требуя улучшения условий труда и большее вовлечение местного населения в деятельность (например, найм рабочих, больше субподрядов замбийским компаниям). Сата публично и резко осаживал иностранные компании, вставая на сторону граждан Замбии – в этом смысле ситуация для наёмных работников улучшилась, по сравнению с тем, что было при Банде.
Обещанное Сатой повсеместное благополучие, впрочем, не наступило – ни через 60 дней, как он обещал перед выборами, ни позже. Почти сразу стала очевидна необоснованность популистских заявлений. К тому же, сам глава государства начал демонстрировать некомпетентность: не прошло и недели с момента вступления в должность, как Сата назначил 10 новых членов парламента – по закону он мог назначить только 8, и это пришлось публично разъяснять новому президенту. Очевидно, быть президентом оказалось сложнее, чем демагогом-оппозиционером.
Кабинет министров Саты состоял в значительной мере из родственников и представителей племени бемба (хотя трибализм в замбийской политике присутствовал всегда, он всегда же осуждался как порок, и предыдущие президенты старались его избегать). Хотя Сата развернул настоящее преследование своего предшественника Банды, обвиняя его в коррупции, его кабинет оказался полон такими же коррупционерами. Об этом впоследствии открыто заявил один из ближайших соратников Саты, Винтер Кабимба; не обвиняя лично Сату, он отметил, что президент со временем перестал в полной мере контролировать государственный аппарат, а правительственные программы, такие как инвестиционный фонд развития территорий и фонд поддержки фермерства, были значительными источниками коррупции.
В качестве главного экономического достижения правительство Саты всегда называло диверсификацию экспорта – действительно, объем экспорта продукции сельского хозяйства превысил 1 млн. долл. Однако здесь новый президент не был оригинален – развитие сельского хозяйства началось еще при Банде, и правительство Саты всего лишь продолжило прежнюю политику. В целом же, Сате не повезло с мировой конъюнктурой – цены на медь стали снижаться, инвестиции сократились (их пик пришелся на 2012 год, потом они только уменьшались). Возможностей вести такую же активную политику развития инфраструктуры, как в «тучные годы» при Банде, уже не было. Поэтому для реализации текущих проектов правительство просто залезло в долги, выпустив евробонды.
В ноябре 2013 года Сата учредил комиссию для разработки новой конституции, которая должна в большей мере обеспечить, как он выразился, «стабильность» для Замбии. Справедливости ради следует отметить, что работа над новым основным законом была начата еще при Мванавасе. В числе предлагаемых изменений присутствовали и новые правила избрания президента – вместо избрания простым большинством голосов (когда небольшой процентный разрыв между кандидатами провоцировал беспорядки) предполагалось введение 50% барьера для избрания, а если он не достигнут – проведение второго тура голосования. Устранялись и проблемы, связанные с «происхождением» кандидатов в президенты – этой уловкой пользовались власти для устранения неугодных. Были в проекте и противоречивые новшества – например, Замбия объявлялась «христианской нацией, терпимой к другим религиям, пока они не нарушают христианские принципы».
Примерно через год после нахождения у власти здоровье пожилого президента начало ухудшаться. Еще в 2008 году у него был инфаркт, начиная с 2013 года он стал болеть и пропадать из поля зрения. Характер его недуга оставался неизвестным, так как президент предпочитал отрицать наличие каких-либо проблем со здоровьем. Однако в течение 2014 года плохое состояние здоровья Саты стало очевидным для многих. Начиная с июня он не появлялся на публике два месяца. Оппозиция начала призывать к отставке президента, а в окружении Саты активизировалась борьба фракций. Но сам президент не признавал, что болен, отшучиваясь, что «я еще не умер».
В сентябре 2014 года президент из-за плохого самочувствия не смог выступить в ООН. Наконец, 20 октября он официально убыл на лечение в Англию, оставив «на хозяйстве» министра обороны Лунгу (а не вице-президента Скотта, что впоследствии вызвало юридическую неопределенность). О кончине президента Саты в Лондоне от «неназванной болезни» было объявлено 28 октября. Временным главой государства стал вице-президент Скотт – первый белый глава африканского государства после окончания эпохи колониализма.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Анж-Феликс Патассе

Анж-Феликс Патассе

Анж-Феликс Патассе был демократически избранным, а позже – демократически переизбранным президентом. Несмотря на это, жестокие реалии политики в Центральноафриканской республике были далеки от демократии в ее западном понимании.


Фостен-Аршанж Туадера

Фостен-Аршанж Туадера

Туадера – демократически избранный президент, призванный вывести страну из кризиса гражданской войны.

Омар аль-Башир

Омар аль-Башир

Омар аль-Башир – один из самых одиозных африканских диктаторов, первый президент, который был обвинён Международным уголовным судом в геноциде и военных преступлениях, еще находясь в должности.

Африканский гамбит

Африканский гамбит

Узлы противостояния между Британской империей и новым союзом России, Франции и Германии затягиваются все туже. Русские резиденты в Африке вполне успешно руководят выступлениями против господства англичан.


Азия и Африка в Первой мировой войне: история в наградах

Азия и Африка в Первой мировой войне

Книга доктора исторических наук О.Н.Розанова посвящена событиям Первой мировой войны, в которые были вовлечены страны, территории и народы Азии и Африки.