Правители Африки: XXI век

2014-2015: Гай Скотт

Президент  Замбии (29.X.2014-25.I.2015)

Гай Скотт
Полное имя Гай Линдси Скотт

Guy Lindsay Scott

Родился 1.VI.1944, Ливингстон, Южная провинция,

Британский протекторат Северная Родезия

Умер Нет
И.о. президента 29.X.2014-25.I.2015
Этнос  Шотландец
Вероисповедание Христианин

Гай Скотт – первый белый, который был, пусть и недолго, главой независимого африканского государства.
Скотт родился в Северной Родезии, в семье выходцев из Великобритании – шотландского доктора и англичанки. Семья не теряла связи с метрополией – университетское образование Гай получил в Англии, в университете Суссекса и Тринити Колледже (Кембридж).
Будущий глава государства поступил на государственную службу в 1965 году, заняв должность в министерстве финансов. Параллельно с этим он занимался журналистикой и бизнесом, основав в 1970 году инвестиционную компанию в сфере сельского хозяйства. Его впоследствии характеризовали как удачливого бизнесмена.
В 1990 году Скотт вступил в новую политическую силу MMD, в которой занял пост председателя аграрного комитета; в 1991 году он получил место в парламенте от MMD и был назначен министром сельского хозяйства, продовольствия и рыболовства. На этом посту он отличился во время продовольственного кризиса 1991-1992 годов, когда засуха уничтожила урожай маиса (основного продукта питания большинства замбийцев) и над страной нависла реальная угроза голода. Проблема была еще и в том, что маиса не было на всем юге Африки, из-за той же засухи. Скотт смог оперативно закупить и доставить маис, чем определенно спас положение. Для себя он заработал «имя» и стал узнаваемым и уважаемым политиком.
В 1996 году Скотт покинул MMD и пытался создать собственную политическую силу. В конце концов, он сошелся с Сатой в рамках созданной тем PF, и в 2006 году был снова избран в парламент от этой партии. С Сатой его связывали дружеские отношения. Кроме того, в преддверии выборов 2011 года Скотт был в числе основных партийных спонсоров. Поэтому неожиданное для многих решение Саты назначить Скотта на пост вице-президента не является таким уж неожиданным.
Скотт, безусловно, ощущал себя в какой-то мере «белой вороной» — белым начальником в стране, где чернокожие составляют 98% населения. В существование белого африканского лидера не поверил даже президент США: когда Скотта представили Бушу как вице-президента Замбии, тот решил, что его разыгрывают.
Скотт считал, что его статус в государстве подтверждает зрелось замбийского общества и отсутствие предубеждения против белых. Тем не менее, он понимал, что его положение уникально и уязвимо, и был вынужден «на показ» демонстрировать лояльность народу Замбии. Так, о себе он говорил, что он «белый замбиец, но не представляет интересы белых». Он вынужден был быть, фигурально выражаясь, «святее папы Римского», то есть, быть большим «чернокожим», чем они сами. Например, он публично защищал политику президента Зимбабве «Боба» Мугабе, заявляя, что «понимает его» — при том, что Мугабе известен террором в отношении белого населения и отъемом земель белых фермеров.
На посту вице-президента Скотт выполнял две важные задачи. Во-первых, он отвечал за контакты с китайскими компаниями, которые были крупнейшими инвесторами в экономику Замбии. Самому президенту Сате это было делать не с руки, так как свою политическую карьеру он долгие годы строил как раз на антикитайских лозунгах. В то же время Скотт, будучи белым, выглядел для китайцев почти таким же чужаком в населенной черными стране, и отлично подходил на роль правительственного куратора замбийско-китайских отношений. Во-вторых, именно Скотту приходилось выполнять в правительстве роль «медиатора» при своём несдержанном на язык боссе, и примирять президента со своими министрами после размолвок. «Это нелегко, быть вице-чемнибудь», — невесело шутил в интервью сам Скотт.
Важно отметить, что Гай Скотт, конечно, не был «номером 2» властной вертикали, его вице-президентство лишь отражало меру личного доверия, которую питал к нему Сата. Это доверие наверняка не предполагало политической власти. Действительно, за все время правления Саты, когда президент покидал страну, Скотт ни разу не был назначен исполняющим президентские обязанности, это поручалось другим людям. Когда Сата уезжал в свою последнюю поездку на лечение в Лондон 20 октября 2014 года, исполнение президентских обязанностей он возложил на действительно влиятельного министра обороны Эдгара Лунгу, а вовсе не на Скотта. Лунгу и Скотт относились к соперничающим фракциям внутри кабинета.
После кончины Саты 28 октября возникла неопределенность с тем, кто является отныне главой государства. С одной стороны, уже был исполняющий обязанности президента – Лунгу, назначенный Сатой. Лунгу считал, что лишить его статуса и.о. мог лишь сам скончавшийся президент, либо вновь избранный глава государства. Соответственно, он рассчитывал оставаться исполняющим обязанности вплоть до выборов нового президента. С другой стороны, в конституции была норма об исполнении обязанностей президента его вице-президентом, в случае «его отсутствия», без упоминания ситуации, когда и.о. президента уже назначен. Норма была прописана неясно и шансы Скотта получить президентство были шаткими – но, как это нередко бывает в Африке, сработали связи. Генеральный прокурор Мвенье, который был союзником Скотта, объявил, что обязанности президента по конституции переходят к Скотту, а соответствующие функции Лунгу прекратились после кончины президента. Лунгу был вынужден уступить и Скотт вступил в должность 29 октября. Зрелище, когда выстроившиеся в ряд и увешанные наградами чернокожие генералы в парадной форме отдают честь и присягают новому белому президенту, было эпическим. По слухам, далеко не все военные сделали это с легким сердцем, а сам Скотт не напрасно опасался за свою безопасность.
Основной задачей нового временного главы государства была организация президентских выборов в 90-дневный срок. Внутри правящей PF немедленно развернулась борьба за то, кто будет президентским кандидатом, которая вылилась в открытый конфликт. Самой мощной группировкой была фракция министра обороны Эдгара Лунгу, которого поддерживали министр финансов Чикванда (также лидер всех бемба в партии) и мэр столицы Муленга Сата, сын скончавшегося президента. Очевидно, и сам Майкл Сата видел Лунгу в качестве своего преемника. Позиции Скотта были слабее, он пользовался поддержкой Винтера Кабимбы, однако последний не так давно проиграл аппаратную борьбу Лунгу и был уволен с поста генерального секретаря партии. Самое главное, у Скотта не было сильного кандидата на президентский пост, — сам он не мог баллотироваться из-за того, что его родители не были уроженцами Замбии (конституционное ограничение), а Кабимба не был популярен.
Тем не менее, Скотт попытался бороться. В качестве и.о. президента он получил пост временного председателя правящей партии, и уже в начале ноября 2014 года он сместил Лунгу с поста генерального секретаря. Маневр не удался – уже через день Скотт был вынужден восстановить его в должности после уличных протестов. В свою очередь, в конце ноября Лунгу смог организовать исключение Скотта из партии за «нарушение партийной конституции и неконституционные действия». Хотя Скотт остался действующим президентом, возможности влиять на выдвижение кандидата от партии у него уменьшились. 30 ноября Лунгу был избран председателем партии и кандидатом в президенты Замбии. После этого Скотт изрядно растерял политическое влияние; в декабре 2014 года 14 из 17 министров его правительства обратились к нему с просьбой уйти в отставку, которую он, впрочем, отклонил. После победы Лунгу на президентских выборах Скотт планово передал ему власть.
Сторонники Лунгу впоследствии обвиняли Скотта в плохом управлении, в частности, в том, что на момент инаугурации Лунгу запасов топлива в стране хватало только на полдня потребления. Было высказано подозрение, что Скотт сознательно саботировал поставки топлива, чтобы в самом начале правления скомпрометировать нового президента. Сам бывший и.о. отмахивался от обвинений и сваливал всё на плохую работу кабинета министров – того самого кабинета, который в декабре просил его уйти в отставку.
На парламентских выборах 2016 года Скотт решил не выставлять свою кандидатуру, однако кандидатуру выставила его жена Шарлотта – тоже белая, уроженка Лондона. Шарлотта Скотт – 53-летняя самостоятельная политическая фигура, экономист, работала в структурах ЮНИСЕФ в Замбии, то есть, ее нельзя считать «тенью мужа». Тем не менее, очевидно, что именно 72-летний муж сподвиг её побороться за освободившееся парламентское кресло – или освободил это кресло для неё. Выборы Шарлотта Скотт проиграла своей чернокожей сопернице Маргарет Мванакатве, другой известной женщине-политику и выдвиженке Лунгу, однако добилась аннулирования результатов в Верховном суде. Разбирательство идет и в настоящее время.

 

© В.Г. Кусов, оригинальный текст на основе перевода статей на русский язык (2017)


Хотите узнать больше?

Лоран Гбагбо

Лоран Гбагбо

Лоран Гбагбо на протяжении жизни иногда оказывался в тюрьме, под конец став подсудимым Гаагского трибунала.


Алассан Уаттара

Алассан Уаттара

Алассан Уаттара – выходец из королевской семьи и экономист МВФ, на протяжении десятилетий отстаивавший права этнического меньшинства и, наконец, добившийся президентского кресла после кровавой гражданской войны.

Лоран-Дезире Кабила

Лоран-Дезире Кабила

Революционер, главарь контрабандистов, хозяин затерянной в лесах страны, мятежник, убийца и, наконец, президент: отличный пример африканского политика второй половины XX века.

Битва под Эль-Аламейном. Поражение танковой армии Роммеля в Северной Африке

Битва под Эль-Аламейном

В книге рассказывается о событиях Второй мировой войны в Северной Африке близ маленькой железнодорожной станции Эль-Аламейн осенью 1942 года. Автор использует документальные источники: письма Роммеля, телеграммы Гитлера, доклад командования австралийской дивизии о ходе кампании.


Шепот Вуду. Древние знания народов Африки

Шепот Вуду

Пришло время развеять мифы о Вуду, существующие в европейском сообществе. В этой книге автор, практикующая жрица Вуду расскажет о том что такое Вуду на самом деле.